Оцените материал

Просмотров: 17670

Империя все еще наносит ответный удар

Илья Кукулин · 05/08/2009
Общество – ни мировое, ни локальное – невозможно воображать себе как целое, потому что не существует единой точки зрения, с которой такое целое можно было бы увидеть

Имена:  Ōцуки Гэнтаку · Владислав Горегляд · Никлас Луман · Николай Резанов · Симура Хироюки

©  The Kyushu University

Иллюстрации одной из рукописей «Канкай Ибун»

Иллюстрации одной из рукописей «Канкай Ибун»

В прошлом обзоре мы начали говорить о том, почему опасно представлять себе общество как единое нерасчлененное целое, связанное с другими обществами только отношениями господства или подчинения. Для того чтобы узнать, возможна ли другая картина мира, придется обратиться к книге, написанной зубодробительно тяжелым языком (правда, переведена она с максимально возможной доходчивостью), — работе выдающегося немецкого социолога Никласа Лумана «Самоописания». Это, собственно, заключительная часть его главного исследования «Общество обществ» (по-немецки она была опубликована в 1997 году), наконец вышедшая по-русски, — остальные четыре в разные годы уже выходили отдельными книжками.

Луман ставит вопрос следующим образом: как можно помыслить современное общество, охватывающее весь мир? Его ответ: общество — ни мировое, ни локальное — невозможно воображать себе как целое, потому что не существует единой точки зрения, с которой такое целое можно было бы увидеть. Общество может наблюдаться и описываться только множеством наблюдателей с разными точками зрения, потому что у каждого из них — свое «слепое пятно». Любой, кто возьмется описывать социум, будет пристрастно выделять в нем ту или иную функциональную систему: образование, экономику, медиа, etc.

Именно поэтому сравнивать «целую» Россию или «целые» США с «целым» Китаем, как это делает герой предыдущего обзора Джованни Арриги, некорректно. Если сравнивать китайских рабочих из крупных городов с их американскими собратьями по классу, то придется сравнивать и китайских торговцев-гастарбайтеров — но уже не с американскими, а, вероятно, с киргизскими или дагестанскими аналогами в России. Или китайских диссидентов — с советскими или нынешними российскими нонконформистами, а руководство компартии Китая — с их коллегами и единомышленниками из руководства «Единой России». Целостной картины Китая не получится: страна дешевых товаров; электронного аутсорсинга; цензуры в интернете; замечательной литературы, частично пребывающей в эмиграции; впечатляющего кинематографа и режима, который угрожает Тайваню и осуществляет репрессии в Тибете, — все это формально одна страна. Но разные грани ее существования не могут быть описаны с одной точки зрения, «подверстаны» под одну всеобъемлющую теорию. То же самое можно сказать о любой другой стране, в том числе и о России: риторика в духе «Ты и убогая, ты и обильная» лишь имитирует решение проблемы.

©  The Kyushu University

Иллюстрации одной из рукописей «Канкай Ибун»

Иллюстрации одной из рукописей «Канкай Ибун»

Никлас Луман — тоже моралист, да еще какой, но его морализм намного более продуктивен, чем у Арриги, потому что критика австрийского социолога направлена не на политиков, а на позицию интеллектуала, который стремится думать о современном обществе. Именно поэтому, несмотря на тяжелый, перенасыщенный философскими терминами язык, читать его очень интересно.

«Ни один из избранных [нами социологических] подходов не может притязать ни на окончательную значимость, ни на функцию судьи над всеми остальными. Каждый подход слепо работает над тем, что касается его самого. Но в то же время [в обществе] не существует ничего, что принципиально не поддавалось бы обозначению и на основании своей “сущности” было бы покрыто тайной <...> Отчетливо распознаваемое недовольство всем, что предлагается сегодня, могло бы стать плодотворным началом».

Благодарим магазин «Фаланстер» за предоставленные книги
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›