Хуже всего получается в последнем романе «Витч».

Оцените материал

Просмотров: 16421

Случай Бенигсена

Марк Липовецкий · 04/04/2011
Стараясь возродить и обновить гротескный реализм, писатель, не желая и не замечая того, заставляет задуматься о возможностях этого типа письма в сегодняшней культуре

Имена:  Всеволод Бенигсен

©  Предоставлено издательством АСТ

Всеволод Бенигсен

Всеволод Бенигсен

Мы спорили бы очень долго, но, по счастию,
тут со скамейки свалился какой-то ребенок и сломал
себе обе челюсти. Это отвлекло нас от нашего спора.
А потом мы разошлись по домам.
Д. Хармс. «Сонет»


О Всеволоде Бенигсене я впервые услышал от екатеринбуржской коллеги, в застольной беседе пересказавшей в деталях его повесть «ГенАцид». После этого замечательного пересказа, звучавшего как свежий и остроумный анекдот, сама повесть немного разочаровала, напомнив одновременно Войновича (Бенигсен сам признается в этом влиянии) и Пьецуха времен «Центрально-Ермолаевской войны», но, несомненно, запомнилась. Потом в издательстве «Время» (оно же опубликовало и книжный вариант «ГенАцида») вышел роман «Раяд», попавший в шорт-лист премии «НОС» этого года. В мае издательство "Астрель" выпустит новейший роман Бенигсена «Витч».

Все эти тексты плюс три рассказа, напечатанные в «Знамени», достаточно полно представляют «принцип Бенигсена». И в то же время за ними угадывается любопытная тенденция.

Начнем с того, что Бенигсен безусловно талантлив. Во-первых, он обладает чутьем на интеллигентские мифологии, на старые и новые «великие нарративы», сидящие в мозгу в качестве готовых ответов на всевозможные fuck-ups, преподносимые текущей историей. Допустим, русская литература как основание российской идентичности и совокупная национальная идея: об этом «ГенАцид» (название расшифровывается как «генеральная национальная идея»). Или абсурдность власти и готовность интеллигенции подыгрывать этому абсурду (рассказ «ПЗХФЧЩ!»). Или врожденная хаотичность «народной массы» и опасность всяких попыток упорядочивания этого хаоса силами разума, культуры или насилия (об этом и «ГенАцид», и «Раяд»). «Раяд» к тому же напрямую разворачивает популярную не только среди футбольных фанатов, но и столичной интеллигенции мысль о том, что все зло — от «понаехавших». Последний роман Бенигсена, «Витч», обыгрывает идею о «совковости» диссидентского движения — тоже, прямо скажем, не первой свежести.

Все эти дискурсы (чего уж там, это они и есть) анонимны до фольклорности, и в то же время именно вокруг этих блочных идей и их производных идут бесконечные дискуссии в любом ЖЖ и на любом телевизионном ток-шоу. Короче говоря, Бенигсен, подобно художнику Грише Брускину, собирает «фундаментальный лексикон», но не советского языка, как на известной картине, а массовой постсоветской интеллигенции — особенно в последнем советском поколении, к которому принадлежит писатель (1973 года рождения).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • rupoet
    Комментарий от заблокированного пользователя
Все новости ›