Я не призываю к войне, я предлагаю проводить внятные границы между современной гуманитарной культурой и культурой ИТР.

Оцените материал

Просмотров: 17034

«И бездна ИТР...»

Марк Липовецкий · 22/04/2010
Подходы, предлагаемые ИТР-эстетикой, заточены на упрощение и ведут в конечном итоге к репрессии – культурной, и не только

Имена:  Виктор Пелевин · Виктор Шендерович · Владимир Сорокин · Дмитрий Быков · Елена Фанайлова · Мистер Паркер · Сергей Лукьяненко

©  2004 Estate of Alfred Jensen

Альфред Йенсен. Негативная электрооптическая сила, позитивная электрооптическая сила. 1975

Альфред Йенсен. Негативная электрооптическая сила, позитивная электрооптическая сила. 1975

Всякий читатель интернета, как, впрочем, и многих бумажных литизданий, вероятно, согласится с тем, что в современном культурном поле весьма значительное место занимает литературная (и не только) эстетика программистов, математиков и физиков и менеджеров – одним словом, эстетика итээров, если использовать старинное советское выражение «инженерно-технические работники». Хочу быть правильно понятым: речь не об образовании и не о профессии (хотя и эти факторы некую роль все же играют). С одной стороны, каждый знает немало программистов или химиков, способных дать фору самому продвинутому филологу (кто, скажем, редактирует раздел, для коего я сочиняю эту колонку?). А с другой – выразителями итээровской эстетики могут быть персонажи, закончившие Литинститут или РГГУ. (К примеру, М. Веллер и С. Минаев – типичные итээровцы по своей идеологии, даром что один закончил филфак ЛГУ, а другой – Историко-архивный институт в составе РГГУ.)

Речь о разных системах представлений о современной культуре и культурной деятельности, даже о типах мышления, сосуществующих в сегодняшней словесности, где бы она ни разворачивалась – на бумаге или в интернете. Сосуществуют эти эстетики с давних пор по политическим и прочим «внелитературным» причинам – как интеллигентские, а следовательно, объединенные общими целями и интересами. Однако, на мой взгляд, это сосуществование становится все более вредным для «нашей» культуры, разделяющей те представления о культурной деятельности, искусстве и – да, обществе, которые сложились под непосредственным воздействием постмодернизма, постструктурализма, феминизма, постколониализма и прочих интеллектуальных конструкций последних трех десятилетий.

Итээровская культура возникла, конечно, не сегодня. Еще Мандельштам жаловался в воронежских стихах на «бездну ИТР». Но в 60-е годы именно эта среда молодых ученых и инженеров стала «советским средним классом» и самым многочисленным оппонентом сталинизма, хотя диссидентство скорее отпугивало итээров, чем привлекало, несмотря на то что Сахаров был порождением именно итээровской среды. Именно эта рационалистическая и скептическая среда породила не только КВН, но и стала главным потребителем – и стимулятором! – таких разных, но в целом либеральных явлений, как, скажем, бардовская песня и Стругацкие, театр «Современник» и «молодежная проза», романы, например, В. Дудинцева или Д. Гранина и структурная лингвистика, как и многого другого. Вообще же в эстетическом плане для итээровской культуры характерен «пропуск» модернизма при избирательном фанатизме по поводу отдельных модернистов (чей модернизм яростно отторгается) – ярчайший пример «Мастер и Маргарита» как «наше все». (Как заметил И. Кукулин, для многих представителей этой культуры в 60–70-е характерно нерефлектированное продолжение модернистских поисков при декларативном их отторжении.)

Неудивительно, что, хотя отдельно от итээровской культуры развивался эстетический андеграунд, ею остались не замечены ни Венедикт Ерофеев, ни Саша Соколов. Равнодушной она осталась и к концептуализму (хотя стихи Пригова о «милицанере» рассмешили и итээров). Сорокин вызвал стойкое отвращение. Акунин понравился, льстя «эрудиции» и щекоча самолюбие (не Бушкова читаем!). Но, конечно, главная любовь досталась Шендеровичу и Гоблину, как ни странно смотрится это сочетание! Сложнее с Пелевиным: он, безусловно, вырастает именно из итээровской культуры, причем поздней, осложненной интересом к оккульту и эзотерике, но чем дальше, тем сильнее от нее удаляется: самым дальним «уходом» мне представляется его роман «Священная книга оборотня» (2004) – лучший, на мой, «гуманитарный», вкус.

В чем же отличительные признаки итээровской эстетики? Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:16

  • atomniy· 2010-04-22 14:07:56
    О да, какая тема!!
    Совершенно аллергическая реакция на весь этот способ мышления (а он очень четок и оформлен).
    "Смысл и человечност" - тоже сверхеценность. В говнороке есть, а во всей другой музыке нет.

    Я работаю с визуальным искусством - там это проявляется в желании зрителя к "пояснениям".
    Т.е. понятно, после концептуализма все ждут комментария к работе, и есть действительно дискурсивные работы, но елки-палки, визуальное искусство на то и визуальное, что к разъяснению не сводится. И глаза есть у всех - смотреть можно хотя бы и на самом "наивном" уровне.
    Но нет, все должно быть переведен в понятийний, сигнификативный язык.

    Четко по Гегелю, на самом деле: искусство это выражение нечеловеческого в понятной для людей форме - т.е. в форме понятийного мышления. Все что вне логики языка должно быть отброшено.
    Поэтому "художник хотел сказать...". Охох.

    Почему так злит?
    Потому что все это претендует на ту самую "человечность", естественность, искренность, гуманизм в конце концов. Но уже давно и полностью аппроприировано и культурной индустрией, и современной политикой.
    В результате - это просто риторика, успокаивающий самообман для для людей с высшим естественнонаучным (или гуманитарным, без разницы) образованием, оказавшихся в мире менеджеров.
  • ehlzas· 2010-04-22 15:08:32
    Прошу прощения. В конце и на Бабицкую и на Фанайлову ссылка оба раза на Бабицкую с материалом о Быкове.
  • soroka· 2010-04-22 15:09:20
    Спасибо за текст.


    Поправьте, пожалуйста, ссылку на "Лена и люди"
Читать все комментарии ›
Все новости ›