Даже дипломатичные коллеги из «Культурной инициативы» не сдержались.

Оцените материал

Просмотров: 9618

Их поразил контраст

Станислав Львовский · 22/06/2012
Защита Месяца, премиальные вопросы, беседы о Лосеве, последнее стихотворение Шимборской и Горнон на видео

©  www.saatchionline.com

Мартина Крупикова. Трамвай №17

Мартина Крупикова. Трамвай №17

• Ну что же — напоследок положен длинный выпуск за отчетный период. «Новый мир» (№ 5, 2012) публикует стихи Юрия Кублановского, Марии Ватутиной и Виктора Куллэ. Геннадий Каневский рецензирует одну книгу и одну публикацию киевской поэтессы Натальи Бельченко. А Елена Горшкова пишет о книге Николая Звягинцева «Улица Тассо»: «Читателю Звягинцева имело бы смысл представлять облик описываемых городов — например, процитированный выше текст о Нижнем Новгороде должен вызывать в памяти вид на слияние Волги и Оки и мост. Стихотворение “В Рязани теплая зима” становится понятнее, если знать, что в Рязани есть традиционное место, где молодожены вешают замки в знак вечной любви, — набережная в Кремле; замки украшают ограду над невысоким обрывом». Центральный критический материал номера — статья Вадима Месяца, формально посвященная защите Андрея Баумана от Дмитрия Кузьмина, а на самом деле — более широкой полемике с последним. Текст имеет все характерные черты среднестатистического полемического текста, направленного против Кузьмина, — сравнение с большевиками (в данном случае — с Троцким), обвинения в стремлении к монополизации etc. Все это мы читали столько раз, что выучили аргументы наизусть. Ничего нового по сравнению со своими предшественниками текст читателю не предлагает; аргументы, выдвигаемые Месяцем в защиту Баумана при живом Круглове, также не вызывают особого интереса. Увы. Ну и то дело, лето, сезон скучный, надо же как-то поддерживать градус полемики.

• «Волга» (№ 5—6, 2012) предлагает нашему вниманию стихи Игоря Караулова, Сергея Слепухина, Германа Власова, Алексея Порвина, Марины Палей и Жанны Сизовой: «Дорога к Ла-Маншу висит в середине неба, / не закрепленная видами справа-слева. / Ты можешь смотреть только вперед. / Вид за твоей спиной / закрывается пеленой. / Сегодня двадцать четвертое января. Из этой даты / латунью налиты латы. Наколенник календаря. / Впереди чернеют поля. Гребнем выровненные поля. / Зайцы. Белые зайцы кромсают мили. / Цветут акации. Запах ванили. / Подползает сумрак, грозящий сном. / Деревья, окутанные вьюном. / Нужно успеть не проворонить шанс: / до темноты обрести Ла-Манш». Здесь же Андрей Пермяков рецензирует книгу Ганны Шевченко «Домохозяйкин блюз». В «Звезде» (№ 6, 2012) имеет место беседа Ирины Чайковской с Соломоном Волковым «Загадки жизни и творчества» о Льве Лосеве. «Из всей компании своих приятелей он был единственный “барчук”. В его воспоминаниях “Тулупы мы”, где как раз все эти хулиганские акции описаны, говорится, в сущности, что он подстраивался под этот “неофутуризм”. Совместить “их” и “его” мне крайне затруднительно. Никто из американских знакомых Лосева никогда не видел его в “хулиганской” ипостаси. Неужели он так разительно переменился в Америке? Вот ведь Бродский в США остался прежним... Была любопытная история. В “Истории культуры Санкт-Петербурга” у меня есть специальный раздел о том, как в Питере увлекались алкоголем, наркотиками. И многие разрушали свою личность, шли на дно. Я процитировал Лосева из “Тулупы мы”: “Всем хорошим во мне я обязан водке”. И потом привел последнюю строфу его стихотворения: “Что пропало, того не вернуть. / Сашка, пой! Надрывайся, Абрашка! / У кого тут осталась рубашка — / не пропить, так хоть ворот рвануть”. В 1995 году книга эта вышла сначала на английском. И дальше произошло вот что — мне об этом Лосев рассказал. Лосевские студенты в Дартмутском колледже показали ему эти пассажи, переведенные на английский, и сказали: “Так вот вы какой!” Их поразил контраст между застегнутым на все пуговицы человеком, в очках, при галстуке, говорившим тихим голосом, логично, правильно — он ведь был образцовым профессором! — и этим хулиганом, разгильдяем и пьяницей, образ которого возникал после чтения книги. Они никак не могли соотнести этот образ со своим уважаемым профессором. А когда он через несколько лет после этого поехал в Москву — неудачная его поездка, — то там было все наоборот. Там ожидали увидеть “колоритного пьяницу”, а их взору предстал человек в футляре “заурядного вида” — это все лосевские определения», — говорит, в частности, Волков. В этом же номере Лиля Панн размышляет о стихах Олега Вулфа, а Кирилл Бутырин — о Николае Тихонове. В «Неве» (№ 6, 2012) — стихи Александра Кушнера и текст Михаила Владимирова «Анна Ахматова в Финляндии».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:6

  • mc_bubnishka· 2012-06-22 19:18:09
    про "напоследок" не понял. на каникулы или рубрику ликвидируют? или я что-то важное пропустил?
  • ayktm· 2012-06-22 19:39:05
    "в Москве... ожидали увидеть “колоритного пьяницу”" - с чего он взял?
  • Александр Самарцев· 2012-06-22 20:53:15
    Господин Львовский, а "Новый мир" №3 был удостоен обзора? Простите, если пропустил.
Читать все комментарии ›
Все новости ›