Сама Hello Kitty на этом месте отбросит книжку, сожмет в крохотных лапках бензопилу из ближайшей игрушечной лавки – и встанет на смертный бой с либералами.

Оцените материал

Просмотров: 76973

Здравствуйте, доктор Геббельс

Станислав Львовский · 12/05/2012
По прочтении сборника «Беспощадная толерантность» хочется не просто вымыть руки с мылом, а пройти, по возможности, полную санитарную обработку

Имена:  Анна Китаева · Владимир Березин · Всеволод Чаплин · Егор Калугин · Кирилл Бенедиктов · Лео Каганов · Олег Дивов · Ольга Дорофеева · Рахамим Эмануилов · Роман Силантьев · Светлана Прокопчик · Сергей Чекмаев · Юлия Рыженкова · Юрий Бурносов

Фрагмент обложки книги «Беспощадная толерантность»

Фрагмент обложки книги «Беспощадная толерантность»

Всякий раз, как сталкиваешься с каким-нибудь особенно выдающимся явлением современной нашей общественной жизни или культуры, которое (до поры) не замечено широкой общественностью, чувствуешь себя диктором из старой репризы Шендеровича, которому грозный голос говорит — читай, мол, текст, а он отвечает: «Может, не надо им, на ночь-то?»

То есть, может, не надо делать выдающемуся явлению лишнее паблисити, может, оно так себе как-нибудь проскочит — и никто его не заметит? Проблема эта стояла передо мною ровно до первой половины вчерашнего дня, до того момента, когда по поводу сборника отечественной «социальной фантастики» «Беспощадная толерантность» не отписались многие — в частности, РИА «Новости» и сайт «Православие и мир». Спасибо, в общем, составителям сборника, которые к тому же вполне технологично распространили накануне дежурное вранье в том смысле, что-де ужасные анонимы угрожают сорвать презентацию честной книги.

Но голос совести, как мы знаем, так просто не заглушить. Презентация (о, про нее будет отдельный разговор!), несмотря на происки, состоялась, а «спасибо» — потому что теперь можно не мучаться сложным выбором в смысле соблазнения малых сих.

Я, как можно догадаться, читаю по роду своих занятий много разных книг — в общем, гораздо больше, чем мне хотелось бы. Попадаются среди них и гениальные, и почти гениальные, и хорошие, и очень хорошие — и, разумеется, отвратительные — эти тоже попадаются, благо пишут в нашем богоспасаемом Отечестве много и охотно. Но редко — я про них стараюсь и сам здесь не писать, и авторов не прошу. Однако тут особый случай. Не припомню за последние уже много лет такой книги, по прочтении которой мне захотелось бы не просто вымыть руки, а даже и по возможности пройти полную санитарную обработку.

«Беспощадная толерантность», сборник фантастических рассказов современных российских писателей под редакцией писателя Сергея Чекмаева — это вот оно и есть. Издана книжка в ЭКСМО, безо всякой уже, кстати, «Яузы», но зато под эгидой фонда «Взаимодействие цивилизаций», его председателя Рахамима Эмануилова и советника фонда, директора Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Романа Силантьева. Фонд этот, кстати говоря, является инициатором программы «Сбережение народов», нацеленной на противодействие распространению алкоголизма и наркозависимости в России. Цитата: «Одним из основных средств формирования социально-приемлемого досуга станет широкое внедрение во всех регионах России Атлетической беседки — всесезонной антивандальной модульной легковозводимой конструкции, позволяющей выполнять широкий спектр спортивных упражнений для укрепления здоровья». И еще, оттуда же: «Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси КИРИЛЛ резолюцией от 15.02.2010 благословил осуществление проекта “Сбережение народов”». Ну и слава богу, значит, а то без антивандальной беседки у нас рождаемость падает, некуда натуралу девушку сводить на свидание, кругом потому что одни (переходит на шепот) «эти».

В предисловии к сборнику Сергей Чекмаев задает его рамку: «Может ли бессмысленная и беспощадная толерантность уничтожить конкретную страну? В теории — может. Та же ювенальная юстиция в своих “продвинутых” формах способна превратить воспитание ребенка в тяжелое испытание с непредсказуемым исходом и полностью разрушить институт традиционной семьи. На практике же вымирающее коренное население будет быстро замещено совсем нетолерантными мигрантами, которые демократическим путем придут к власти и немедленно отменят всю демократию с толерантностью. Страна в этом случае уцелеет, но станет уже совсем другой. Как бы то ни было, есть о чем поговорить и ученым, и фантастам, которые нередко оказываются прозорливей маститых футурологов». Рамка здесь важна — и Чекмаев пишет предисловие не просто так, а чтобы окончательно замазать тех авторов, относительно которых у общественности могли остаться иллюзии, что они-де не это хотели сказать. Если бы хотели не это, поинтересовались бы содержанием предисловия. А так — увы, придется считать, что все, опубликовавшиеся в сборнике, сделали это вполне сознательно — ну или являются существами настолько беспечными, что радостно опубликовались бы и в «Völkischer Beobachter», представься им такая возможность.

Сборник поделен на две части. Первая — «Радужное будущее» — посвящена, разумеется, вопросам сексуальности, традиционно волнующим отечественных фантастов в растянутых свитерах, которым (фантастам, не свитерам) пока дают не все — и в этом виноваты заполонившие мир извращенцы, потому что без них фантасты бы ого-го как развернулись, не хуже хипстеров. Вторая часть — «Гости дорогие» — не так сильно укоренена в соответствующей субкультуре и повествует о понаехавших разного рода, в основном не человеческого — но это и так понятно же, что они — не люди.

Наиболее показательным в этом смысле является, пожалуй, рассказ Светланы Прокопчик «Вид на жительство», в котором для начала мыслящий глист требует от героя-человека, чтобы тот пустил его в себя, поскольку предыдущий его носитель умер — и куда ему теперь деваться? Когда человек отказывается, то слышит вот что: «Вы не можете!.. Вы негодяй!.. В суд!.. Расист проклятый!.. Нарушаете мои права мыслящего существа!.. Я гражданин Земли и тоже имею право на жизнь!..» Там еще встречается паук, обвиняющий публику в арахнофобии. Герой же, безуспешно попытавшись устроиться на работу (все рабочие места заняты «дорогими гостями»), идет в кафе, где происходит вот какая сцена:

«Под самым окном медленно, переваливаясь с боку на бок, ползли пухлые женские ягодицы. Из самого интимного места торчали длинные мохнатые усики, чрезвычайно привлекательные. За ягодицами тянулся влажный след. Трейси вспотел и схватился за сердце.

— А, это из тараканьего общежития, — сообщила подошедшая официантка. — Замуж выходит, свадьба у нее сегодня. Что-то засиделась она в девках, остальные уж месяц как беременными ползают.

Заикаясь и багровея, Трейси спросил:

— Что это у нее… такое большое?

Официантка пригляделась:

— Глаза, наверное.

— ?!.

— Ну, принято так у них — от усердия глаза таращить, — и бабочка, расставив на столике тарелки с картофелем, гамбургером и двумя видами бесплатного соуса, грациозно улетела».

Это дегуманизация, так сказать, by the book. Именно «тараканами» в передачах государственного радио называли хуту своих противников тутси — перед геноцидом 1994 года в Руанде, унесшим жизни 800 000 тысяч человек. Я не думаю, что писательница Прокопчик когда-нибудь слышала слова «геноцид» и «Руанда» — судя по ее тексту, она вообще слышала в своей жизни не очень много слов. Просто она не любит «тараканов».

А кто любит?
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:63

  • Alexander Matchugovsky· 2012-05-12 20:16:06
    Нетолерантно Вы про "самое настоящее зло"! Надо учиться терпеть чужие мнения.
  • Юрий Бурносов· 2012-05-12 20:56:24
    Прелестно.
    Спасибо за рекламу сборника.
  • solehlebon· 2012-05-12 22:20:28
    Спасибо за рецензию, теперь куплю.
Читать все комментарии ›
Все новости ›