Микс мрачноватого сюрреализма и классического Диснея вызывает у родителей недоверие.

Оцените материал

Просмотров: 113889

Белоснежка во мгле

Мария Скаф · 20/10/2011
МАРИЯ СКАФ пытается разобраться в том, подходит ли поп-сюрреализм Бенжамена Лакомба для детских иллюстраций

Имена:  Бенжамен Лакомб · Марк Райден · Тим Бертон

©  Бенжамен Лакомб / Предоставлено издательством «Махаон»

Иллюстрация Бенжамена Лакомба к «Белоснежке»

Иллюстрация Бенжамена Лакомба к «Белоснежке»

Для меня стал некоторого рода открытием тот факт, что Тима Бертона, оказывается, больше не любят: не конкретно каждый поклонник его ранних работ, а в целом — потребитель, создающий информационный шум. Все это дважды удивительно для того, кто с трех шагов не отличит Родригеса от Скорсезе, но зато постоянно сталкивается с миром детской иллюстрации, поскольку именно там Бертон нашел своих учеников и последователей, коих, мне кажется, не сыскалось в кино. Впрочем, это логично: мир Бертона — это мир ребенка (безусловно, сложного и мрачного), населенный супергероями, тряпичными куклами, монстрами из замка на окраине города и прочими понятными любому ребенку архетипическими фигурами. Поэтому все составляющие бертоновской стилистики отлично себя чувствуют в детских книгах. Кажется даже, что стилистика эта словно специально создана для иллюстрации классики детской литературы — так естественно она раскрывает не всем очевидную мрачную сторону сказок Андерсена, братьев Гримм или Кэрролла.

Впрочем, и в среде любителей детских книг у «нового Уорхола» и его последователей масса недоброжелателей. Лучший тому пример — французский художник Бенжамен Лакомб, которого с Бертоном не сравнивает только ленивый и чью «Белоснежку» недавно выпустил «Махаон».

©  Бенжамен Лакомб / Предоставлено издательством «Махаон»

Обложка книги «Белоснежка»

Обложка книги «Белоснежка»

Характерно, что до «Белоснежки» отношение к Лакомбу в кругах любителей детской иллюстрации было довольно-таки ровное: его работы вызывали либо вялую приязнь, либо вялое недовольство. Обусловлено это, вероятно, тем, что все ранние работы Лакомба вполне укладываются в рамки «европейского мейнстрима» (о котором мы как-то уже писали. И действительно, внимательный наблюдатель заметит сходство и с Ребеккой Дотремер, и с Эриком Пуибаре (Eric Puybaret). Однако тем европейский стиль и ценен, что при всем культурном родстве, при том что все работы строятся на одном — европейском — мироощущении, разница в подходе не просто заметна — она принципиальна.

Для Лакомба характерны крупные планы (почти киношный взгляд на девочку-Вишенку-аутсайдера из книги Cherry and Olive, за плечом которой перешептываются злобные одноклассники), прорисовка деталей (вплоть до мельчайших узорчиков на кимоно прохожих в книге «Большое путешествие маленького Линь Йи»), условность изображения эмоций (точнее — задумчиво-отстраненное выражение лица у всех, включая кошек и собак) и игра с ракурсами. Особенно любим им «вид сверху», как бы обозначающий присутствие наблюдателя; кстати, у Дотремер в «Принцессах» и в «Сирано» также встречается этот прием, однако именно для Лакомба он становится «фирменным стилем», без него не обходится фактически ни один разворот. Все эти приемы встречаются и в новых работах Лакомба. Однако нынешний курс, приведший к зарисовкам на тему «Алисы в Cтране чудес» (выполненных, между прочим, специально для журнала Casemate, посвятившего номер фильму Бертона) и к иллюстрациям для «Белоснежки», вызывает у потребителей куда больший эмоциональный отклик, чем все сделанное Лакомбом до сих пор.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Marina Veselkova· 2012-03-12 12:30:49
    "Родителям в России даже Николай Олейников представляется чересчур взрослым. " - может быть Игорь Олейников?
Все новости ›