В книге вообще очень заметна тема Сахалина и Маньчжурии – возможно, как территорий трансгрессивных, областей перехода, ultima thule.

Оцените материал

Просмотров: 25102

Харуки Мураками. 1Q84 (Тысяча невестьсот восемьдесят четыре)

Александр Чанцев · 04/07/2011
Завтра в российских магазинах появится новая книга Мураками. АЛЕКСАНДР ЧАНЦЕВ полагает, что на каком-то этапе она начинает выглядеть как иллюстрированный еженедельник для домохозяек

©  Евгений Тонконогий

Харуки Мураками. 1Q84 (Тысяча невестьсот восемьдесят четыре)
О том, что последняя книга любителя джаза и бега трусцой штурмует в Японии вершины списков бестселлеров (недавно вышел 3-й том), отдельно говорить не нужно — об этом пишут даже отечественные информационные агентства. Вослед за английским, украинским и другими переводами подоспел русский. Дмитрий Коваленин нашел свою аналогию для непривычного на первый взгляд названия: если в оригинале стоит Q, омонимичный числительному «девять», то в поясняющем подзаголовке появляется слово «невестьсот». Хорошо известно и то, что на сегодняшний день это своеобразное переосмысление оруэлловского «1984» представляет собой, так сказать, opus magnum плодовитого японца.

Параллелей с Оруэллом на самом деле у Мураками обнаруживается не так уж много: да, действие происходит в 1984 году (или в его альтернативной реальности, в том самом пресловутом «1Q84»), и строится оно вокруг некоей тоталитарной религиозной секты. Понятно, почему Мураками так интересует феномен неорелигиозных образований (вспомним его «Подземку» — сборник устных свидетельств заринового инцидента в токийском метро): после Второй мировой в спокойной японской жизни было не так уж много действительно потрясших общество, меняющих мировоззрение событий — выступление радикальных политических группировок, студенческие бунты, о которых много писал Кэндзабуро Оэ, и «Аум Синрикё», сейчас к этому прибавилась Фукусима… Но все же несколько сложно приравнять секту Мураками к оруэлловскому Большому Брату. Да, у нее большое влияние, она скупает земли и с неясными целями стремится к власти, в ней самой творятся какие-то нехорошие дела. Но из нее легко можно сбежать, что и проделала в свое время главная героиня Аомамэ, и даже убить ее лидера (его, кстати, так и зовут — Лидер)…

Весьма возможно, что я утрирую и с оруэлловским тотальным контролем Мураками зарифмовал что-то не столь поверхностное, а тех же загадочных LittlePeople — некую примордиальную силу, контролирующую с начала веков людскую жизнь, и контролирующую в негативном ключе (скорее негативном, ибо для большей загадочности эта линия прописана несколько смутно). Этим LittlePeople противостоят наши герои. Они, как в голливудском боевике, объединяются (объединение понимается с японской дотошностью буквально — происходит вялый секс, который не нужен ни Тэнго, ни Фукаэри), чтобы, нет, не добро восторжествовало окончательно, но сохранился подобающий баланс инь и ян, добра и зла. Хотя инь-ян и прочие восточные штуки тут едва ли применимы: джайнисты ходили, подметая перед собой дорогу, чтоб ненароком не наступить на какого-нибудь жучка, и дышали через тряпку, дабы не проглотить мошку, а в книге добро определенно «с кулаками», вернее — с заточкой. Этой заточкой Аомамэ по указаниям своей пожилой наставницы (обе женщины в прошлом имеют травматические эпизоды общения с противоположным полом) отправляет на тот свет мужчин, обижавших своих жен. В какой-то момент ей сообщают через третьи руки, что Лидер якобы занимается сексом с несовершеннолетними послушницами секты. Это впоследствии не подтверждается: на самом деле он для отправления сложного религиозного обряда вступал в отношения с их ментальными двойниками. Однако Аомамэ проверяет заточку, затыкает за пояс пистолет и идет его убивать. Лидер оказывается действительно наделен сверхъестественными способностями (заставляет вещи левитировать и читает мысли), а вместо того чтобы проповедовать тоталитаризм, объясняет ей про этих самых LittlePeople. Кроме того, как евангельский Христос, он заранее знает о ее намерении убить его и, как истинный толстовец, не только не противится злу, но и убеждает ее сделать то, что задумано.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Артем Липатов· 2011-07-04 17:46:39
    самое трогательное, что роман вот уже с неделю продается в аэропортовских книжных лавках. а официальное начало продажи - завтра...
  • Dea von Münchhausen· 2011-12-25 01:18:17
    нет уж, самое трогательноев статье, что в конце второго абзаца допущена грубая ошибка: из авнгарда бежала юная Фукаэри, а не Аомамэ... На мой взгляд автор статьи либо никогда не читал Мураками, либо не вчитывался...
Все новости ›