Очень мало авторов, чья работа разрушает представление о поэзии как особой, специально выделенной зоне, отдельной культурной клетке.

Оцените материал

Просмотров: 39718

Усилие соединения

Михаил Айзенберг, Борис Дубин · 25/04/2011
МИХАИЛ АЙЗЕНБЕРГ и БОРИС ДУБИН о новой книге стихов Елены Фанайловой «Лена и люди»

Имена:  Елена Фанайлова

©  Валерий Леденёв

Усилие соединения
В «Новом издательстве» вышла книга Елены Фанайловой – «Лена и люди». Мы нечасто публикуем репортажи (даже имея в виду то, насколько условно этот материал является репортажем) с литературных вечеров и презентаций, но событие, произошедшее в московском «Маяке» 19 апреля, – особый случай. Тексты, вошедшие в книгу, взывают к прочтению и объяснению – желательно профессиональным, внимательным и умным читателем. Важность их для современной русской поэзии, а скорее даже для современной русской жизни, очевидна. Но, как замечает Михаил Айзенберг, «это игра не только по новым нотам, но и по новым правилам». Отчасти желание сформулировать эти правила – защитная реакция на высказывание автора, которое слишком, – слишком интенсивное, слишком искреннее, слишком ничего не страшащееся – так, что порой слепит глаза и закладывает уши. Но вместе с тем, не сформулировав правила, законы,по которым живет эта книга, мы не сможем понять, что о чем в ней говорится – и зачем. А это, если верить ощущениям очень многих, очень разных людей, – например, тексты Фанайловой на вечере читали Эдуард Бояков, Вера Полозкова и Алмат Малатов, – очень важно. О том, что и как происходит в «Лене и людях» с поэтической оптикой, с языком и с речью, говорили на презентации МИХАИЛ АЙЗЕНБЕРГ и БОРИС ДУБИН.


Михаил АЙЗЕНБЕРГ

Начну с цитаты. Евгений Сабуров говорит о новом авторе (о новом типе авторства), что это «дирижер, не знающий своей пьесы». Это проницательное, но на первый взгляд несколько сложное утверждение становится куда яснее, если приложить его к поэтической работе Елены Фанайловой.

Именно дирижер. Не одинокий голос, а усилие соединения разных голосов: голосов не только людей, но и пространств – разных мест. Попытка гармонического сочетания разбитых и рассыпанных звучаний именно тех мест, что не предполагают никакой гармонии.

Это усилие соединения и есть, на мой взгляд, основная поэтическая работа Фанайловой.

©  Костантин Рубахин

Елена Фанайлова  - Костантин Рубахин

Елена Фанайлова

Я раньше уже писал о Лене и поэтому знаю, что ее поздние тексты очень трудно цитировать. Трудно что-то выделить и предъявить как образчик. Стиховой корпус не разбирается на части, а работает сообща – в соединении, в сцеплении.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:10

  • oved· 2011-04-25 19:57:05
    >>>> В стихах, мы знаем, главное – звук, звучание. <<<<<

    Мы знаем, а?
    Лично мне известны и "мы", которые знают совсем другое: в стихах главное - установление связей. Всяких, в том числе и звуковых, но прежде всего - смысловых, образных.

    Это же "главное" является и задачей, назначением поэзии (а иначе - какое же это "главное"?).

    А вот если в начале статьи пишется, что "главное в стихах" - это звук, а в конце - что "главная – едва ли не единственная – задача поэзии" - это "быть везде и повсюду", то подобная смысловая чехарда не может не вызывать недоумения. Пытаюсь представить себе картину, в которой "звуки" Елены Фанайловой - "везде и повсюду"... - экие страсти-мордасти!

    "Трудно что-то выделить и предъявить как образчик", - жалуется рецензент. И этот (в общем, постыдный) факт загадочным образом предъявляется как достоинство стихов. Они, оказывается, вибрируют всем корпусом - как та знаменитая задница, которая вечером еще трясется после утреннего по ней шлепка.

    Чушь какая-то, извините.
  • upatov· 2011-04-25 22:20:35
    это не стихи, поэтому не стоит, oved, опускаться до их обсуждения. обсуждать стоит, почему сегодня это считают стихами. впрочем, это вопрос риторический и ясный.
  • oved· 2011-04-25 23:01:19
    2 upatov

    Насчет "это не стихи" - совершенно с Вами согласен. Произведения ЕФ напоминают претенциозный репортаж из жизни воображаемых елен, не более того. Но от М.Айзенберга-рецензента я почему-то ждал большего, особенно после прочувствованного текста о критиках и рейдерах. А так - бесстыдство какое-то, право слово. Именно бесстыдство - ведь все прозрачно, как на ладони. Видно, как рецензенту не хочется врать; видно, как героически он глотает эту неохоту.
    Порнография, иначе и не скажешь.
Читать все комментарии ›
Все новости ›