Увешанный премиями и призами анимационный режиссер в рамках этой системы зарабатывает так же, как среднемосковская секретарша с плохим знанием английского.

Оцените материал

Просмотров: 12696

Конец мультфильма?

Мария Терещенко · 12/02/2010
Российская анимация — первая жертва путинской реформы финансирования кинематографа

©  Александр Петров

Кадр из мультипликационного фильма Александра Петрова  «Старик и море». 1999

Кадр из мультипликационного фильма Александра Петрова «Старик и море». 1999

Российское анимационное сообщество обратилось с открытым письмом к Д.А. Медведеву с просьбой пересмотреть принципы господдержки кинематографа на 2010 год. Письмо подписано Федором Хитруком, Эдуардом Назаровым, Александром Петровым, Леонидом Шварцманом, Андреем Хржановским, Анатолием Прохоровым и Станиславом Соколовым; на сайте «Аниматор.ру» ведется свободный сбор подписей профессионалов и всех сочувствующих.

Среди скромных интернет-подписантов можно увидеть почти все значимые для анимации имена — Юрий Норштейн, Константин Бронзит и др. Это первая по-настоящему консолидированная акция аниматоров в попытке привлечь общественное и государственное внимание к своим проблемам. А проблемы эти, увы, более чем серьезны.

Как было

Как известно, в соответствии с последним постановлением, львиную часть государственных денег будет получать не Министерство культуры (как раньше), а новая организация — Федеральный фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, который будет поддерживать «блокбастеры». У Минкульта на все кинематографические нужды (включая фестивали и продвижение фильмов) остается совсем мизерная сумма. Если в вопросах распределения денег приоритеты Министерства культуры останутся прежними, то анимация от новой системы пострадает в первую очередь. По экспертной оценке продюсера, главы студии «Мастер-фильм» и директора Суздальского фестиваля Александра Герасимова, дотации на анимацию сократятся минимум вдвое, и вполне вероятно, что в 2010 году не будет запущено ни одного нового анимационного фильма, поскольку денег хватит только на завершение уже начатых работ.

Если власть не отреагирует на открытое письмо, то, по прогнозам Герасимова, «документалисты и аниматоры в течение первого полугодия 2010 года закончат текущие (переходящие) проекты, которые Минкультуры обязано профинансировать по госконтрактам 2009 года, и сядут как минимум на полгода “на голодный паек”».

Говоря о «голодном пайке», Герасимов не преувеличивает. Хотя ни для кого не секрет, что анимация в последнее десятилетие финансируется государством, тонкости этой бухгалтерии не особенно волнуют посторонних.

Но цифры вполне публичны.

В год государство выделяет на анимацию порядка 10 млн долларов, финансируя таким образом около 150 названий примерно по 7—8 тыс. долларов за минуту. Если переводить эти цифры на международный язык, то получится, что за все 2000-е годы российская анимация (даже если считать скромные спонсорские вливания), «съела» никак не больше, чем «Принцесса и лягушка» компании «Дисней», и в полтора раза меньше, чем второй «Мадагаскар».

Стоит добавить, что наши расценки стоимости минуты втрое, а то и впятеро ниже мировых цен на самую примитивную сериальную продукцию, а увешанный национальными премиями и международными призами анимационный режиссер в рамках этой системы зарабатывает так же, как среднемосковская секретарша с плохим знанием английского.

Между тем хотелось бы напомнить, что именно анимация, несмотря на постоянное недофинансирование, является российской гордостью в кинематографическом мире. Мультипликационные фильмы гораздо чаще, чем игровые, представляют Россию на «Оскаре» и на многочисленных международных фестивалях, а имена таких режиссеров, как Юрий Норштейн, Эдуард Назаров, Андрей Хржановский, Гарри Бардин, Александр Петров, Константин Бронзит, являются международным брендами.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›