Увешанный премиями и призами анимационный режиссер в рамках этой системы зарабатывает так же, как среднемосковская секретарша с плохим знанием английского.

Оцените материал

Просмотров: 11682

Конец мультфильма?

Мария Терещенко · 12/02/2010
Российская анимация — первая жертва путинской реформы финансирования кинематографа

©  Александр Петров

Кадр из мультипликационного фильма Александра Петрова  «Старик и море». 1999

Кадр из мультипликационного фильма Александра Петрова «Старик и море». 1999

Российское анимационное сообщество обратилось с открытым письмом к Д.А. Медведеву с просьбой пересмотреть принципы господдержки кинематографа на 2010 год. Письмо подписано Федором Хитруком, Эдуардом Назаровым, Александром Петровым, Леонидом Шварцманом, Андреем Хржановским, Анатолием Прохоровым и Станиславом Соколовым; на сайте «Аниматор.ру» ведется свободный сбор подписей профессионалов и всех сочувствующих.

Среди скромных интернет-подписантов можно увидеть почти все значимые для анимации имена — Юрий Норштейн, Константин Бронзит и др. Это первая по-настоящему консолидированная акция аниматоров в попытке привлечь общественное и государственное внимание к своим проблемам. А проблемы эти, увы, более чем серьезны.

Как было

Как известно, в соответствии с последним постановлением, львиную часть государственных денег будет получать не Министерство культуры (как раньше), а новая организация — Федеральный фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, который будет поддерживать «блокбастеры». У Минкульта на все кинематографические нужды (включая фестивали и продвижение фильмов) остается совсем мизерная сумма. Если в вопросах распределения денег приоритеты Министерства культуры останутся прежними, то анимация от новой системы пострадает в первую очередь. По экспертной оценке продюсера, главы студии «Мастер-фильм» и директора Суздальского фестиваля Александра Герасимова, дотации на анимацию сократятся минимум вдвое, и вполне вероятно, что в 2010 году не будет запущено ни одного нового анимационного фильма, поскольку денег хватит только на завершение уже начатых работ.

Если власть не отреагирует на открытое письмо, то, по прогнозам Герасимова, «документалисты и аниматоры в течение первого полугодия 2010 года закончат текущие (переходящие) проекты, которые Минкультуры обязано профинансировать по госконтрактам 2009 года, и сядут как минимум на полгода “на голодный паек”».

Говоря о «голодном пайке», Герасимов не преувеличивает. Хотя ни для кого не секрет, что анимация в последнее десятилетие финансируется государством, тонкости этой бухгалтерии не особенно волнуют посторонних.

Но цифры вполне публичны.

В год государство выделяет на анимацию порядка 10 млн долларов, финансируя таким образом около 150 названий примерно по 7—8 тыс. долларов за минуту. Если переводить эти цифры на международный язык, то получится, что за все 2000-е годы российская анимация (даже если считать скромные спонсорские вливания), «съела» никак не больше, чем «Принцесса и лягушка» компании «Дисней», и в полтора раза меньше, чем второй «Мадагаскар».

Стоит добавить, что наши расценки стоимости минуты втрое, а то и впятеро ниже мировых цен на самую примитивную сериальную продукцию, а увешанный национальными премиями и международными призами анимационный режиссер в рамках этой системы зарабатывает так же, как среднемосковская секретарша с плохим знанием английского.

Между тем хотелось бы напомнить, что именно анимация, несмотря на постоянное недофинансирование, является российской гордостью в кинематографическом мире. Мультипликационные фильмы гораздо чаще, чем игровые, представляют Россию на «Оскаре» и на многочисленных международных фестивалях, а имена таких режиссеров, как Юрий Норштейн, Эдуард Назаров, Андрей Хржановский, Гарри Бардин, Александр Петров, Константин Бронзит, являются международным брендами.

Пока что аниматорам с горем пополам удавалось противостоять финансовым непогодам. Несмотря на сложные постперестроечные годы, в России сохранилась хорошая школа, есть опытные мастера-учителя, талантливые молодые художники и, главное, самостоятельное национальное видение, которое вовсе не исчерпывается любовью к лубочному фольклору. Стоит дать нашим аниматорам хорошие условия для работы, и результат превзойдет все ожидания. Примеров тому масса. Это и канадская работа Александра Петрова «Старик и море» (премия «Оскар»), и сделанный в сотрудничестве с англичанами «Севильский цирюльник» Наталии Дабижи (премия «Эмми»), и американские фильмы Игоря Ковалева, получавшие десятками высшие награды на мировых смотрах.

Для того чтобы хотя бы сохранить статус-кво, нужно немногое. «Главное — последовательность государственной политики в адрес анимации, — говорит режиссер Елена Чернова, обладатель Гран-при прошлогоднего Суздальского фестиваля и один из инициаторов открытого письма. — Можно обходиться и небольшими деньгами — здесь ужаться, там сэкономить, но невозможно работать, когда все постоянно меняется: то новую систему подачи заявок придумали, то перестановки в кабинете, то кризис, то передел... Это ведь как с растениями — что может вырасти, если сегодня вы обильно полили свой огород, а потом на неделю лишили растения влаги? Такая штрих-пунктирная политика ни к чему хорошему не приведет».

Как не будет

Можно только мечтать о том, как бы развивалась наша анимация, если бы правительство (или хорошие инвесторы) вложили в нее «убедительные» деньги. Тогда бы осуществилось много заветных планов. Например, ученики Александра Татарского смогли бы завершить полнометражную картину, которую Александр Михайлович придумывал всю жизнь: работа над «Прибытием поезда» практически остановилась год назад из-за очередных перебоев с деньгами. И Александр Петров тоже приступил бы к работе над полным метром, о котором давно подумывает, но как тут браться за съемки, когда денег то мало, то совсем нет. Можно было бы доделать множество интересных проектов — от полнометражного 3D про «Смешариков» до изысканной «Гофманиады» по эскизам Шемякина. И приступить к новым — начиная с полнометражных фантастических 3D-блокбастеров Андрея Соколова и заканчивая каким-нибудь сериалом от Ивана Максимова, который давно не прочь сделать что-нибудь подлиннее пятиминутного фильма.

И это только самые очевидные планы. А дальше возможна реализация множества разных сценариев. При наиболее позитивном нормальное финансирование позволило бы создать большие студии, обучить новых профессионалов среднего звена и наладить систему дистрибуции. Конечно, для осуществления этих задач нужны не только деньги. Не менее важно переломить ту инерцию (и в общественном сознании, и в сознании самих аниматоров), которая заставляет думать о нашей анимации как о маргинальном виде искусства, щеголяющем своими достижениями исключительно на цеховых фестивалях. Сегодня, когда положение анимации в мире сильно изменилось, самой заманчивой целью становятся не «Оскары», а построение индустрии, которая могла бы обеспечивать страну не только произведениями высокого искусства, но и хорошим зрительским продуктом.

Конечно, чудес ждать не стоит, догнать Pixar русским аниматорам в ближайшие годы вряд ли удастся (да и не в ближайшие тоже). Но получить как минимум приоритетные позиции на собственном рынке — это тот план, который при хороших инвестициях может быть осуществлен в самом недалеком будущем. Отдельные прорывы уже имеются — это и феноменальный бокс-офис «Ильи Муромца», который два года назад собрал в кинотеатрах 10 млн долларов (сравнимые с российской выручкой «ВАЛЛ-И»), и популярность сериала «Смешарики», и хорошие показатели проекта «Гора самоцветов».

«Интерес к нашим мультфильмам есть, и очень заметный, — с уверенностью говорит прокатчик «Горы самоцветов», «Дня рождения Алисы» и других отечественных мультфильмов директор компании «Панорама кино» Андрей Иванов. — Конечно, есть потребность в национальных сюжетах и в историях, которые отражали бы нашу действительность. Но все равно, чтобы был коммерческий успех, зрителя в массе нужно приучать к нашей анимации. А для этого нужна целевая программа, которая поддерживала бы полнометражную анимацию и позволяла бы выпускать в год хотя бы десять полнометражных мультфильмов. И вот тогда, лет через пять, зритель пойдет в кино намного активнее».

Позитивные прогнозы можно строить и по поводу выхода на мировой рынок. По мнению художественного руководителя проекта «Смешарики» Анатолия Прохорова, Россия может и всегда могла выйти на международный рынок. «Качество нашей анимации высоко ценят во всем мире. Мы страшно интересны зарубежному коммерческому сообществу. Проблема в объемах и темпах производства. Сегодня мы ручная мануфактура — у нас полностью отсутствуют индустриальные мощности, которые необходимы для сериального и полнометражного производства. На данный момент фактически этим занимаются только две студии — “Мельница” и “Санкт-Петербург”, — и этого, конечно, недостаточно. Для создания индустрии нужны а) государственные деньги и б) деньги инвестиционные. И без государственных денег не обойтись, потому что инвестор, придя на нашу индустриальную пустоту, тут же развернется и уйдет восвояси. Он скажет: “Мне нужно заработать сейчас и много”. А это невозможно, поскольку ничего нет».

Как будет

Увы, сейчас разговоры о мощной анимационной индустрии — это утопия почище «Аватара». Куда вероятнее, что мы станем свидетелями совершенно иного сценария. Скорее всего, большинство сериальных и полнометражных проектов, вставших из-за кризиса и перебоев в госфинансировании, так и не будут разморожены. Без постоянной подпитки начнут разрушаться студии (уже начали: знаменитая студия «Пилот» сегодня существует уже чисто номинально). Оставшись без работы, аниматоры и режиссеры перейдут на изготовление рекламы, компьютерных игр или еще каких-нибудь коммерческих поделок.

Немногие продолжат делать кино «для себя». Вернется ситуация 1990-х, когда Суздальский (в те времена он еще назывался «Тарусским») национальный смотр сводился к одной-двум часовым программам. Постепенно приток новых людей в профессию прекратится, и в немногочисленных учебных заведениях будет, как некогда, шесть человек на семь мест.

Конечно, вовсе без мультфильмов Россия не останется. Будет любительский флеш — иногда даже смешной, как «Масяня». Будет телевизионный мокап — вроде того, что используется в программе «Мультличности». Возможно, со временем будет освоено крайне лимитированное ТВ-производство, и наш эфир обогатится копеечными мультсериалами отечественного изготовления, такими же неловкими и стыдными, как большинство игровых сериалов (или еще стыднее, поскольку сносная анимация стоит дорого и продюсерам придется использовать очень плохую, чтобы укладываться в бюджеты, сравнимые с игровыми). Будет время от времени появляться убогий полный метр.

Ирония в том, что на этом история не кончится. Невозможно поверить, чтобы наша страна смирилась с полным отсутствием у себя анимационного производства. Уже сегодня разговоры о детях и их воспитании полны риторики на тему вредоносного засилья американских мультфильмов, которые обучают детей сквернословию и изобилуют шутками «ниже пояса». Немного разобравшись с пенсиями и фигурным катанием, правительство непременно захочет новых «Винни-Пухов», «Снежных королев» и «Ежиков в тумане». И вот тогда наконец в анимацию начнут вкладывать деньги.

Но, к сожалению, это не принесет желаемых результатов. Поскольку в этом случае у России вместо десяти сценариев развития останется один, и тот «китайский». У Китая есть для анимации умопомрачительные госбюджеты, феноменальные структуры, удобные протекционистские законы и огромное количество рабочих рук, но при этом нет главного — жизнеспособной национальной школы. Вот и получается, что китайские мультипликаторы вынуждены подвизаться чернорабочими на японских проектах, а продюсеры — заниматься отчаянным поиском творческих людей, которые смогли бы вдохнуть жизнь в китайскую национальную продукцию.

Индустрию-то худо-бедно можно построить на пустом месте, а вот создать традицию, преемственность, культурный опыт никакие государственные деньги не помогут.

 

 

 

 

 

Все новости ›