Складывалось впечатление, что белых людей гораздо больше: сами понимаете, пятеро усатых мужчин – это больше, чем пятеро безусых.

Оцените материал

Просмотров: 23190

Мигель Гомеш: «Фильмы о немом кино должны быть фильмами о неприкаянных призраках»

Борис Нелепо · 21/02/2012
БОРИС НЕЛЕПО поговорил с режиссером фильма «Табу» о любви к поп-музыке, стремлении к вымыслу и невозможности имитации немого кино

Имена:  Мигель Гомеш

©  O Som e a Fúria

Кадр из фильма «Табу»

Кадр из фильма «Табу»

Бывшего критика Мигеля Гомеша нередко попрекают прошлым, называя его автором-синефилом. Конечно, в его работах – множество ссылок на чужое кино, но все же три снятых Гомешем полнометражных фильма выходят за рамки киноманского микрокосмоса. Более того – сложно назвать другого современного режиссера, который рассказывал бы о необъятности и многообразии человеческой жизни с таким упоением, как Гомеш. И не только жизни – на только что завершившемся Берлинском кинофестивале португалец получил за фильм «Табу» (подробнее о картине – здесь) приз Альфреда Бауэра, поощряющий расширение горизонтов киноискусства.


– Все ваши фильмы в каком-то смысле рассказывают о режиссуре. Скажем, жители португальских деревень в «Нашем любимом месяце августе» столь умело выстроили свою жизнь, что это само по себе стало своеобразной мизансценой. В «Табу» герой воскрешает события далекого прошлого, отбирая воспоминания, – получается, что и он выступает в роли режиссера.

– Да. Есть такая книга – «1001 ночь», читали? Я бы хотел экранизировать ее целиком, хотя эта мечта, боюсь, останется мечтой. Получился бы, наверное, тридцатичасовой фильм, ведь там на каждой странице по сто сюжетных поворотов. Это книга о человеческом стремлении к вымыслу и о необходимости вымысла. Шахерезада ведь рассказывает эти истории, чтобы выжить, она соблазняет ими султана; «1001 ночь» – это книга о том, что людям необходимо рассказывать истории и необходимо их слушать. Не обязательно литературные – кинематографические тоже.

©  O Som e a Fúria

Мигель Гомеш

Мигель Гомеш

В первой половине «Табу» ближе к… Даже не к реальности, потому что я никогда не стремлюсь к натурализму, я сам изобретаю правила. Ближе к, скажем так, повседневности, лишенной подвигов, приключений и прочей романтики. Но в персонажах уже заложена тяга к выдумке. Живущая по соседству с Авророй Пилар, например, все время ходит в кино, и фильмы, которые она смотрит, трогают ее до слез. А сиделка Авроры читает «Робинзона Крузо». Так что стремление к вымыслу – к кино – присутствует даже в первой, более обыденной, половине «Табу». Во второй же они в буквальном смысле получают тот фильм, который хотели. Надеюсь, зрители тоже будут довольны, попав в картину, которая дает им все, что может дать кино: запретную любовь, романтичных крокодилов и стрельбу.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›