Что до массовки, то ей хватало и своих забот – как раз в это время в Тунисе началась «жасминовая революция».

Оцените материал

Просмотров: 38719

«Черное золото»

Максим Эйдис · 17/01/2012
МАКСИМ ЭЙДИС с удивлением обнаружил в арабской сказке Жан-Жака Анно рецепт обустройства России

Имена:  Жан-Жак Анно · Тарак бен Аммар

©  West

Кадр из фильма «Черное золото»

Кадр из фильма «Черное золото»

Безлюдные пески, местами поросшие редким кустарником. Малочисленные племена бедуинов, кочующие взад и вперед на своих верблюдах, беспрерывно воюющие друг с другом. Разбросанные по бесплодной земле оазисы. Небольшие прибрежные городишки, делающие эту страну хоть сколько-нибудь обитаемой. Желтое безмолвие. Вот и все, что было на Аравийском полуострове еще сто лет назад. Этот неуютный мир изменился в одночасье, когда бодрые парни из Техаса обнаружили под бедной, голой, забытой богом пустошью несметное сокровище, главное богатство ХХ века. Бесценный клад, на котором, как обычно и бывает в мифах и легендах, лежит проклятие. Одним словом, техасцы нашли в Аравии нефть.

Эта вполне реальная историческая ситуация послужила основой для полусказочной книги швейцарца Ханса Рюша «Юг сердца», ставшей, в свою очередь, исходным материалом для адаптации, о которой один из крупнейших продюсеров мировой киноиндустрии Тарак бен Аммар мечтал еще с 70-х, с редким упорством покупая через каждые пять лет права на экранизацию романа. Такая настойчивость удивляет, но не слишком: в интервью тунисец бен Аммар признается, что увидел в «Юге сердца» не только захватывающую приключенческую книгу, жанровый шедевр сказочного реализма, но и возможность оправдать в глазах людей Запада арабский мир и в целом — ислам.

©  West

Кадр из фильма «Черное золото»

Кадр из фильма «Черное золото»

Поразительно, но «Черное золото», снятое в Тунисе и Катаре в прошлом году, отдает чем-то очень знакомым, ускользающе-родным, невыразимо-российским. Сходство этого мегапроекта с практикой нашей киноиндустрии обнаруживается еще на уровне персоналий. Тарак бен Аммар, сотрудничавший с Лукасом, Спилбергом, Дзеффирелли и Полански — не какой-нибудь там паренек из тунисской глубинки, одним лишь талантом и усердием превративший свою страну в съемочную площадку для блокбастеров, а себя — в мультимиллионера. Конечно, в профессиональном чутье бен Аммару никак не откажешь, но ведь без связей в странах третьего мира — никуда. И здесь открывается широкое поле для инсинуаций и фантазий, подрисовывающих бен Аммару не только большие и пышные усы, но и капитанскую фуражку. Нет, бен Аммару не пришлось петь верноподданнические телегимны, восхваляющие власть. Все проще и солидней: его родной отец «занимал несколько министерских постов в стране», а родной дядя — попросту был первым президентом независимого Туниса. Кстати, «Черное золото» финансировалось и из госбюджета. Правда, другой страны — часть денег на постановку милостиво ссудила своему другу катарская принцесса Маясса, уговорившая продюсера сделать с ее страной то же, что он сделал со своей. То есть создать в Катаре мощную киноиндустрию, достаточно профессиональную для того, чтобы привлечь голливудские проекты и голливудские деньги.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›