Думаю, русскому это должно быть очень хорошо понятно – учитывая ваши сибирские лагеря.

Оцените материал

Просмотров: 16238

Шанталь Акерман: «Человеку рядом нужна помощь, ведь он вот-вот исчезнет»

Борис Нелепо · 16/09/2011
Классик кинематографа – о своем новом фильме «Каприз Олмейера», вольной экранизации романа Джозефа Конрада

Имена:  Шанталь Акерман

©  Getty Images / Fotobank

Шанталь Акерман

Шанталь Акерман

Во внеконкурсной программе Венецианского кинофестиваля состоялась мировая премьера нового фильма бельгийского классика Шанталь Акерман «Каприз Олмейера». Акерман, прославившаяся в середине семидесятых экспериментальными картинами «Я, ты, он, она» и «Жанна Дильман», последние двадцать лет игровому кино предпочитала документальное: например, ее фильм «С востока»завораживающее путешествие из Германии в Россию, совершенное в 1993 году). Всего в ее обширной фильмографии более 40 лент и видеоработ, полную ретроспективу которых в октябре покажет Австрийский киномузей.

Один из самых известных фильмов Акерман — снятая по мотивам романа Марселя Пруста «Пленница» (2000), ставшая первым прямым обращением режиссер к литературному первоисточнику. Ее новая лента «Каприз Олмейера»вольная экранизация дебютного романа Джозефа Конрада, подвергшегося значительной редукции и переработке. Режиссер перенесла действие из XIX века в 1950-е годы, Малайзию заменила на абстрактную юго-восточную Азию (съемки проходили в Камбодже), а главных героев сделала французами.

Обосновавшийся в джунглях Олмейер (Станислас Мерар) мечтает о золоте, которое обещал разыскать его верный друг — капитан Лингард, осталось только дождаться богатства. Тот же капитан устраивает в местную школу для французов дочку Олмейера Нину, родившуюся от туземки. В странном оцепенении главный герой продолжает годами сидеть в своем доме на берегу реки, слушая одну и ту же старую пластинку, которая напоминает ему о европейской цивилизации. Олмейер грезит о том, что однажды привезет свою дочь в Париж — город хороших манер и изысканных развлечений. Сквозь свою парализующую тропическую лихорадку он даже не замечает, что друга уже нет рядом, да и дочь покидать сердце тьмы совсем не намерена…

Фильм Акерман отходит все дальше от Конрада, оказываясь своего рода продолжением «Пленницы». Снятый в традиционном холодноватом стиле с долгими планами и вдумчивым вглядыванием в человеческие лица «Каприз Олмейера» стал одним из главных сюрпризов венецианской программы. С режиссером специально для OPENSPACE.RU поговорил БОРИС НЕЛЕПО.


©  Liaison Cinématographique

Кадр из фильма  «Каприз Олмейера»

Кадр из фильма «Каприз Олмейера»

В «Капризе Олмейера» вы во второй раз обращаетесь напрямую к литературе…

— Это что-то вроде экранизации. Все-таки мой фильм очень-очень далек от книги. А «Пленница» была чем-то настолько близким мне, что это словно и не было адаптацией. Здесь все начинается с заключительной сцены книги, когда Олмейер в последний раз видит свою повзрослевшую дочь. Она с парнем, который хочет увести ее навсегда, а отец говорит: «Останься со мной, мы будем жить вместе». Это сцена меня очень тронула. Буквально в тот же день, когда я это читала, я посмотрела «Табу» Мурнау. Пусть он и не имеет никакого отношения к Конраду, но эти две вещи в своем сочетании настолько наэлектризовали меня, что я решилась на эту так называемую экранизацию.

— Писали, что на ваш фильм еще повлияла «Ночь охотника» Чарльза Лоутона.

— У меня есть похожая на картину Лоутона сцена, в которой Олмейер ищет в джунглях маленькую Нину. Но в «Ночи охотника» подобными поисками занимается плохой парень, а у меня герой мечтает поместить ребенка во французскую школу. Впрочем, я люблю это кино и для меня большой комплимент, когда его упоминают.

— Ваш новый фильм образует с «Пленницей» своеобразную дилогию. Ему бы подошло то же название.

— …К тому же, я не знаю, кто в этих фильмах является настоящим пленником. В «Пленнице» — это скорее герой Станисласа Мерара, связывающего оба фильма (он сыграл главную роль как в «Пленнице», так и в «Капризе» - OS).

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›