Отчасти это история мести, но мне хотелось бы, чтобы фильм воспринимался как путешествие героя в поисках справедливости и уважения.

Оцените материал

Просмотров: 7726

Чай Шанцзюнь: «Большинство преступлений совершается при ярком солнечном свете»

Мария Кувшинова · 12/09/2011
Лауреат «Серебряного льва» за лучшую режиссуру о своей работе «Люди горы, люди море» – самом загадочном фильме венецианского конкурса

Имена:  Чай Шанцзюнь

©  Alessandro Bianchi  ⁄  Reuters

Чай Шанцзюнь - Alessandro Bianchi

Чай Шанцзюнь

На завершившемся в субботу 68-м Венецианском фестивале приз за лучшую режиссуру получил китайский режиссер Чай Шанцзюнь. Его картина «Люди горы, люди море» изначально не была заявлена в списке конкурсных фильмов и появилась в программе в качестве фильма-сюрприза. Директор фестиваля Марко Мюллер известен как китаист и последовательный пропагандист нового китайского кино: в 2006-м году фильмом-сюрпризом стал «Натюрморт» Цзя Чжанке, получивший в итоге «Золотого льва», в прошлом году неожиданным дополнением к программе стала «Канава» Ван Бина. Все три картины объединяет социальный подтекст – это истории человека в столкновении со средой, с реальностью Китая последних десятилетий. Один из зрителей после финальных титров запальчиво выкрикнул, что это никакой не сюрприз, потому что Мюллер каждый раз показывает один и тот же китайский фильм. Тем не менее, определенная интрига сохранялась до последнего момента: утром в день премьеры прошел слух, что в качестве сюрприза показывают новый фильм Брийанте Мендосы с Изабель Юппер в главной роли, днем эту информацию на своей странице в Facebook подтвердил «Юнифранс», что вызвало небольшой скандал. Премьера фильма в венецианском зале «Дарсена» прервалась из-за пожара: загорелась проводка и половина публики покинула зал, а для оставшихся проекцию возобновили после получасового перерыва.

Название фильма – «Люди горы, люди море» – китайская идиома, обозначающая большую толпу. Картина начинается со сцены убийства – на горной дороге, под палящим солнцем, напоминающим о солнце из «Постороннего» Камю, пассажир вонзает нож в спину мотоциклиста. Полиция не хочет расследовать дело, и старший брат убитого вынужден отвлечься от собственных проблем, чтобы найти убийцу. Он идет по его следу, попадая в разные города и человеческие сообщества, пока не оказывается в нелегальной шахте, где среди других измученных рабочих часто скрываются беглые преступники. Шахта – мир утилитарной жестокости, где за любой проступок человека могут без лишних разговоров забить лопатами или залить водой из брандспойта.

Даже после второго просмотра в картине остается много непроясненного и неожиданного, перемещение камеры из-под палящего солнца в глубину шахты производит странное, почти пугающее впечатление, как хладнокровные убийства в кадре. МАРИЯ КУВШИНОВА встретилась с режиссером Чай Шанцзюнем после премьеры и попыталась выяснить, что за историю он рассказал в картине.


– Фильм ведь основан на реальных событиях, да?

– Да, это случилось в Гуанчжоу, я там как раз снимал один из своих фильмов. То, что вы видите в начале картины – точная реконструкция реальных событий. Молодого парня, мотоциклиста, убил и ограбил его пассажир. Преступника никто не искал. Полицейских в том месте мало, а те, кто есть, не особо надрываются на работе. Поэтому расследованием занялся старший брат убитого: он понял, что кроме него больше просто некому, и довел дело до конца. Год потратил, проехал весь Китай и нашел убийцу.

– И что он с ним сделал? Убил?

– Нет. Передал полиции.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›