Энн Хуй медленно заносит над головой зрителя увесистый молоток, которым в конце будет мастерски вколачивать убедительные сообщения о бесправии китайских женщин, вырождении мужчин и о том, что равнодушие буквально убивает.

Оцените материал

Просмотров: 26133

Запрет на курение, мертвый автор и Хуй

Владимир Захаров · 02/09/2010
Hong Kong View: возвращение матриарха и новый артхаус на руинах индустрии

Имена:  Вай Ка Фай · Энн Хуй

2—7 сентября в кинотеатре «35 мм» показывают новые фильмы из Гонконга. Некогда масштабная киноиндустрия в 1997 году пережила тяжелый кризис, который, однако, привел к интересным результатам. ВЛАДИМИР ЗАХАРОВ рассказывает о самых известных фильмах Hong Kong View.

Экономическое и торговое представительство Гонгконга, которое помогает кинотеатру «35 мм» в организации Hong Kong View, очень просило не называть событие фестивалем. Фестиваль по гонконгским понятиям — это минимум две недели, сотни фильмов, десяток площадок, тысячи гостей. В Москве на Hong Kong View покажут пять фильмов (что по столичным меркам вполне фестиваль), но зато картины подобраны так, что по ним отлично видно, что же сейчас происходит в некогда великой киноиндустрии.

Все фильмы в программе новые, правда, сделаны они авторами совершенно разных поколений, и каждая работа представляет целый пласт современной истории гонконгского кино. В этом смысле особенно интересны три картины: «Любовь в облаках» Пан Хочуна, «Воскрешение» Вай Ка Фая и «Ночь и туман» Энн Хуй.

©  Hong Kong View

Кадр из фильма «Любовь в облаках»

Кадр из фильма «Любовь в облаках»

Пан Хочун — самый молодой из авторов, представленных в программе; из поколения, которое не застало золотой век и пришло в индустрию в начале 2000-х, когда полумертвое гонконгское кино уже много лет плавало в бухте Виктория кверху Донни Йеном. Мейнстрим до сих пор в этом положении (достаточно посмотреть, что там с Донни Йеном выходило недавно, в том числе и в российский прокат), но в независимом кино происходят процессы противоположные.

Объединение с Китаем слабо повлияло на свободу самовыражения гонконгских режиссеров, цензура касается их, только если они хотят выпустить свой фильм на континенте. Поскольку выпуск картины по всей стране — один из немногих способов отбить бюджет, авторы нового поколения, которые хотят сказать не совсем то, что разрешила Компартия, вынуждены работать с микроскопическими бюджетами и продавать фильмы на зарубежные спутниковые и кабельные телеканалы через кинорынки и международные фестивали. На фестивалях же привыкли, что гонконгское кино сделано преимущественно на стыке жанрового и авторского и избегает обычных артхаусных провокаций. Новые режиссеры то ли вынужденно, то ли с радостью следуют этому канону. Пан Хочун тоже был заложником этой тенденции. Например, в Европу, точнее, на Берлинский фестиваль он пробился c пятым своим фильмом — «Изабелла», мелодрамой «под Кар Вая», с рапидами и дождем. Возможно, если бы он не имитировал чужой стиль, его и не позвали бы в Берлин (к счастью, в этом направлении он дальше не пошел). Следующая его работа, «Исход», была вымороженной (по кубриковским рецептам) трагикомедией о вселенском женском заговоре с целью убийства всех мужчин — не самый типичный гонконгский фильм, от Кар Вая бесконечно далекий.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›