Что же вы, олухи, про всех снимаете – от Путина до последнего бомжа, а про одно из самых заметных явлений в русской культуре никто даже не пошевелился что-то сделать?

Оцените материал

Просмотров: 18677

Алексей Медведев: «Фестиваль – это паразит, какими красивыми словами его ни называй»

Мария Кувшинова · 12/10/2009
Программный директор фестиваля «Завтра» – о том, как важно уметь удивлять

Имена:  Алексей Медведев · Алехандро Ходоровски · Брюно Дюмон · Гай Мэддин · Егор Летов · Иван Дыховичный · Изабелла Росселлини · Йоргос Лантимос · Константин Селиверстов · Корнелиу Порумбою · Кристофер Дойл · Ксавье Долан · Максим Семеляк · Роберт Сигел · Себастьян Силва · Том ДиЧилло

©  Евгений Гурко

Алексей Медведев: «Фестиваль – это паразит, какими красивыми словами его ни называй»
В конце недели нас ожидает суперприз – с 16 по 19 октября в кинотеатрах «35 ММ» и «Пионер» пройдет фестиваль «2morrow»/«Завтра», ставший за три года своего существования самым внятным, осмысленным и интересным киномероприятием Москвы. В конкурсе девять картин, жюри возглавит Алехандро Ходоровский, на открытии покажут «Пределы контроля» – новый фильм Джима Джармуша, а роль тамады исполнит легендарный оператор Кристофер Дойл, который заменит развлекавшего публику в прошлом году Абеля Феррару. Программный директор «2morrow» Алексей Медведев рассказал OPENSPACE.RU о том, почему фестивальное движение почти перестало удивлять и как с этим бороться, а МАРИЯ КУВШИНОВА выбрала своих фаворитов в программе.

— Правда, что главная цель фестиваля «Завтра» — показывать фильмы Гая Мэддина на большом экране?


— (Смеется.) В этом году мы самые любимые его фильмы покажем в рамках мини-ретроспективы. Было бы время и силы, устроили бы полную.

— Он сам не приедет?

— И Гай Мэддин, и Изабелла Росселлини про нас знают, но они ведь люди занятые: у них как раз на эти дни намечено концертное представление «Brand Upon The Brain!» в Париже.

— Вы, кстати, покажете «Зеленое порно» — короткометражки, в которых Росселлини рассказывает о размножении разных тварей. Зачем? Разве этих роликов нет на Youtube?

— Мы показываем третий сезон, которого еще нет в интернете. Приезжает старый друг фестиваля Джоди Шапиро — продюсер Гая Мэддина и режиссер «Зеленого порно». Почему бы в очередной раз не порадоваться тому, как Изабелла Росселлини изображает креветку, паучиху, улитку и дождевого червя, который совокупляется сам с собой?

— «Завтра» проходит в третий раз — и это очень узнаваемый фестиваль, с очень понятной политикой программирования. Вы как-то формулируете принципы отбора?

— Есть, конечно, определенные формальные признаки. Я бы не назвал это «принципом отбора». Что бы ни говорили фестивали о своих концепциях — это по большому счету ерунда. Все знают, что это хороший фильм, когда видят хороший фильм, — и любым способом стремятся заполучить его в конкурс. Другое дело — редко получается. Но премьеры бывают даже на таких маленьких фестивалях, как наш. Мы показываем картины, которых не было в конкурсе Канна, Берлина и Венеции. Нет смысла приглашать в конкурс «Антихриста» Ларса фон Триера — вне зависимости от того, нравится вам фильм или нет, свое он уже получил. Но в параллельных программах как крупных, так и не очень фестивалей попадаются фильмы, которым часто не достается (возвышенно несколько звучит) заслуженного духовного пространства. Ну почему Гай Мэддин ни разу нигде не был в конкурсе, кроме как у нас? Это несправедливо, он один из лучших мировых режиссеров! Хочется ликвидировать перекос.

©  Евгений Гурко

Алексей Медведев: «Фестиваль – это паразит, какими красивыми словами его ни называй»
— На что обратить внимание в этом году?

— Понятно, что отборщик фестиваля должен выделять все фильмы, тем более конкурсные. Но я могу назвать причины, по которым как минимум некоторые из них обязательно надо смотреть. Например, есть картина «Я убил свою маму» франкоканадца Ксавье Долана, который стал, наверное, главным открытием года. Фильм был показан в каннском «Двухнедельнике режиссеров», который, я подчеркиваю, не конкурсная программа — а здесь мы предоставляем Долану возможность посоревноваться с близкими по духу кинематографистами (не знаю, насколько она ему нужна). Там есть очевидный рекламный ход: режиссеру двадцать лет, он еще и играет главную роль — себя самого, шестнадцатилетнего. Рассказывает о непростых отношениях с собственной матерью.

— Она жива?

— Мать жива-здорова, и вообще это комедия. Просто когда его в школе попросили написать сочинение про родителей, он, скорбно потупив очи, сказал: «Моя мама умерла». Я посчитал, что в конкурсе как минимум пять или даже шесть фильмов по жанру относятся к комедиям. Например, норвежский «Норд», по определению авторов, «депрессивная северная комедия». «Женитьба» русского режиссера Константина Селиверстова — весьма необычная экранизация Гоголя, своеобразная документально-игровая жизненная комедия. Были такие фильмы, где людей спрашивают: «А что вас зацепило в человеке, с которым вы живете, которого вы любите?» И начинают раскручиваться истории из жизни довольно необычных персонажей. Игровые сцены из «Женитьбы» как-то неожиданно хорошо подчеркивают стороны национального характера и напоминают нам о том, почему мы так смешно живем. Вообще, у нас процент комедий неслыханный для фестиваля авторского кино, обычно картинка бывает мрачноватой.

Из мрачных фильмов назову Брюно Дюмона, при том, что «Хадевейх», наверное, не лучшая его работа. Но там есть такие моменты пластики существования людей в пространстве кадра, которые позволяют говорить, что Дюмон по-прежнему один из ведущих европейских режиссеров. Еще и сюжет провокационный: истово верующая в Христа современная девушка примыкает к мусульманским террористам.

Мне кажется, важнее быть логичным и последовательным, чем гнаться за какой-то гипотетической эксклюзивностью, хотя свои премьеры у нас есть. Во-первых, «Женитьба» — картина, андеграундная не в плане эстетики, а в плане методов съемки: человек снимает фильмы на свои деньги или деньги друзей — шесть уже снял или восемь. Вторая премьера — «Большой фанат», режиссерская работа Роберта Сигела, сценариста «Рестлера», тоже, как ни странно, в чем-то близкая Гоголю и теме маленького человека. Необычный, конечно, материал — жизнь болельщиков американского футбола, но узость среды более чем компенсируется широтой охвата человеческих чувств. Фильм был на фестивале «Санденс», ничего не получил, никто его не заметил — а мы заметили и пригласили.
Страницы:

 

 

 

 

 

Все новости ›