Оцените материал

Просмотров: 32994

Коллекционер разумный

Анна Арутюнова · 31/08/2009
Петр Авен рассказал журналу ART+AUCTION Russia, как ему удалось создать наиболее полное собрание русского искусства конца XIX — начала ХХ века

Имена:  Петр Авен

©  Кирилл Овчинников/Art+Auction Russia

Эскиз майоликового панно «Богоматерь с младенцем», 1904-1905, Кузьмы Петрова- Водкина попал к Петру Авену из новосибирского собрания Леонида Розенфельда

Эскиз майоликового панно «Богоматерь с младенцем», 1904-1905, Кузьмы Петрова- Водкина попал к Петру Авену из новосибирского собрания Леонида Розенфельда

Петр Авен начал собирать искусство в 1990-е годы. И надо признать, что деловая хватка не подвела коллекционера — он четко осознавал исключительность сложившихся обстоятельств. В стране, где торговля искусством долгое время считалась в лучшем случае спекуляцией, вдруг стало возможным беспрепятственно и теперь уже легально купить огромное количество первоклассных работ. Петр Авен не упустил свой шанс и приобрел лучшие вещи «Бубнового валета» (это, пожалуй, самая сильная часть собрания) — большинство художников этого объединения остались в России после революции, и найти качественные картины на отечественном рынке в 1990-е не составило труда. «В СССР были великие коллекционеры с отличными собраниями, — справедливо отмечает господин Авен, — но все эти собрания были в разы меньше моего, потому что тогда не было таких возможностей». Неудивительно, что теперь в его собрании много работ с благородным провенансом: Петр Кончаловский из коллекции Мясникова, Кустодиев из коллекций Руслановой и Рубинштейна, Лентулов — от Шустера, Судейкин — от Лойцанских.

©  Кирилл Овчинников/Art+Auction Russia

По часовой стрелке: Константин Коровин. Портрет Н.И.Комаровской.  1920; Абрам Архипов. Крестьянка в красном. 1917; Константин Коровин. У плетня. 1919;  Константин Коровин. Тройка. Провинция. 1914; Константин Коровин. На причале. Гурзуф. 1917. Коллекция Петра Авена

По часовой стрелке: Константин Коровин. Портрет Н.И.Комаровской. 1920; Абрам Архипов. Крестьянка в красном. 1917; Константин Коровин. У плетня. 1919; Константин Коровин. Тройка. Провинция. 1914; Константин Коровин. На причале. Гурзуф. 1917. Коллекция Петра Авена

По-настоящему звездное происхождение у «Тройки» Константина Коровина — гордости Петра Авена. Ее первым владельцем был Шаляпин, затем работа оказалась у Утесова и, наконец, попала к известному переводчику и коллекционеру Алексею Стычкину. Стычкин, как известно, крайне неохотно продавал вещи из своего знаменитого и, безусловно, первоклассного собрания. «Вдруг он совершенно неожиданно сказал, что готов продать мне пару работ, — вспоминает господин Авен, много лет друживший с коллекционером. — Я долго колебался, разрывался между несколькими вещами, но в итоге выбрал “Тройку”». Позже Авен приобрел еще две работы из собрания Стычкина: «На причале. Гурзуф» Константина Коровина и «Террасу» Александра Головина.

©  Кирилл Овчинников/Art+Auction Russia

Работы Петра Кончаловского, Сергея Судейкина, Александра Куприна и Бориса Григорьева из собрания Петра Авена

Работы Петра Кончаловского, Сергея Судейкина, Александра Куприна и Бориса Григорьева из собрания Петра Авена

Амбициозный план собрать лучшую коллекцию русского искусства, наличие в продаже превосходных работ и крупное личное состояние («один из самых культурных российских миллиардеров», как характеризует его ВВС) превратили Петра Авена в сильнейшего игрока на российском арт-рынке, соревноваться с которым мало кому было под силу. Поначалу он был практически единственным, кто всерьез коллекционировал русское искусство и покупал его в таких масштабах. «Если я решаю что-то купить, то не ставлю себе никаких лимитов, для меня это не вопрос денег, — говорит Петр Авен. — Если мне кто-то и мешал, то это были непоследовательные покупатели, которые хотели непременно заполучить какую-нибудь одну приглянувшуюся вещь, чтобы украсить спальню или гостиную». Тем не менее даже он соглашается, что цены на рынке русского искусства в последнее время были сумасшедшими. Правда, аукционный бум и повышенное внимание новых покупателей не только не испугали коллекционера, но даже не нарушили его планов. К тому моменту он уже «купил все, что хотел».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›