Оцените материал

Просмотров: 12121

Вера как залог успеха

Анна Савицкая · 13/11/2008
Эксперт аукционного дома Christie’s Мария Паффити рассказала OPENSPACE.RU о рынке икон и предстоящих торгах 24 и 27 ноября в Лондоне

©  Christie’s

 Мария Паффити на фоне иконы «Богоматерь Тихвинская». Московская школа. Конец XV-го века. 94×70,5 см

Мария Паффити на фоне иконы «Богоматерь Тихвинская». Московская школа. Конец XV-го века. 94×70,5 см

Отдел икон Christie’s  — один из самых молодых и бурно развивающихся. Всего за три года общая сумма продаж выросла с £77 тыс. до £7 млн. Этот год обещает стать не менее успешным — после июньских русских торгов общая сумма уже достигла £3,8 млн. Глава отдела Мария Паффити согласилась поделиться секретами успеха на рынке и рассказать о работе, предшествующей аукционам икон.

— Мария, сколько лет вы руководите отделом икон Christie’s?

— Я пришла в Сhristie’s в конце 2005 года, и тогда иконы находились в ведении департамента предметов из серебра, миниатюр и древностей. Растущий интерес к этой области в последние годы привел к тому, что отдел икон стал самостоятельным, и мы начали проводить отдельные торги.

— Сколько раз в год продаются иконы на Christie’s?

— Сейчас мы проводим торги дважды в год в рамках русской недели в Лондоне, в июне и ноябре, а также включаем стринг икон в состав других, менее значительных торгов, которые проходят не только на Кинг-cтрит, но и в Саут-Кенсингтон, где традиционно представлены более доступные вещи. Кроме того, в апреле следующего года иконы впервые появятся на русских торгах в Нью-Йорке.

©  Christie’s

 Богоматерь Тихвинская. Московская школа. Конец XV-го века. 94×70,5 см

Богоматерь Тихвинская. Московская школа. Конец XV-го века. 94×70,5 см

— Ваш отдел занимается иконами и византийским искусством разных эпох и регионов. Другое направление — древнерусское искусство. Скажите, иконы какого времени наиболее часто встречаются на рынке?

— Одна из самых ранних из проданных нами русских икон — «Рождество Христово», написанное около 1500 года (аукцион 13 декабря 1995 года, £265,5 тыс.). На ближайших торгах будет икона самого конца XV века — «Богоматерь Тихвинская» московской школы (лот 18, эстимейт £200—300 тыс.), но в основном на аукционах представлена русская иконопись XVI — начала ХХ веков.

— Много ли русских коллекционеров среди клиентов вашего отдела?

— Русские коллекционеры, живущие как в России, так и за ее пределами, — наши главные покупатели. Это касается не только русских икон. Все наиболее значительные византийские и критские иконы на последних торгах тоже были куплены русскими. Их интерес обеспечивает этому сегменту неизменный рост. Однако они приобретают только вещи высокого качества.

©  Christie’s

 Мария Паффити с сосудом в форме голубя. Византия. VI – VII века. Бронза. Высота 15,2 см

Мария Паффити с сосудом в форме голубя. Византия. VI – VII века. Бронза. Высота 15,2 см



— Как вам удается находить работы для торгов? Ведь вывоз старинного искусства, в том числе икон, из России запрещен. Те же правила, насколько мне известно, действуют и в Греции.

— В нашем каталоге нет ни одной вещи, привезенной из России, Греции и Кипра, все лоты происходят из частных западных коллекций — из Европы, Америки и даже Японии. Работы, представленные на торги, были проверены министерством культуры Великобритании — мы выясняли, не были ли они украдены и не находятся ли в розыске. Что касается русских икон, то мы всегда направляем запросы с фотографиями в Росохранкультуру. Наш главный принцип: никогда не выставлять на аукцион предметы с сомнительным провенансом.

Откуда же берется такое количество православных икон на западных аукционах?

— Основная часть русского искусства попала на Запад после революции 1917 года. В эмиграцию русские увозили именно иконы, ведь это религия. Позднее советское правительство официально продавало православное искусство за границу — так оно оказалось в частных западных коллекциях.

©  Christie’s

 Святой Георгий. Фрагмент фигуры. Византия, X век. Слоновая кость. 5x3,8 см

Святой Георгий. Фрагмент фигуры. Византия, X век. Слоновая кость. 5x3,8 см

— Как вы поступаете с предметами, нелегально вывезенными в 1970—1980-е годы из Советского Союза, никем не учтенными и мало кому известными?

— Мы делаем все, чтобы эти работы не попали на наши торги. Я считаю, что аукционы во многом способствуют тому, чтобы рынок икон становился более прозрачным — после того как изображение иконы появилось в нашем каталоге, ее намного труднее украсть и перепродать, она уже известна большему числу коллекционеров и специалистов.

Кроме огромного количества вещей с «криминальным прошлым» и вывезенных контрабандой, рынок икон полон подделок. Даже для подлинных вещей необходимо определить время создания и школу. Как вы решаете эти проблемы?

— Я считаю, что достаточно хорошо разбираюсь в иконах. Когда мне необходимо подкрепить свои соображения по поводу той или иной вещи мнением специалиста, я обращаюсь к российским ученым и музейным экспертам. Разумеется, я долго изучала эту область и продолжаю узнавать что-то новое в процессе работы, но я не могу знать все. Поэтому для нас так важны тесные контакты с византинистами и учеными, занимающимися иконами в России.

— Как формируются цены на предметы православного искусства?

— Существует множество факторов, которые влияют на цену произведения искусства. Когда видишь новую вещь, задаешь себе вопрос, подлинная ли она и насколько хорошо выполнена. Произведение пусть и V века, но плохого качества, конечно, имеет историческую ценность, но стоить может значительно дешевле первоклассной работы более позднего периода, например XVI или даже начала ХХ века.

©  Christie’s

 Святой Благоверный князь Владимир. Серебряный оклад с позолотой и эмалью. Именник Ивана Тараброва с фабричным клеймом Ореста Петровича Курлюкова. Москва,1895 г. 31,3×27,1 см

Святой Благоверный князь Владимир. Серебряный оклад с позолотой и эмалью. Именник Ивана Тараброва с фабричным клеймом Ореста Петровича Курлюкова. Москва,1895 г. 31,3×27,1 см



На цену влияет и редкость. Так, византийский сосуд VI—VII веков в форме голубя (лот 40, эстимейт £150—200 тыс.), который появится на нашем аукционе 24 ноября, — уникальная вещь. Я не знаю прецедентов появления аналогичных сосудов на рынке, а из музейных работ эту вещь можно сравнить лишь с одним из экспонатов музея Метрополитен. Определять эстимейт было очень сложно, но я опиралась на данные о продажах других редких византийских предметов этого времени.

Цена зависит и от материала и сохранности работы. Например, резная фигура святого Георгия из слоновой кости (лот 48) сохранилась со значительными утратами, однако уровень исполнения и редкость позволили оценить ее в £75—95 тыс. Что касается ранних икон, то их часто многократно переписывали, и это значительно снижает стоимость.

— Влияет ли на стоимость иконы ее сюжет?

— Излюбленными сюжетами русских коллекционеров стали изображения Богоматери — Владимирской, Тихвинской или Казанской, а также образы столь популярного в России Николая Чудотворца. Естественно, это влияет на цену. Например, очень поздняя икона (XVIII век) Святого Владимира — князя, обратившего Русь в православие, — должна иметь большой успех среди русских коллекционеров, я оценила ее в £40—60 тыс. Аналогичное изображение другого святого, думаю, было бы менее востребовано. Кроме того, покупатели предпочитают наиболее оптимистичные из христианских сюжетов — например, яркое и праздничное изображение Рождества покупают охотнее, чем иконы «Успение» или «Распятие».


Еще по теме:
Анна Арутюнова. Из деревни в музей
Иеремия Херцог. Иконы на Christie’s

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›