Оцените материал

Просмотров: 49899

Звездочетов об Осмоловском: объекты для одномерного человека

18/02/2009
В новой рубрике один художник оценивает выставку другого — принципиально важную для современного искусства. Будет жестко, взвешенно и абсолютно субъективно

Имена:  Анатолий Осмоловский · Константин Звездочетов

 Вид экспозиции выставки Анатолия Осмоловского в галерее pop/off/art

Вид экспозиции выставки Анатолия Осмоловского в галерее pop/off/art

ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ поговорила с художником КОНСТАНТИНОМ ЗВЕЗДОЧЕТОВЫМ на выставке Анатолия Осмоловского «Поклонение» в галерее pop/off/art.
— У нас сегодня «гамбургский счет». Призываю тебя оценить искусство товарища нелицеприятно, справедливо и очень конкретно. Как сделано, что недоделано… Про это только художник художнику может сказать — критики давно ничем таким не занимаются. При этом нам известен весь путь Осмоловскогоот раннего героического акционизма, когда он залезал на плечо памятника Маяковскому, до современного его галерейного периода, в котором он создает, как совершенно справедливо написано вот тут на этикетках, «отдельные объекты».

— Мне Осмоловский очень симпатичен. Но я знаю двух Осмоловских. Один — замечательный художник с очень хорошим пластическим чувством. Может быть, он сам руками ничего в искусстве и не делает, но важно, как он расставляет вещи. Он умеет их остроумно подавать. Возьмем, например, его знаменитую работу «После постмодернизма остается только орать» — фото на мольбертах рядом с роялем. Или другой его проект («Клаустрофобия анархии»), в котором трехметровая статуя Терминатора упиралась в потолок, а в ногах валялись несколько алюминиевых голов Джоконды с усами. Жалко, что никто не видел эту работу, она в Стамбуле была показана. Видно, что человек обладает очень хорошим пространственным воображением. Очевидно, боюсь употреблять это слово, у него есть талант! Но есть другой Толя Осмоловский, который занимается псевдореволюционной трескотней, имеющей мало отношения к его творчеству нормального буржуазного художника.

— То есть ты его акционистские опыты не ценишь? Они же продолжали, можно сказать, твою линию?

— Ценю, но это был юношеский период. Это все равно что мне все время вспоминать, что я был «Мухомором». Он очень быстро это все прекратил и начал делать вещи дизайнистые и буржуазные. Псевдореволюционный акционизм с показыванием жопы хорош в прыщавом молодом возрасте, когда хочется обратить на себя внимание, а потом наступает пустота — ну вот, все, тебя приняли, но тебе надо что-то делать дальше. И первое, что приходит в голову, — это создать новую религию. Ведь человек, который показывает жопу, — у него тоже мессианские настроения. Типа «я-то знаю»…

Вид экспозиции выставки Анатолия Осмоловского в галерее pop/off/art

Вид экспозиции выставки Анатолия Осмоловского в галерее pop/off/art

То есть ты не считаешь, что Осмоловский (так полагают некоторые) ренегат, который лет пять назад предал свое революционное прошлое и начал делать сначала красивые, а теперь еще и полусакральные штучки, — ты считаешь, что он просто всегда был именно такой, как сейчас.

— Да. Ничего революционного, кроме декоративной «Баррикады», он не создал. Да и революционность ее декоративная. Он вообще появился как раз в момент крайнего «обуржуаживания» и сам все время формировал систему галерей. Он же еще в 1990-е годы стал, например, куратором самой буржуазной в то время галереи «Риджина».

Ты считаешь, он вжился в эту буржуазность?

— Да нет, это они в него вжились. Мне вот недавно сказали хорошее слово: трендситтер! Он стал трендситтером. Он, конечно, пытается как-то рулить ситуацией, но с самого начала действует в совершенно стагнированной, закристаллизованной структуре современного искусства, какая она есть сейчас. И даже создал ее.

Но он все-таки утверждает, что в его искусстве произошел качественный перелом. Сейчас речь идет уже о прямой сакрализации художественных объектов. Современное искусство пыталось создать альтернативу религии. И, видимо, с точки зрения Осмоловского, эта позиция потерпела крах.

— Я тоже так считаю.

Потому-то мне и интересно тебя спросить. Ты ведь тоже делал некие «алтари»

— Я больше склонен считать искусство не религией, а ремеслом. Плясунцов, циркачей и акробатов, так сказать. Но, зная Толика, я думаю, что он вряд ли делал все это своими руками…

Для тебя это недостаток?

— Нет, просто есть разные люди. Есть те, кто увлекается чистым деланием, а есть более концептуальный подход. А здесь он сам не делал, и это очень видно. Это промышленное производство. Визуально очень напоминает календари инков из доколумбовой Америки, но только уже в варианте фэнтези. Сувениры. Я должен честно сказать: это чудовищная профанация, это очень поверхностно.

По отношению к духовному?

— Ну про это я уж не говорю — по отношению к искусству. Взят только верхний слой, очень похоже на дизайн, все хорошо, все очень интерьерно. Это понятно, что современное искусство все сейчас такое, но этим можно задержать внимание только на минуту, не больше. Хотя эти ноздреватые вещи, тактильность их, поначалу цепляют. В том поле, в котором мы с тобой пасемся, это не ценится, но у него это есть изначально — я же говорю, талант.

А.Осмоловский. Хлеба. Бронзовая серия, малая. Объекты 1-5. 2008. Дерево, смеш. техника

А.Осмоловский. Хлеба. Бронзовая серия, малая. Объекты 1-5. 2008. Дерево, смеш. техника

Так, значит, он нашел место для проявления этого таланта, чего не мог найти в акционизме?

— На таком акционизме долго не протянешь. Надо же не только Барта и Делеза читать, а иметь свой мыслительный процесс. Это, может, для вашего брата искусствоведа нормально, но художник должен… нет, это глупое слово, никому он ничего не должен... в художнике подозревается автор. Пусть это будет даже кривоватая идея, но она должна быть своеобразная, понимаешь? А я боюсь, что — я прошу прощения — тут все довольно примитивно. Я так говорю, потому что я очень хорошо к Толе отношусь, я переживаю за него.

Вот еще что: когда ты обращался к сакральным сюжетам, это всегда носило характер нарратива, повествования. И единственное, от чего Осмоловский резко отказывается, — это как раз от этого повествования, которое составляло, можно сказать, основу русского искусства. До какой-то степени это повествование было в его первых объектах — они были страшно фигуративные. Розовый лаваш, черные орехи, золотые танки… Такой поп-арт. А это уже даже не хлеб, а какие-то куски пробки с абстрактными знаками. Это уже не изобразительное искусство. Это какой-то Кунеллис прямо.

— Итальянское arte povera было в свое время революционным течением, потому что они предлагали фитюльки какие-то, уголь, глину, и почему за них нужно было платить деньги, народ не понимал.

Да, но сейчас-то такие материалы — это, наоборот, экологично и дорого. Это вовсе не природа, а культура.

— Ну вот в том-то и дело.

И мне эти объекты напоминают об интерьере ресторана.

— Я думаю, африканского.

Мне кажется, с биооттенком. Экологического.

— Да, может быть, это вегетарианский ресторан.

Очень простой, но очень дорогой. Гречка...

— Но с авокадо. Фьюжн!
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • ozero· 2009-02-19 21:21:40
    Звездочетов - отличный ! за содержание - пять!
  • theAK· 2009-02-20 00:52:26
    Это изобразительные работы, не абстрактные. Как изображено? Либо просто имитация (дерево похоже на хлеб), либо просто символы, обозначения чего-то, - в общем, ни нового, ни какого-то определенного изображения нет. А что есть? Есть единый материал - дерево. Да, солидные толстые доски, как старые иконы. Да, интерьерные, вероятно, продажные, как ковер (не как искусство). Т.е. чувство вызывается поп-артом самих досок. Как у Тимура Новикова тряпки. Впечатляет, пока этого немного. Как будет много и везде, тогда останется лицо художника. А потому: берегитесь всяких инсталляций! На поверку они часто оказываются пустыми. Холст, кисточка - вот и все, что нужно для самовыражения.
  • pervov_georgy· 2009-02-27 14:14:41
    Произведение Анатолия "Хлеба. 2007г." (Дерево.) для этого жанра (объект) и течения (Минимализм) - выдающееся. Эмоциональное воздействие произведения на зрителя в рамках этого течения имеет свои жёсткие рамки. И Анатолий, конечно, увы, из этих рамок не вырвется. По-настоящему дерзновенному духу в них тесно. Минимализм более уместен в утилитарно-производственной сфере. В сфере изобразительного искусство (для минимализма то бишь визуального) налицо его интерьерная, декоративно-прикладная, безОбразно-фетишистская роль. Иногда я продолжаю встречать термин "нонспектакулярное искусство". В термине нет дифференцирующего смысла. Это дефиниция Минимализма. Нонспектакулярность один из многих его признаков: "малослышимое и..", "маловидимое и..", "бесчувственное и.." и т.п. Вот если бы Анатолий создавал течение "Наноминимализма" (с очевидной атрибутикой; наноразмеры, новые технологии и т.п.) к примеру, в этом случае мы могли бы принять новый термин заключающий в себе главный признак объекта...
    4(!) Да друзья, 4 зона Критериев тоталреализма. Когда, как подавляющее большинство поделок минимализма находятся в мрачном и непроницаемом закутке 1,2 зоны, медленно расстворяющиеся в небытие.

    http://www.pervov.ru/info.html

    P.S. Хороший совет. Мне, как зрителю, не хотелось бы смотреть на Хлеба-2,3,4 и т.д. С этим уже всё ясно...
  • pervov_georgy· 2009-03-19 15:04:55
    Беляев-Гинтовт, Звездочётов, Осмоловский, Пепперштейн - все эти художники красивы. Каждый по-своему. Анатолий колоритная, заметная фигура, это очевидно. Всё время неутолён, неугомонен, неравнодушен, строптив до самозабвения и почти авторитаризма, но, тем не менее, без него, нам было бы тусклее и блёклее. Вот я, фотографируя действительность настоящего времени, создаю не похожие друг на друга проекты и целые жанры. Так и вижу, как у меня накапливались бы, встречай я их в городе, проекты - «неизвестные, но узнаваемые художники»; «Звездочётов», «Беляев-Гинтовт», «Пепперштейн» наверное и «Осмоловский». Толины «Хлеба» попали бы в проект «архифакты Чудобъектов», к примеру. Про его другие объекты сказать сложно, но скорее некоторые искусно сделанные, тоже были бы сняты, попали бы в проект «Никчёмности». Работы других вышеперечисленных художников, в основном картинного типа, нашли бы своё место рядом с «Рисунками для детей и взрослых», создаваемые всеми кому не лень, но с последними, с их обескураживающей свежестью, наивностью, парадоксальностью, очень сложно конкурировать профессиональным художникам. Художники-деятели, как наши вышепоименованные герои, конечно считают, что если они висят в галерее или музее они находятся вне сравнения с фоновым стихийным творчеством, но для меня, эти два, казалось бы, раздельных мира – едины. Для меня, очевидно, что, к примеру, Лентулов, Фальк, Гончарова, Попова не выдержали бы проверки на прочность сравнивая их с лучшими картинами анонимных творцов. В среднем, профессионал живописец, проигрывает уборщице или воспитательнице детсада взявшей в руки кисть. Я к тому, что все явления под солнцем обусловлены своим окружением. Все находиться в симбиотической связи. Что бы художники друг о друге не говорили и о себе не думали, они где-то могут находиться в восточном секторе 2738 кластера 27336 ряду на 347638 месте Божьей промыслительной сферы.
    Когда я вновь слышу, что объекты невысокоприоритетных явлений, назовём их «Никчёмности», как у Анатолия, рядятся в хитроумные теоретические облачения-прикрытия, типа - ауратизм, чувствую здесь ауру «Ясновидицы бабушки Авдотьи», «Православной магии», «Бойсовского шаманства» и т.п. Всё не то. Мимо. Анатолий бьётся над термином, который будет обозначать главное, особое, как хотелось бы думать, свойство его творчества (отождествим его с объектами «Никчёмности») и неспроста не может найти. Он пытается чёрного пуделя покрасить в белый цвет, но пудель останется всё равно чёрным. Это его свойство.
    Зачем Анатолий говорит, что он авангардист? Где первопроходчество в его творчестве, если при всём желании в его объектах мы не можем выделить особые свойства. Этого свойства у них просто нет. Автор, да и тысячи других, сам пришел в пустыню, по незнанию или от лукавого знания. Как пустыню не называй она пустыней останется. Это не его вина или злой умысел, это воочию проекция цивилизационного образоборческого симптома-курьёза и, как в случае с Анатолием, он простой инструмент в его рамках. О какой авангардистской позиции можно говорить, когда автор вдрыбадан имманентен породившей его системе! Аура, атмосфера, дух, образный строй - понятия синонимичные.
    История искусства существует с ними испокон. Вот если Анатолий пригласит экстрасенсов (ауру только они и видят) и они под присягой подтвердят что у его «Никчёмностей» аура больше? плотнее? энергитийнее? или как там ещё, определённее, чем скажем у табуретки, не говоря об «Иване Грозном, убивающем своего сына» Репина, «Неутешном горе» Крамского, «Мире Кристины» Уайета, «Рождении Венеры» Боттичелли, «Поднимающего знамя» Коржева… короче - я соглашусь с ауратизмом Осмоловского в том случае если будут представлены доказательства существования ауры в какой-то особо превосходной степени, по сравнению с аурой хотя бы перечисленных произведений.
    Если всё ж будут найдены такие доказательства, хочется понять, в чём смысл ауры? Диагностика кармы? Цветы в квартире рядом с произведением лучше растут что ли?
    Подытожив – скажу: Работы Анатолия существуют. Слава Богу. Пусть расцветает сто цветов. Много чего существует, всему своё место находится, но всякому сверчку знать свой шесток никогда не помешает, а это всех касается в 2738 кластере.

    www.pervov.ru
  • pervov_georgy· 2009-03-21 12:29:53
    Анатолий Осмоловский. Ауратизм против мусора. http://artinfo.ru/ru/news/default.asp

    cуть дополнение к эпитафии: "Боровшиеся с МУСОРОМ: ...,академизм,...,"ауратизм",...,гламуропатия,...,евгеника,...,"истинное арийство",...,классицизм,..."

    www.pervov.ru
  • pervov_georgy· 2009-03-23 15:01:04
    Анатолий Осмоловский. Ауратизм против мусора. http://artinfo.ru/ru/news/default.asp

    Евгенэстетика, евгенический эстетизм (гр. eugenes хорошего рода, породистый + гр. aesthesis ощущение, чувство) – Доминирующая ценностная парадигма в разных видах искусств, ориентированная на унифицированно-отвлечённые идеалы: «красоты» (красивости), «эстетизма» (выхолощенности), «этики» (обесчеловеченности) и т.п. Дискриминация и фальсификация фактов действительности; очеловеченности, жизненности, одушевлённости и т.п. В разной степени тоталитарности проявился в академизме, классицизме, субреализме, национал-социалистском искусстве и др.

    www.pervov.ru
  • pervov_georgy· 2009-04-14 13:05:34
    Реплика на интервью А. Осмоловского на стр. http://www.openspace.ru/art/projects/8432/details/8433//page2

    Пять лет уж будет, как Анатолий готовил и провёл групповую выставку в руинах Музея архитектуры. В моём сознании, то время - новая координата в Анатолиных «нонспектакулярных» поисках. В процессе её организации, я у Анатолия поинтересовался – что он, как куратор, хотел бы от художников? Как пример, он привёл свои творческие изыскания назвав их – «ну, такая ху.ня, непонятно что…». Он, в течение этого времени, как всем и казалось, методично реализовывал эту свою стратегию. Где я видел эту - «такую ху.ню, и непонятно что…» я это принимал к сведению. Теперь смотрю, за эти годы, Анатолий стал называть совсем другими словами тот же род своей деятельности и практически не изменившиеся объекты: «авангардом сегодня», «передовым искусством», «искусством которое обладает чувством превосходства над всем…». Вот альманах «сверхискусство» как он говорит, готовится в этой теме. Я уже критически касался попыток Анатолия выдать слова нонспектакулярность и ауратизм за обозначающие якобы течение в изобриске. Напомню вкратце свою позицию – эти слова-термины не обозначают свойств объектов данного автора. Это суть признаки огромного количества других схожих и уже ставшие традиционными объектов. Не решив эти теоретико-практические задачи на своём локальном уровне, Анатолий вопреки здравому смыслу, этике, перескакивает через все логические ступени, снова громогласно объявляет об своих претензиях на «авангард сегодня», «передовое искусство», «искусство которое обладает чувством превосходства над всем…». Я бы попросил оставить в покое термин «авангард», так как ничего «передового вообще» не существует. Передовое суть «мир разделяемый людьми», мир конкретных индивидуальных ценностей.
    Разных видов искусств много. Фотоискусство, киноискусство, искусство архитектуры, искусство живописи, искусство театра, видеоискусство, искусство инсталляции, искусство перформанса, искусство мультипликации, искусство кинодокументалистики, искусство книжной графики, искусство графики, декоративно-прикладные виды искусства, искусство дизайна, искусство скульптуры, искусство рекламы, искусство танца, искусство балета и т. д. и т. п.
    В каждом виде искусства свои направления, течения, стили, школы, жанры и т.д. Очевидно, что Анатолий может предложить свои теоретико-практические поиски только в очень узком сегменте области визуального искусства. Возможно его место в сфере искусства скульптуры, направления абстрактивизма (абстракционизма, я называю эту сферу безобразной), течения минимализма, … тут пока сказать нечего, Анатолины объекты вписываются в виданный-перевиданный класс традиционных для этого течения объектов. Если он углубится в пучину течения и ему повезёт, может и решит задачу с обозначением и обоснованием, допустим, школы. Он просто мало ещё наработал и производит фальстарты – торопится. Наш автор в данном случае не являет пример беспристрастного исследователя области искусства, которую он представляет и вместо научного и обоснованного подхода являет пример подхода волюнтаристского и идеологического. Релятивизм и шарлатанство, «убалтывание лохов», симптоматичны для атомизированной симуляционной сферы безОбразного совриска. Конечно, для меня выглядят совершенно дико наскоки и психические атаки на здравый смысл, деятеля из какой-то низкоприоритетной сферы худпрактик, но с претензией на универсальность и безотносительную ценность. Отчётливо же видно вот что. Анатолий со своими объектами, ху.выми или ауратичными, кому как нравится, преспокойно куда-то течёт с миллионами подобных, в известный нам всем мир «визуальных практик товарного вида». В этом мире царит обесчеловеченность, неодушевлённость, безжизненность. В этом мире «объекты», «изделия», «штуковины», «концепты», «картины», «скульптуры», как будто товары-экспонаты в витрине магазина или модного бутика, аккуратненькие, новёхонькие, глянцевитые, чистоплюйненькие, рафинированные так и просят - ну посмотри какие мы красивенькие, возьми нас, купи нас. Кажется, что всё в этом «стоке» только что скинуло свою обёртку-упаковку, блестящий целлофан, освободилось от бирки с престижным названием фирмы, бренда. В этом мире если и встречаются субъекты человеческого вида, то они похожи скорее на инопланетян, в инопланетных облачениях с фантастическими аксессуарами в сфальсифицированном окружающем их подобии бытия, похожие на вещи, дорогих кукол или роботообразных существ. Эта нежить являет себя в качестве примера более совершенной, якобы желанной жизни, бытия-цели - здесь всё стерильно, ослепительно, внеисторично, беспамятно, внечеловечно, превосходно.
    На наших глазах происходит ещё более полное отождествление произведения искусства с «визуальными практиками товарного вида». Товар, рекламирующий объект и объект- «произведение искусства» зачастую взаимозаменяемы. Если брать, к примеру, множество областей фотосферы, то здесь произошла полная подмена любых явлений человечности, одушевлённости, жизненности, выхолощенной эстетикой фоторекламы. Этот процесс воспроизводится в условиях суггестивно-манипуляционного глобального пресса невиданного ранее. У этого процесса есть свои пророки. Они - порождение этой образоборческой системы, обслуживающий персонал, визуализирующий «духовное мещанство», соучастники классовой сегрегации, занимающие по отношению к сложившейся обесчеловеченной цивилизационной системе позицию соглашательско-охранительного толка - разрешённые пророки-передовики Большой империи жёлтого дьявола. Они создают своих идолов и навязывают им поклоняться. Творят кумиров из пустоты. Чёрным называют белое. Боготворят безжизненное и ниспровергают жизненное.
    Скажем им - нет!!! Белое – это белое, а не чёрное! Не будем поклоняться идолищам поганым! Образам - да! Личинам – нет! Многообразию Богатства жизни – да! Нищете безжизненности – нет!!!

    www.pervov.ru
  • lyubomir· 2009-05-12 01:21:21
    Жаль, что Осмоловский еще не утвердившись "Дали 21 века", занялся деланием денег. А ведь подавал большие надежды.
  • electra· 2009-05-16 00:51:08
    Звездочетову как "советскому человеку с двойным сознанием" пятерка с плюсом за поведение, за анализ - пять, за - красоту мысли - пять, за слог - пять!
    Вот ведь как растут советские люди! Титаны!
    И за несчастного Авдея - так и быть, тож пятерка.

    Теперь про двоешника Осмоловского:
    известно, что отличники всегда завидывали хулиганам и двоешникам.
    Осмоловский был всегда хулиганом. И продолжает... "Фигню и какашки" на стены развешивает.


Все новости ›