Там же зайцы плавали в гробу, по бассейну. А здесь они выскочили из гроба, и их ведут куда-то музыканты, понимаешь?

Оцените материал

Просмотров: 28252

Андрей Монастырский о группе «Купидон»

07/10/2009
«Темное пространство расползается по углам. Это русские дела»

Имена:  Андрей Монастырский · Андрей Филиппов · Виктор Скерсис · Юрий Альберт

©  Предоставлено Stella Art Foundation

Вид экспозиции «Художник и его модель»

Вид экспозиции «Художник и его модель»

ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ вместе с классиком концептуализма подробно разобрала двойную выставку его товарищей – Юрия Альберта, Виктора Скерсиса и Андрея Филиппова
Екатерина Дёготь. Я была вчера на выставке на Мытной. И ты тоже был, как я понимаю. Как твои впечатления?

Андрей Монастырский. Просто прекрасные впечатления. Как только я это все увидел, особенно будки, такой восторг… Наконец-то я увидел настоящее современное искусство. Потому что то, что нам в последнее время показывают, за пределы развлечения, курьеза или дизайна не выходит.

Е. Д. Ну о-кей, то — плохое, а это — хорошее. Но можно как-то конкретизировать…

А. М. Да нет, я не считаю, что курьез, дизайн — это плохо. Наоборот, я всегда с интересом смотрю и то и другое. Например, я был на открытии «Гаража». Там же чистый курьез. Простые метафоры для народа, птички разные, ящерицы. Я с огромным удовольствием, как в зоопарке или балагане, смотрю такие вещи. Но это ложится совершенно на другой горизонт понимания. Не на тот, где находится искусство.

Е. Д. Но здесь же тоже все довольно курьезно. Плавают по воде палитры с газовыми горелками, какие-то стоят будочки, сиськи нарисованы.

А. М. То, как плавают палитры, — это как раз самый простой пласт этой выставки. Это на Клода Моне у него (Андрея Филиппова — OS) реминисценции. На «Кувшинки». Но будочки и вообще ощущение, что выстроено некое, как говорит Лейдерман, приращение смыслов, — это очень важно.Что значит приращение смыслов? Когда оно возможно? Только когда есть большая доля непонимания. Когда ты не понимаешь работу. Если тебе работа понятна сразу, на сто процентов, если это простая метафора — приращения не происходит. Никакой эстетической работы в твоем сознании, в твоих чувствах нет.

©  Валерий Леденёв

Андрей Филиппов. Омут. Посвящается Клоду Моне. 2009

Андрей Филиппов. Омут. Посвящается Клоду Моне. 2009

Е. Д. Так ты считаешь, что в этой инсталляции можно постараться, и смыслы прирастут, да? Но как это сделать? Где та дверь, через которую можно войти?

А. М. Когда тебе показывают что-то непонятное, ты, желая понять, становишься активным реципиентом. А когда тебе показывают ящерицу, ползающую по песку, ты не становишься активным реципиентом. Должна быть большая доля непонимания, иначе это не будет искусство.

Е. Д. Но про ящериц при желании можно что-то понять, а здесь — никогда и ничего. Я должна сказать, что смотрю на герметизм выставки на Мытной (которая мне тоже в принципе была очень приятна, мне было очень хорошо там находиться, потому что я понимаю, видимо, ровно столько, сколько нужно) с какой-то грустью. В этом есть некая отрешенность. Никто никогда не узнает, что фразы Альберта про то, чем он похож на «Витю и Вадика» и чем не похож, имеют какое-то конкретное содержание. Для всех это будет абстракция. Но мне захотелось уточнить, чем тебе так понравились именно будочки Скерсиса?

А. М. Это очень неожиданно. Они абсолютно никуда не влезают, ни в какой знакомый ряд. Ты не понимаешь их. Это не избушка на курьих ножках, не герменевтическая «ортодоксальная избушка» (термин группы «Медицинская герменевтика». — OS). Эта форма непонятна. Пластика сделана так, что она действительно нова.

Е. Д. А картина? (В торце зала висит картина Виктора Скерсиса. — OS)

А. М. Это дюшановский сюжет. И обрати внимание, что груди, которые нарисованы внутри будок, постепенно опускаются, но все зажато. А в картине происходит энергетическая вспышка, все разлетается. Композиционная динамика очень хорошо соблюдена. Мне очень понравилась эта вещь, и она там очень нужна. Так же, как если бы не было в другом торце альбертовского маленького видео (где Филиппов что-то танцует на своей выставке, это тоже вносит динамический момент), то болото с палитрами было бы очень стагнационным. А так это расширяет композицию.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • faberII· 2009-10-07 20:50:53
    урок понимания, но как бы своего, «родного».
    но почему при этом не представить себе, что существуют варианты интерпретации «чужого».
    например «дом престарелых» в гараже,
    он расположен не на самой выставке, а как бы за ее пределами и зрители сидят напротив просто отдыхая или с чашкой кофе, но уже не двигаются как угорелые вдоль экспонатов,
    а выходя за пределы выставки проходят мимо отсека с трупами, отстрелянными головами и гробами
    это не наводит ни на какие мысли?
    А если допустить, что создатели ассоциируют стариков в колясках с разными престарелыми культурами, то можно сделать хотя бы пару-тройку предположений о том, где представляют себя китайцы, чья культура старше египетских пирамид…

    Все ругают зоопарк, но если чуть-чуть вникнуть в то, что мы помним о восточной культуре о ее богах и демонах как они связаны с миром рептилий и как символично современный человек накрыл все это колпаком, думая, что благополучно отгородился…

    Или все так презрительно «о цветочках», но как символично что эта карандашная «почти плесень» как бы расцветает попадая в рамку
    и эта практика, которую мы сегодня называем дизайном будет существовать вечно, как подвешенные напротив зеркальные спирали, отражающие эти «цветочки» имитируют бесконечность..
    как (в этом же разделе) неизвестен возраст индийского праздника, где люди фестивалят закидывая друг-друга красителями и обливаясь краской…
  • chahal· 2009-10-08 12:37:32
    На Руси людей, изъясняющихся непонятным языком, называли «немцами». А как известно, что немцу хорошо, то русскому - сами понимаете. Поэтому непонятность работы не может быть критерием её качества. Приращение смыслов у зрителя может возникнуть, если работа притягивает его, вызывает интерес. Когда у зрителя возникает контакт с работой. А без языкового понимания этого контакта возникнуть конечно не может. Для того, чтобы нормальный человек полез в тёмный подвал с крысами, он сначала должен понять, что это подвал, что он тёмный, что в нём есть крысы, и что кроме этого у него (человека) есть какой-то интерес в этом подвале.

    А насчёт картины со взрывом, я согласен с Катей. Станковая форма имеет многовековую историю, эта форма самодостаточна. Поэтому, даже являясь частью инсталляции, она существует отдельно. И форма картина не терпит, когда с ней обращаются, как с ящиками из-под тары. Существуют законы психологии восприятия, которые волевым решением не изменишь.
  • yuri· 2009-10-08 17:47:40
    Гор, непонятность работы действительно не может быть критерием её качества - это очевидно. Но Монастырский этого и не утверждает - он говорит о механизме приращения смыслов при восприятия непонятного в искусстве. Это приращение возможно только при желании понять. А вот возбуждает ли произведение искусства желание его понять - это уже может служить одним из критериев качества работы.
    А что касается "картины со взрывом", то, на мой взгляд, это вообще не картина, а "произведение искусства, похожее на картину" - большая разница.
    Юрий Альберт
Читать все комментарии ›
Все новости ›