Совсем отказаться от понятия быдла он не может – это энергетика его существования.

Оцените материал

Просмотров: 30356

Письмо из Софии: кулак за дверью

Екатерина Дёготь · 13/11/2010
ЕКАТЕРИНА ДЁГОТЬ встретилась с Олегом Мавромати в реальном, а не виртуальном пространстве

Имена:  Олег Мавромати

©  Екатерина Дёготь

Олег Мавромати

Олег Мавромати

Олег Мавромати нам дверь не открыл, так как был занят: сидел на электрическом стуле. Дверь открыла его жена, художница Боряна Драгоева-Росса. Мы спросили, жив ли еще ее муж.

Комната, где сидел муж Боряны, была ярко освещена большими софитами. Компьютер вовсю выплевывал комменты голосующих. Пользователи голосуют за виновность или невиновность Мавромати (в России десять лет назад на него было заведено уголовное дело по статье 282 УК РФ — о «разжигании национальной и религиозной розни»). Если количество тех, кто считает, что он виновен, будет больше тех, кто считает, что он невиновен (на сколько больше — тут есть расхождения в источниках), то Мавромати должен получить электрический разряд в 600 тысяч вольт, и так несколько раз, с увеличением длительности разряда. Про то, что это публичное самоубийство, на его сайте нигде не говорится. Говорится про то, что электроразряды он должен получать обязательно в присутствии врача и почему-то электрика. Ни того, ни другого в этой небольшой квартире вроде бы не было.

Стул произвел на меня впечатление — он выглядел как настоящий и был, вероятно, сделан каким-то искусным плотником на заказ. В углу стоял художник Калин Серапионов и фиксировал все происходящее на видеокамеру. Он был невозмутим и молчалив, как бодигард, потому что в силу молодости по-русски не говорит и не понимает. Разговор шел на языке Толстого и Достоевского. Мавромати сидел на своем неудобном стуле очень прямо и говорил, глядя куда-то выше наших голов и обращаясь в пустоту, — довольно медленно говорил, зато ни на секунду не останавливаясь, как делают телепроповедники и футбольные комментаторы.

Мы (директор Института современного искусства в Софии Ярослава Бубнова, художник Лучезар Бояджиев и я) принесли с собой вина, как нас и просили. За вином пришлось заехать в ночной супермаркет. Болгарское красное оказалось просто изумительным (забудьте про «Гымзу» в плетеной бутылке) и удивительно дешевым — даже не буду называть цифру, чтобы не расстраивать. При этом оно почти никуда не экспортируется: Россия брезгует им из-за каких-то идеологических предрассудков, а Европа — из-за экономических. Болгария во многих отношениях продолжает оставаться «тайным сокровищем», от чего живущие здесь люди, и в частности художники, порядком устали. «София — это тупик», — сказали они мне, я сочувственно кивнула и лишь через секунду догадалась, что речь идет о расположении города вне транзитных авиапутей, из-за чего самолеты здесь часто отменяются.

Олегу Мавромати, вероятно, скучно в этом авиатупике, и он не очень принимает участие в местной художественной жизни, считая ее для себя мелковатой. Как человек, привыкший к жизни в огромном мегаполисе, я могу его понять, — хотя, наверное, простое любопытство заставило бы меня за десять лет ну хотя бы выучить болгарский язык. Конечно, москвичка Ярослава Бубнова оказалась в Болгарии не в результате преследования, а по своей воле, выйдя еще в 1980-е годы замуж за болгарского художника, — но все же меня впечатляет, что она сумела проделать эту исключительно трудную для большинства русских операцию по усмирению и, что то же самое, конкретизации вселенских претензий. Она полностью приняла свою новую небольшую родину и сосредоточилась в своей жизни на том, чтобы сделать что-то именно там и для местного контекста — и в результате только выиграла, став фактически создателем всей современной художественной сцены в Болгарии и уважаемым международным куратором с большими связями.

Теперь Ярослава Бубнова использует свои связи, чтобы собирать подписи на петиции в поддержку Мавромати. Петиция составлена на платформе свободы искусства и требует изменения 282-й статьи российского УК так, чтобы действия художников под нее не подпадали.

Я, правда, не очень понимаю, как это можно сделать. Если в законе так и прописать («к художникам и прочим недееспособным не относится»), то все художественные трансгрессии немедленно лишатся героического ореола, поскольку героизм возникает лишь там, где есть риск. Для художников, которые считают искусством только то, что проходит по острию ножа между разрешенным и неразрешенным, такая индульгенция была бы просто катастрофой, так как она обессмыслила бы их поступки.

Я бы скорее настаивала на логической линии защиты: имело ли место в действиях обвиняемого (художник он или нет, с моей точки зрения, совершенно не важно) сознательное разжигание чего бы то ни было, то есть прямой призыв? Я бы требовала от судей точности: был ли в криках обвиняемого, ну, или в названии художественного произведения нехороший глагол в форме повелительного наклонения, как то: «убей», «казни», «распни» и т.п.? Если нет, то это всего лишь выражение личного мнения, которое мы обязаны терпеть, хотя, надо признать, многих выражающих свои мнения хочется убить немедленно.

В названии произведения Мавромати никаких нехороших глаголов не было. 1 апреля 2000 года Олег Мавромати в Москве совершил некий поступок, который благодаря телевизионным журналистам стал вскоре известен как акция «Распятие», хотя сам художник называл его «Не верь глазам своим». Поступок состоял в том, что Мавромати был распят. Еще до моей поездки в Софию я вела сложную теологическую дискуссию со знакомыми, которые объяснили мне, что с точки зрения христианства это вовсе не упражнение в покаянии, а большой грех (хотя, должна я заметить, грех — термин не юридический). Позже я выяснила, что Мавромати это как раз знал и потому распял себя лицом к кресту (вверх ногами было бы тоже греховно, т.к. это была бы уже имитация поступка святого Петра), а на спине велел написать «Я не сын Божий». Еще позже я с удивлением узнала из интервью самого Мавромати, что это вообще была не акция, а съемки его художественного фильма, в котором он играл роль художника-перформансиста, и поступок принадлежал не ему, а его персонажу. Все это вкупе заставляет меня полагать, что Мавромати чист перед статьей 282 и способный адвокат это может доказать.

Тем не менее акция в 2000 году наделала много шума, ею заинтересовался (как утверждает Мавромати) военизированный «Союз православных хоругвеносцев», на него завели уголовное дело, в доме начались обыски. Мавромати уехал в Болгарию для участия в видеофестивале, где женился на своей подруге, гражданке Болгарии, и получил вид на жительство. В международный розыск он не объявлен, поэтому он с русским паспортом уже ездил в США и жил там несколько лет, пока Боряна училась. Он наверняка мог бы получить болгарское гражданство (которое сейчас дало бы ему право на безвизовый въезд практически в любую страну мира), но никогда на него не подавал. Сейчас болгарские документы просрочены, а новые сделать невозможно, так как истек срок действия российских. Однажды за эти десять лет ему уже выдавали новый русский паспорт, нужен еще один, консульство отправило новый запрос в Москву и на сей раз получило ответ, что гражданин Мавромати должен явиться за своим новым паспортом в Москву лично.

Мавромати, как мне рассказали, ходил в русское консульство с черной повязкой на глазах и заявил, что ослеп в результате ожога кислотой, рассчитывая разжалобить (это не был перформанс). Разжалобить не удалось: российский консул, как говорит сам Мавромати, настроен к нему благодушно, но не может обойти формальности. Что послужило причиной ответа, доподлинно, кстати говоря, неизвестно, — может быть, все дело в том, что Мавромати исполнилось 45 лет и по закону ему полагается приклеить в российский паспорт новую фотографию и заверить ее. Во всяком случае, речь не идет ни об отказе в выдаче паспорта, ни об экстрадиции. В настоящий момент Мавромати попросил у болгарских властей статуса беженца и ожидает ответа.

Что сейчас Мавромати нужно, так это найти компетентного адвоката в Москве (и прежде всего денег на него, в чем действительно ему нужна помощь; номера счетов, на которые можно перечислить деньги, можно найти здесь). Адвокат должен выяснить срок давности давнего дела и, возможно, заняться делом об уклонении от правосудия, за что полагается только административное наказание. Возможно, важно и то, что Мавромати с самого начала вообще не была предъявлена подписка о невыезде. В любом случае развитие событий будет, вероятно, не слишком героическим. Яра спросила Мавромати, что он будет делать, если все вдруг прекратится. «А ты думаешь, это когда-нибудь прекратится?» — ответил он с сарказмом.

Я решила тоже задать ему несколько вопросов и рассказала, что во время круглого стола в Сахаровском центре я вышла в соседний зал и посмотрела экспозицию про Хельсинкскую группу и прочих диссидентов 70-х, посвятивших свою жизнь защите свободы слова. Многие из них сидели, а некоторые погибли в тюрьме. Пока я всматривалась в лица этих людей, к которым я отношусь с бесконечным уважением (несмотря на то что сегодня, возможно, мы разошлись бы во взглядах на многие вопросы), я слышала голос Андрея Ерофеева, призывавшего защищать художников, как если бы они сделали для общества что-то столь же важное. Я тогда попыталась мысленно примерить акцию Тер-Оганьяна с рубкой икон и акцию Мавромати с распятием к лицам диссидентов на фото, и что-то у меня не сходилось.

В общем, я спросила Мавромати, ощущает ли он близость с фигурой политического диссидента.

«Диссиденты? — сказал он. — Я их видел. Очень скучные люди. Типа этого, как его, Самодурова. Ничего не понимают в искусстве».

©  Екатерина Дёготь

Письмо из Софии: кулак за дверью
Я спросила, случись так, что он все же, не дай бог, конечно, окажется в суде: выступит ли он публично — за что, против чего. Мавромати ответил, что выступать не собирается, что не видит в этом смысла, что люди кругом совершенно дикие, что он однажды выступал тут в Болгарии, а оказалось, что они даже слова «культурология» не знают и смеются, потому что оно звучит похоже на одно неприличное болгарское слово.

Я спросила, с кем вообще он чувствует солидарность. Я, конечно, задавала отчаянно наводящие вопросы. Мне вообще-то не хотелось, чтобы Олег Мавромати выглядел напыщенным, высокомерным и всеми обиженным эгоцентриком.

Он сказал, что только с Авдеем Тер-Оганьяном.

Я спросила еще, стал бы он делать свою акцию в сегодняшней России, на что Олег ответил абстрактным выражением презрения. Я не унималась и спросила, почему все-таки общество должно его поддерживать, если ему общество безразлично. Он сказал, что общество ничего ему не должно, что все кругом идиоты и ничего не понимают в искусстве. Он также сказал, причем несколько раз, что его никуда не приглашали никогда, ни на какие выставки, что его «сразу отворачивали» и что в России ему не на что было надеяться, а вот Бренер был художником Гельмана.

Потом Мавромати, как мне показалось, почувствовал, что я жду от него чего-то другого — более, может быть, левого. И тогда он стал вспоминать, что работал на фабрике «Красный Октябрь» и что там рабочие его понимали, а художники рядом сморкались в торты, которые эти рабочие пекли (ну так он сказал, не знаю), и что вот они-то, эти художники, и есть настоящее быдло, а вовсе не рабочие. Совсем отказаться от понятия быдла он, видимо, не может, это энергетика его существования.

Тут не выдержала Боряна, которая мне показалась очень разумным человеком с хорошим западным опытом. Она сказала, что нет, в акции есть социальный смысл и послание, что это акция за свободу слова и свободу выражения, что иначе это нарушение основных человеческих прав (тут я поняла, кто писал концепцию на сайте). Мавромати оборвал ее довольно грубо словами «нам не надо в эти дебри» и подчеркнул, что не требует себе поблажек и что его акция не за что-то и не против чего-то, а это просто исследование.

Позвонил по скайпу Авдей Тер-Оганьян и сказал, что хочет поговорить со мной. Он тоже сказал, что все идиоты и ничего не понимают в искусстве и что он, конечно, не диссидент, но отчасти близок к ним, потому что находится в конфликте с не понимающей его системой. И что он дико разочарован тем, что его не защищают критики вроде меня. Он даже не употребил слово «журналисты», из чего было ясно, что он мыслит всю ситуацию исключительно внутри художественной системы, внутри профессии.

Я стала думать, как все это, в сущности, странно. Никто никого не принуждает делать политическое искусство, это совершенно не обязательно. Исторический авангард политическим вовсе не был. Но и Авдей в Манеже, и Мавромати совершили акции явно политического толка, с которыми могли бы себя ассоциировать какие-то другие, очень разные люди — борцы за политические свободы и антиклерикалы, атеисты и христианские еретики, критики режима и сомневающиеся всех мастей. Но и Мавромати, и Авдей категорически против возникновения такой солидарности с кем бы то ни было. Они уклоняются от обсуждения содержательной стороны своих акций и даже настаивают на том, что совершили нечто принципиально бессмысленное, которое именно как таковое и надо защищать. Мавромати вообще нигде ни разу не объяснил, зачем он (или его персонаж) распял себя. Авдей всегда говорил, что его акция имеет чисто художественный смысл и никакого другого.

То есть эти художники, которые мыслят себя радикальными авангардистами, на самом деле выступают как ультраконсервативные приверженцы идеи «высокого искусства» как особой сферы, непонятной для непосвященных. Критики обязаны их защищать не из политической солидарности с их взглядами (Мавромати отрицает, что он критикует церковь), а из неких корпоративных интересов. Причем для защиты этих интересов очень важно, чтобы на горизонте маячило некое «быдло», от столкновения с которым художник должен быть защищен. Как я уже писала, многие художники в России ищут такой защиты и легитимации в прямой связке с новой финансовой и политической элитой, минуя так называемое общество. Можно сказать, что советская интеллигенция всегда к этому стремилась (в отличие от русской, которая мыслила себя как раз частью общества), но художникам это только сейчас начинает удаваться.

Мы уже собирались уходить, когда с балкона вдруг неожиданно вышел молодой человек в безупречно белой рубашке, который, оказывается, все это время там курил. Он заговорил на чрезвычайно московском русском языке, причем так, как будто он тут был начальник. Вскоре выяснилось, что так оно и было. Молодой человек (его звали Игорь) оказался из пропагандистской телекомпании Russia Today и снимал про Мавромати репортаж. Софиты и камера, а отчасти и Калин Серапионов, оказывается, принадлежали ему. На мой вопрос, как так вышло, Игорь ответил, что инициатива съемки была его. На другой мой вопрос — укрепит ли показ этой истории имидж России как свободной страны, где телекомпаниям разрешается острая дискуссия, — он ответил неопределенно, но я так поняла, что укрепит.

Я не стала спрашивать Олега Мавромати, зачем он связался с Russia Today. Какое я имею право? Это для него шанс рассказать миру о себе, а в его случае это жизненно важно, тут уж не до политической разборчивости. В конце концов, недавно один левый художник, назовем его Д.В., наводил справки, делать ли ему выставку в одном западном фонде, и собеседник начал ответ со слов: «Ну, политически их позиции…». «Политически — мне все равно», — быстро ответил левый художник в поисках институционального рынка сбыта. Что же тогда требовать от Мавромати, который находится в куда худшем положении и вообще никогда не говорил, что он хоть сколько-нибудь левый.

Когда мы уже закрывали дверь, Игорь попросил прикрепить ноги Мавромати кожаными ремнями к стулу, чтобы было всё как при настоящей казни.

На следующее утро я узнала, что ночь принесла жертвы, но это оказался вовсе не Мавромати. Белоснежный Игорь вместе с молчаливым Калином Серапионовым поехали монтировать видео. Соседу Калина, который в тот вечер много выпил, показалось, что видеомонтаж не дает ему спать. Сосед позвонил в дверь и, когда ему открыли, немедленно нанес удары. Калину пришлось ехать в больницу зашивать бровь, а под глазом у него на следующий день красовался впечатляющий сексапильный синяк.

Это внезапное и немотивированное насилие, случайно вторгшееся в и без того непростую историю, заставило меня задуматься. В тот момент я путешествовала по православным странам — Болгарии, Румынии. Практически все, кого я там спрашивала, говорили мне, что у них церковь тоже протестовала бы против акции с распятием. Но дело ограничилось бы публичными, хоть и громкими, протестами — действие развивалось бы в зоне дискуссии. Ни у кого больше нет таких, как в России, организованных военизированных формирований, которые раньше устраивали погромы, а теперь умело применяют погром юридический, о котором говорил Андрей Ерофеев во время нашей беседы в Сахаровском центре. Реакция мгновенна, непомерна и призвана вызвать страх.

Но дело в том, что и акция Мавромати 2000 года, и нынешний медиапроект, с его бездумным голосованием, решением человеческой судьбы одним кликом воспроизводят эту логику. А это та же самая логика, что управляет избиением журналистов, уничтожением судей и свидетелей — решением любых вопросов силой. Перед нами некий мимесис мгновенного насилия, совершенный из чувства беспомощности перед этим насилием, — лагерная логика, поскольку на гегелевскую нет сил.

Этим беспомощным мимесисом вообще и занималось все русское акционистское искусство 1990-х, бессильное перед наступлением нового порядка и остро желающее урвать себе кусок этого порядка в виде минуты славы на телевидении. Действовать быстро, не думая, не дискутируя, забыв о морали: в тот период, когда страна подвергалась массивному перевоспитанию в неолиберальном духе; когда провозглашалась новая этика — этика сильного, конкурентоспособного и предприимчивого, художники тоже усвоили свою долю новой идеологии. Я думаю, что нам еще придется снова и снова возвращаться в девяностые, чтобы понять, что тогда произошло и что сделало наше общество таким, каким оно стало сегодня.

Я еще подумала, какую вообще излишнюю роль сыграли медиа в этой истории: распятие шло под камеру; распятый прямо на кресте охотно дал интервью неизвестным тележурналистам, случайно оказавшимся на съемках; те его показали; потом состоялся телесуд, предваривший настоящий… Теперь Мавромати говорит, что он хочет «привлечь внимание» к чему-то, но оно привлекается в логике шоу. Из-за этого «навлечения на себя внимания» он сейчас и страдает.

Те, кто проливает в искусстве свою собственную кровь или как-то иначе рискует, отчего-то претендуют на некое особое отношение к ним как к радикальным художникам. Но почему? Изображение котят, щенят и букетов в серьезном искусстве считается неприличным, поскольку это территория массового вкуса. Но ведь абсолютно то же самое относится и к крови, электрошокам и прочим формам «Кошмара на улице Вязов» и иных «Бензопил»…

Наконец, я стала думать том, что вообще можно и нужно было бы сделать. Мне кажется, вместо того чтобы защищать какие-то особые права художников, нам всем нужно не только защищать, но и активно практиковать всеобщую свободу публичности, свободу слова, свободу критики, а конкретнее — свободу оппозиции. Быть политическим художником, повторяю, совсем не обязательно. Но искусство сможет стать по-настоящему аполитичным только тогда, когда все мы — в своей реальной жизни, а не в искусстве — выдвинем настоящие политические требования.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:39

  • arist· 2010-11-13 15:06:24
    Отличный, анализ.
  • asl· 2010-11-13 15:48:46
    мавромати за десять лет не выучил болгарского - интересная деталь. и про вино тоже. добавляет в историю бытовой элемент, который раньше как-то умалчивался, хотя вся история - на грани художественного.
    Изложенная сухими фактами версия выглядит совершенно не так, как ее до этого представляли. хороши гонения. получается никто его не искал, в розыск не объявлял, делом не занимался, даже подписку не брал. все гонения через десять лет начались потому, что просрочен паспорт. да уж, в пору просить политического убежища.
    если следовать логике бытовой, а не художественной, то получается, Мавромати за эти годы нужно было съездить в Москву, дать на карман в паспортном столе, быстро сделать новые документы, и вернуться в Болгарию...
    или принять болгарское гражданство...
    а его нынешняя акция оказывается не только художественным жестом, а реакцией на ухудшение условий личного жизненного комфорта, которая никоим образом не может повлиять на существующую ситуацию, лишь ухудшить ее
  • muscovite· 2010-11-13 17:05:13
    Блестящий текст.
    Не считая имплантата про "лихие 90-е".
  • molochnikov· 2010-11-13 22:19:12
    болгарское вино продается в Германии...и даже очень активно...
  • shtarker· 2010-11-13 22:40:50
    Спасибо Дёготь что она написала этот текст, очень честный и важный, поскольку именно он оставит её в истории как салонного куратора, пытающегося выглядеть левым, и до смерти боящегося потери статуса. Видимо после того как её стали впрямую спрашивать, почему в своей последней статье она не написала про Мавромати, Тер-Оганяна и Войну, она решила что проще всего будет маргинализировать оппонентов. Есть однако важное упущение: Мавромати не жил в Болгарии в последние годы, он жил в Америке, где отлично вписался в местную арт-среду. Зачем ему надо было при этом учить болгарский не вполне понятно. Невозможно что бы Дёготь этого не знала. Пусть это будет на её совести.
  • marina-munk· 2010-11-14 02:22:52
    О настоящем положение дела Олега Мавроматти (юридической стороне вопроса) читатели ОпенСпейса могут узнать в сообществе "В защиту Олега Мавроматти"
    http://community.livejournal.com/mavromatti.
    К сожалению Олег не мог заручиться болгарским гражданством, потому что не прошел для этого необходимый срок его пребывания в статусе "вида на жительство". Очень жаль, что Екатерина Юрьевна, не владея информацией, допускает домыслы в своей статье, дискредитирующие художника в глазах русских зрителей совриска.

    Те, кто во время акции "Свой-Чужой" участвовал в видео-конференциях Олега Мавроматти эти 7 дней, пока длилась акция, имели возможность понять, что Олег не страдает высокомерием и чувством отделенности от общества как художник. И акцию эту выиграли не "новая финансовая и политическая элита", а самые что ни на есть обычные люди - как из сферы искуссвтва, так и далекие от него. И если бы Екатерина Юрьевна захотела, то могла бы на этих беседах художника со зрителем узнать всю содержательную сторону его искусства.
  • marina-munk· 2010-11-14 02:35:50
    Добавлю, что позавчерашний вечер - 4 часа общения с участниками акции - Олег посвятил именно болгарскому искусству, рассказал свою точку зрения на болгарских зрителей и артсообщество, отзываясь с благодарностью о Яре Бубновой, так что упрекать его в пренебрежении к болгарской культуре - несколько предвзято.
  • anna-brazhkina· 2010-11-14 03:53:47
    Политическая сторона акции "Свой/Чужой" (если Е.Деготь не понимает)

    Перформанс "Свой/Чужой", осуществляемый уголовно преследуемым художником, в радикальной форме актуализирует давно сформулированный, но до сих пор не имеющий никаких ответов не только на практике, но и в теории левого движения, один из главных вопросов этого движения - о методах прямого народного суда. Совершенно четко артикулировал эту проблему еще Мишель Фуко (например, в известной беседе с китайскими коммунистами). О злободневности этой проблемы для современной России говорить излишне.

    <b>Из описания проекта, Боряна Росса
    (текст висит на сайте svoichuzoi с момента запуска проекта)</b>

    ...Суть проекта - в максимальном сокращении дистанции между обвинителем и обвиняемым. Проблема в том, что чаще всего обвинитель не только не представляет, на что обрекает обвиняемого, но, перепоручая дальнейшие действия органам правопорядка, снимает с себя всякую ответственность за дальнейшую судьбу обвиняемого.

    ...Логика перформанса заключается в том, что Мавроматти пытается создать метафорическую иллюстрацию уголовного процесса и основных игроков в ней - прокуроров и адвокатов.
    Эти третьи стороны на этот раз не будут посредничать в судебном производстве.
    Таким образом, художник пытается преодолеть недостатки законодательства, и потенциальной зависимости судебных органов от политической и экономической ситуации в стране или коррупции. Художник пытается сделать более видимой ответственность обвинителя и защитника за жизнь и судьбу обвиняемого, ту ответственность, о которой часто забывают, потому что обвинитель действует через посредника в лице судебной и исполнительной ветвей власти.
    Включая обвинителей и защитников в голосование, художник пытается добраться до самого непосредственного выбора, чистой власти народа, чтобы действовала демократия, основанная на человеческой совести, а не конкретной юрисдикции той или иной страны.
    Таким образом, он очищает вопрос свободы выражения от культурных или государственных политических характеристик. Уважение прав «чистого», анонимного, человека и проявляется в простом голосовании.
    ...Другой очень важный вопрос данного проекта - зависимость человека от бюрократического лоббирования политических и экономических интересов. Эти интересы часто преобладают в процессе формировании общественного мнения и даже при принятии решений. Эти зачастую преобладающие интересы не имеют ничего общего с тем, что в этом случае художник (и возможно, любой другой человек) сделал, и совершенно ничего общего не имеют с миссией искусства и правом на свободу выражения.
  • 9567766· 2010-11-14 13:53:36
    Разделяю любовь автора к болгарскому вину. Эти вина дешевые и качественные и в Москве есть широкий ассортимент. На мировом уровне они тоже поднялись.
    Последние награды полученные виноделами Болгарии: VINI Merlot 2008 - 91 очков и Золотая медаль
    World Value Wine Challenge 2010. на вина мирового значения Challenge 2010.
    VINI Cabernet Sauvignon 2008 - 88 points and Silver Medal. VINI Каберне Совиньон 2008 г. - 88 баллов и серебряную медаль.
  • eleroth8888· 2010-11-14 13:56:52
    какой прекрасный велико-русский провинциализм ! поздравляю и автора текста, и художника!
    а как там искусство в софии, там вообще что то есть? или они просто радуются что из за русских их отметили?
    премиер россии тоже там ездил - вроде бы хочет просит у болгар чтобы трубу устроили... он с олегом встречался или нет?
  • pahompahom· 2010-11-14 20:41:56
    катерина ваша позиция расплывчата кто вы как интеллектуал на этом фронте саблезубо похихикивающий или трепетный
  • khadikov· 2010-11-14 21:10:26
    Риторически уже восклицал, но хочется вправду спросить - в самом-ли деле автор полагает, что искусство чуть-ли не стремится быть аполитичным? И только поступки таких как Мавромати мешают этой полуночной мечте?
  • 9567766· 2010-11-14 21:46:00
    Осмоловский написал на артинфо. Деготь все таки его задела!

    ИНТЕРЕСНЫЕ ИНТЕРЕСЫ КАТИ ДЕГОТЬ
    В последнее время Катя Деготь стала усиленно осваивать т.н. "левую
    критическую теорию". Освоение это произошло так стремительно, что в
    непросвещенных кругах, типа архитектурного критика Ревзина, мгновенно
    завоевала себе репутацию левого критика. Карьера "головокружительная": пару
    раз пройтись на вернисаже в красной юбке и задать несколько "острых"
    вопросов молодым художникам и вот ты адепт критической теории. Нет, еще была
    Екатеринбургская биеннале с каким-то смешным названием что-то типа
    "Мобильники ударных образов".

    Трескотни по поводу левой теории с избытком. Только стиль выдает. От языка
    не скроешься и следы не заметешь.

    Вот Деготь приезжает в Болгарию к Мавромати. Мавромати сидит на
    электрическом стуле. Акция, конечно, сомнительная. В ней как всегда у
    Мавромати трагизм смешан с комизмом в вызывающих пропорциях. И что же пишет
    Деготь? Она усердно ищет "интересы". Каким кампаниям дает интервью
    Мавроматти, как одеты корреспонденты, зачем им это нужно. Отмечает комичные
    жалобы Мавромати на то, что его в России "на выставки не брали". И завершает
    все "философской" сентенцией о художниках 90-х, которые "желали урвать кусок
    в виде славы на телевидении". Интересно в этой логике каким словом могла бы
    сама Деготь охарактеризовать свою деятельность как тогда в 90-е так и
    сейчас? Ибо если анализировать искусство на таком, в высшей степени
    презрительном уровне, то презрения заслуживает и сам аналитик. Более того,
    именно это презрительное отношение формирует и под стать себе искусство. Что
    мы и наблюдаем в подавляющем большинстве случаев. Акция Мавромати, по факту
    внимания подобных критиков, попадает в их число.

    Вот Деготь цитирует глупые полуистеричные выкрики Мавроматти, видимо для
    того чтобы показать меру его мизантропии, которая явно по ее мнению не
    заслуживает сострадания.

    Ну а сама то она разве не так же относится к Мавромати, не с той же
    мизантропией? Разница только в одном: на одной стороне загнанный самим собой
    в угол амбициозный, страдающий от невнимания художник, реально фантазирующий
    что рискует своей жизнью, а с другой благополучный критик-сноб работающий в
    "буржуазном" издании и приехавший попить болгарского вина и поболтать с
    подружкой Бубновой. Сравнение, честно говоря, не в пользу "левой критической
    теории".

    Выявление "интересов" видимо фирменный стиль этой новой "левой" теории. Так
    сказать русская модель.

    Позвольте усомниться.

    Во-первых вычитывание из любой деятельности денежного или медийного интереса
    (что одно и тоже) это главное свойство популярной российской политологии
    откровенной право-либеральной ориентации. Мы эту жвачку жуем уже двадцать
    лет кряду. Действительно, если у тебя лично нет никаких ценностей кроме
    денежных, то логично везде и во всем видеть проявление именно этих
    ценностей. К левой критической теории такой "анализ" не имеет ровным счетом
    никакого отношения.

    Во-вторых весь так сказать "потребительско-туристический" антураж, что
    создала в репортаже Деготь разоблачает именно ее, а не довольно аскетичного
    в стратегии потребления Мавроматти. Если у критика описывающего искусство
    (какое оно ни было бы) хватает печатного места для "интриги" с вином да еще
    с многозначительным умолчанием о его цене, то здесь мы имеем дело скорее с
    каким-то маньяком потребления красивой (но дешевой) жизни, а не с
    представителем "левой критической теории". Последние три слова даже тяжело
    писать в таком контексте. "Теория" слово громкое. Эту левую теорию делать на
    страницах популярного издания типа Опенспейс коммерчески не выгодно. Просто
    читать никто не будет. Остается правая журналистика с желтым оттенком.

    Левая теория не выявляет личные интересы. По совершенно понятной для
    настоящего левого аналитика причине: интересы есть у всех (уверяю читателей
    есть и у Кати Деготь) и они могут быть абсолютно любые (вплоть до самых
    низменных), главное - какое выражение, какой объективный смысл они имеют в
    широком социально-политическом и историческом контекстах.

    В 90-е годы я очень плотно общался с немецкими левыми. Самой так сказать
    "высшей пробы". Кате Деготь ничего не скажут названия "Spex" и "die Beute"
    журналисты этих изданий, с некоторыми я дружу и по ныне, подробно мне
    рассказывали принципы левой журналистики. Вряд ли эти принципы сенсационно
    новы, но озвучить их имеет смысл. А так же сравнить с ними текст Деготь о
    Мавроматти.

    1. Точность. Необходимо точно указать все формальные стороны излагаемого
    дела. Считается, что точность свойство любой журналистики. Это в теории. На
    практике стремится быть точной именно левая журналистика. Так как если она
    не будет точна журналиста просто по судам затаскают, а прикрытия в виде
    газеты или журнала с широким карманом нет. Из репортажа Деготь совсем не
    ясно дело Мавроматти. Ключевой вопрос: была подписка о невыезде или не была?
    Если была, то с юридической точки зрения вся ситуация не будет такой
    фэйковой как она представлена в репортаже.

    2. Контекст. Необходимо ввести читателя в исторический контекст проблемы.
    Для искусства это значит обрисовать хотя бы вкратце биографию автора. Деготь
    подробно описывает московский перформанс Мавромати. Но Мавроматти прожил
    десять лет в Нью-Йорке делал там перформансы и снимал фильмы. Без знания
    этого контекста акция с электрическим стулом просто зависает в воздухе.
    Возникает такое впечатление, что из Москвы приехал корреспондент Московского
    комсомольца, который с недоумением и вполне явной брезгливостью взирает на
    какого-то придурковатого дядьку, который зачем-то хочет себя треснуть током.
    Мавроматти всегда был помешан на технологиях. И если уж вести его левую
    критику, то можно из этого пункта. (Для Деготь определение своего отношения
    к технологиям видимо еще впереди - не успела, но время еще есть, к биеннале
    Вайбеля поспеет).

    3. Место и значение. Какое место занимают и какое значение имеют те или иные
    явления? Место (для всех видов явлений) - политическое. Значение (для
    искусства) - эстетическое. Да, да именно эстетическое (в широком, конечно,
    понимании этого термина, не в узком). Если издание занимается анализом
    искусства, то ни один левый журналист не обойдет это значение молчанием.
    Зачем вообще тогда писать о художественном явлении, если его значение не
    установлено? Деготь что-то пишет о "беспомощном мимесисе насилия акционизма
    90-х" и взывает к какой-то смутной "гегелевской логике, на которую не было
    сил". Интересно как эта "гегелевская логика" проявляет себя в искусстве?
    Наверное в "некоммерческом" искусстве Пеперштейна "без интересов". Помнится,
    этот анекдотический "Моцарт" концептуализма в своем галлюцинаторном стиле
    сравнивал Ельцина с Буддой. Чистый Гегель!

    Ну а если серьезно, то уж что-что, а отразить 90-е акционизму удалось. И
    довольно точно (за исключением некоторых эксцессов не переходя известные
    пределы реальности). Из 90-х акционизм только и вспоминается. Ничего больше.
    Возможно - даже не буду спорить - это убогость российской оптики и памяти,
    но какая оптика и память такое и искусство.

    Диагноз тексту Деготь: ее текст имеет прямое отношение к садизму
    правого-либерального толка, а не к левой журналистике, садизму, который
    Мавроматти как активист 90-х явно не заслуживает. Но садизм - это палка о
    двух концах. Часто она начинает бить самого "палача". Видимо 90-е для Деготь
    прошли даром. И это глубинный политический не успех акционизма. (С другой
    стороны, абсолютно оправданно констатировать амальгаму кругового садизма.
    Садо-мазохистская акция художника вызывает к себе точно такое же садистское
    отношение критика. И из этого порочного круга выхода нет если, конечно,
    действительно, не заняться подлинной левой критической теорией).

    Теперь пару слов об акции Мавроматти. Суть моей критики сводится к тому
    выбору, что художник сам перед собой поставил: либо смерть, либо розыгрыш.
    Ибо без удара током вся история неминуемо превращается в фарс. Какими бы
    предельными высказываниями не занимался художник, он не может так не
    осмотрительно самого себя загонять в "угол". Думаю, что все закончится
    именно фарсом. Трагедию можно было бы с большим размахом разыграть в Москве.
    Это с прагматической точки зрения.

    Хотя не только. В акции нарушается одно из конститутивных условий искусства.
    По Гринбергу: "Искусство, смакующее жестокость, перестает быть искусством,
    поскольку ломает эстетическую дистанцию". Будет смерть - не будет искусства,
    не будет смерти - будет фэйк т.е. плохое искусство. А вот если сидеть на
    этом стуле до прихода естественной смерти собирая при этом голоса за/против,
    то в этом может будет подлинный комический эффект в стиле Опалки. Собирать
    голоса, вывешивать графики, отслеживать динамику, сопоставлять ее с текущими
    политическими событиями - есть где развернутся настоящему современному
    художнику. А током бить уже труп, до полной анигилляции.

    С "теоретической" точки зрения ("левой критической теории", если угодно).
    Ставить самого себя и понукать других перед невозможным выбором - это именно
    то, что пытается не без успеха делать нынешняя российская власть (впрочем,
    это ей было присуще во все времена). В этом аспекте Мавроматти из Болгарии
    выражает российскую действительность, но одновременно структурно, или, иначе
    говоря, "пластически" ей уподобляется. В этой точке формулируется одна из
    важнейших (и видимо не разрешимых) дилемм подлинной "левой критической
    теории": что важнее выражать наличную действительность или демонстрировать
    действительность иного рода? Мои предпочтения склоняются к демонстрации действительности иного рода.

    Но кое-что есть и в позитиве. Подобные резкие поступки какими бы комичными
    они не были ставят диагноз российской критике. И из последних сил, доходя до
    вершин глупости и абсурда, выявляют скрытую ее право-либеральную суть. За
    это Мавроматти спасибо.
    А.О.

    P.S.
    А с претензиями Деготь мы еще разберемся более подробно. Материала на
    Опенспейс более чем достаточно. Там такие перлы, что с точки зрения "левой
    критической теории", грех было бы не полакомится.

  • arist· 2010-11-14 22:22:20
    Без Осмоловского было бы скучно на нашей артсцене, все же он регулярно подбрасывает топлива в артмашину.
  • esenin-type· 2010-11-14 22:44:06
    Осмо безнадежен. Вот уж кто пренебрегает точностью (начиная от перевирания фамилий и заканчивая искажением отдельных цитат), так это данный персонаж. По-видимому, сказывается качество самообразования. А ссылки на "по Гринбергу" следует увенчивать бодрыми пионерскими речевками.
  • chahal· 2010-11-14 23:09:18
    Три мушкетёра и все как один - дартаньян: что Тер-Оганян, что Мавроматти, что Осмоловский.
  • teroganian· 2010-11-15 01:24:43
    Вот Катя, написал о тебе заметочку:


    Прочитал Катин текст на Опенсейсе

    Катя всегда была довольно противная отличница карьеристка, но неправильно понимаемый «профессионализм» не позволял мне критиковать ее в сравнении с совсем уж невменяемыми критиками. В последнее время я часто защищал ее в спорах с нашими эстетами критикующими Катю с правых позиций, но всегда вынужден был соглашаться с мнением, что Катя искусство не любит и по этому не понимает.

    Но после двух публикаций про Маврика напишу, что думаю.

    О чем эти тексты: «Должны ли художники быть судебно неприкосновенны?» - http://www.openspace.ru/art/projects/121/details/18686/?expand=yes#expand и «Письмо из Софии: кулак за дверью» - http://www.openspace.ru/art/events/details/18528/ В основном о том, какая умная Катя Деготь и какие все вокруг дураки. Это вообще ее основная тема. И о том, что никаких серьезных проблем у Мавроматти нет, защищать его не нужно по тому что он высокомерный сноб, мудак и хуевый художник.

    Катя пишет, что Мавроматти не правильно позиционирует себя и следовательно не имеет никакого отношения к левым, а она высокоумная одна может претендовать на это звание, ну, и соответственно, еще те кого она соизволит назначить
    .
    Но о политических позициях судят не по декларациям а по поступкам. Ее высокомерная игра в назначительницу смыслов съиграла с ней злую шутку. Она действительно нихуя не понимает, и думает что смыслы в искусстве и в жизни определяют исключительно статусные интеллектуалы. А это посто не так. Настоящие интеллектуалы внимательны и точны в интерпретации явлений жизни и искусства, они делают выводы из жизненных раскладов, а не передергивают, врут и наклеивают ярлыки.

    Что собственно происходит - Мавроматти попал в беду по настоящему. Возник конфликт между искусством и законом, это политический конфликт, и все вынуждены занять по отношению к коллеге художнику определенную позицию.

    В тухлом современном российском искусстве сейчас это центральное событие, а Маврик – центральная фигура, если мы вообще способны мыслить политически.

    Отношение к Мавроматти сейчас и определяет левых и правых. С одой стороны здесь - художник. Преследуемый российской властью и дискриминируемый европейской бюрократией. С другой – государство, суд, церковь и зажавшийся художественный истэблишмент.

    Ну, и на чьей стороне наша левая критикесса?

    она с ментами!

    приехала в Болгарию попить винца, заскочила на часок к Маврику. Не для того чтобы поговорить и понять его, а для того, чтобы пользуясь своим интеллектуальным превосходством, ловить его на слове, оболгать и выставить на посмешище.

    Если посмотреть ее рубрику в опенспейсе, видно, что никто не удостаивался таких уничижительных и оскорбительных статей кроме фашиста Беляева. Ни Свиблова, ни Бакштейн, ни говняные художники, которых не перечислить. Ни холуи защищающие выставку в Лувре и нивелирующие все мои попытки привлечь внимание к Мавроматти. Вся эта история с выставкой и отвратительные роли Миндлина, Кабакова и Ко., кураторши Бернадак, не привлекли Катиного внимания, и не вышли из рамок нейтральных новостных упоминаний.

    Конечно, Кате обидно наблюдать, что о ее недавно прошедшем проекте в Екатеринбурге все уже успели забыть, по тому что обсуждать там собственно нечего.
    А Мавроматти третий месяц привлекает к себе всеобщее внимание не по чину.

    Сейчас совершенно понятно что Мавроматти никто из людей имеющих возможность решить его проблему не поддерживает. Его коллеги имеющие сейчас довольно высокий социальный статус, отделываются подписями в поддержку, не делают нихуя.
    Ни Витя Мизиано главный редактор главного журнала, ни Марат Гельман, в галерее которого и происходила акция Маврика, ныне директор музея и член общественной палаты, ни Бакшштейн не помнящий кто такой Мавроматти, ни пострадавший Ерофеев, ни классик политического искусства Кабаков, никто.

    Что же делать Кате в такой ситуации, она ждала ждала и присоединилась. Но в отличие от не реагирующих она как настоящий шакал пера с амбициями крупного животного, решила угандошить Мавроматти как художника, пока его не успели угандошить током сетевые долбоебы.

    Чтобы не помогать ему, нужно доказать, что помогать ему не нужно. Тогда и всем сливающие Маврика будут чувствовать себя прекрасно.
    Выходит, что они вовсе не подлецы, просто мы с Мавриком крикуны и долбоебы на которых вообще не нужно обращать никакого внимания серьезным людям.

    Так было со мной двенадцать лет назад. Так было со всеми попавшим под суд за искусство. Так будет со всеми кто окажется за бортом. Так будет всегда, со всеми кто не с ними, не с начальством. С теми, кто не читает Опенспейс между строк, и не следует руководящим установкам буржуазной прессы, и не держит нос по ветру.
  • moderator· 2010-11-15 12:23:10
    Уважаемые комментаторы, просьба держаться в рамках приличий! Комментарии, содержащие оскорбления и ругань, будут модерироваться или удаляться.
  • marina-munk· 2010-11-15 12:32:20
    Ответ Олега Мавроматти на эту статью : http://article282.livejournal.com/29959.html

  • maximcs· 2010-11-15 13:19:43
    Похоже, с этим вольным пересказом ответов Мавромати и есть самая большая проблема - ведь именно им Екатерина Деготь обосновывает свое главное сообщение о причинах положения с радикальными акционистами в нашем отечестве (что, мол, «как это странно»: сочетание медийности, а также широкой социальной адресованности акций Мавормати и одновременное его уклонение от любых форм общественной солидарности, кроме внутрикорпоративной, и утверждение
    политико-социальной бессмысленности своих работ); таким же пересказом совсем уж неназванных юридических консультантов дает диагноз вообще бытовой вменяемости Мавромати; а также, видимо, и легитимирует общий сверхироничный, так сказать, тон письма.

    Цитаты из "КУЛАКА ЗА ДВЕРЬЮ" и ответы на них:
    1."Он наверняка мог бы получить болгарское гражданство (которое сейчас дало бы ему право на безвизовый въезд практически в любую страну мира), но никогда на него не подавал."
    Не подавал т.к. по срокам подача на гражданство не вышла и моглаб выйти только через 5 лет.
    /специально по этому поводу встречались примерно месяц назад с директором по вопросам Миграции в присутствии моего адвоката,если кто-то сомневается могу представить письменные свидетельства адвоката/.
    2."консульство отправило новый запрос в Москву и на сей раз получило ответ, что гражданин Мавромати должен явиться за своим новым паспортом в Москву лично."
    Увы в Москву я должен явиться не за паспортом,а для незамедлительной посадки.Паспорт же не выдан на основании документа о федеральном розыске./есть аудиофайл с подтверждением данного факта,файл фигурировал в сети еще с первых дней/
    3. "Мавромати, как мне рассказали, ходил в русское консульство с черной повязкой на глазах и заявил, что ослеп в результате ожога кислотой, рассчитывая разжалобить (это не был перформанс)."
    Это был перф показывающий мое отношение к власти под названием"Глаза б мои на вас не смотрели!".
    4."Во всяком случае, речь не идет ни об отказе в выдаче паспорта, ни об экстрадиции."
    Увы речь идет именно об этом.Еще 20-го сентября получен документ подтверждающий серьезность намереней прокуротуры.Именно в связи с этим и была подано прошение в ДАБ о предоставлении беженства.Неужели кто-то действительно может думать,что мне оч интересно стоять в беженских очередях и т.д.Тем более,что в 2000-м я все это уже проходил...(
    5."Я тогда попыталась мысленно примерить акцию Тер-Оганьяна с рубкой икон и акцию Мавромати с распятием к лицам диссидентов на фото, и что-то у меня не сходилось."
    Не могу коментить такое без смеха,т.к. имел счастье,как и некоторые из тех о ком говорит Катя отбывать свой срок за издание ультралевого журнала в начале 80-х...
    6. "Типа этого, как его, Самодурова."
    Да действительно фамилия Самодурова выскочила у меня из головы...но отнюдь не от презрения или еще по какому поводу,а лишь от усталости ведь именно в это время я еще и коментил чат,а на вопросы Кати,Яры и Лучезара отвечал попутно.
    7."что люди кругом совершенно дикие, что он однажды выступал тут в Болгарии, а оказалось, что они даже слова «культурология» не знают и смеются, потому что оно звучит похоже на одно неприличное болгарское слово."
    Имелись ввиду судейские из того суда который мои тогдашние адвокаты проиграли в 2000-м.Правда слово "дикие" не из моего лексикона.А вот тот процесс был по настоящему мерзостным.
    8."Я спросила, с кем вообще он чувствует солидарность.Он сказал, что только с Авдеем Тер-Оганьяном"
    На самом деле я сказал,что только Авдей на 100% может понять мое положение,т.к. сам в точно такой-же ситуации побывал.
    9."Я спросила еще, стал бы он делать свою акцию в сегодняшней России, на что Олег ответил абстрактным выражением презрения."
    На самом деле я сказал,что это мне трудно представить,т.к. я должен был бы прожить некую другую жизнь.
    10."Он сказал, что общество ничего ему не должно, что все кругом идиоты и ничего не понимают в искусстве."
    На самом деля я сказал,что конечно общество вовсе не обязано меня поддерживать.Все дело в персональном желании отдельных дружественно настроенных людей.И что я никакой общественной поддержки не требую,но лишь стараюсь обратить внимание людей на проблему статьи 282.
    11."И тогда он стал вспоминать, что работал на фабрике «Красный Октябрь» и что там рабочие его понимали, а художники рядом сморкались в торты, которые эти рабочие пекли (ну так он сказал, не знаю), и что вот они-то, эти художники, и есть настоящее быдло, а вовсе не рабочие. Совсем отказаться от понятия быдла он, видимо, не может, это энергетика его существования."
    Я никогда не работал на "Кр Октябре"...)))Имелись ввиду наши с ВАВой лекции о совриске на "Октябре" и "Айс-Фили",где мы старались об'яснить рабочим,что художники не гады и не снобы,а такие-же,как и они простые люди и что совриск могут понимать все,а не только избранные,не какая-то элита.Слоган феста на Айс-Фили организованного мной и ВАВой гласил"Сделать совриск таким же доступным и понятным,как мороженое!"Мы зазвали рабочих на фест,они приготовили для дорогих гостей-художников прекрасные торты из мороженого.Старались,как могли!И чтож в итоге?Некоторые артисты вели себя хамски,как баре.К рабочим относились,как к лакеям,быдлу!О чем например свидетельствовал вопиющий факт...Художники плевали и сморкались в едва надрезанные торты...Соответственно мы были в шоке!Именно тогда я сказал ВАВе,что увы настоящее быдло некоторые артисты,а вовсе не народ каким его считают подобные барчуки...(
    12."Но и Мавромати, и Авдей категорически против возникновения такой солидарности с кем бы то ни было. Они уклоняются от обсуждения содержательной стороны своих акций и даже настаивают на том, что совершили нечто принципиально бессмысленное, которое именно как таковое и надо защищать. Мавромати вообще нигде ни разу не объяснил, зачем он (или его персонаж) распял себя. Авдей всегда говорил, что его акция имеет чисто художественный смысл и никакого другого."
    Разумеется подобное утверждение Кати чистый абсурд...даже и пояснять не стоит...(((
    13." Критики обязаны их защищать не из политической солидарности с их взглядами (Мавромати отрицает, что он критикует церковь), а из неких корпоративных интересов."
    Жаль потраченного времени...ведь примерно 15 минут я говорил о критике всяческих религиозных институций и т.д.
    В частности сказал,что для меня любая институализация веры есть насилие,подмена и грубое искажение первоисточника.После чего сама Катя заявила,что я настоящий религиозный диссидент и что таие вот проекты,как мой сейчас самое то,что необходимо арту,т.к. происходит "возвращение духовности в арт".После чего она засыпала меня вероятно модными именами и названиями проектов в которых моя акция могла бы занять почетное место...)
    14."Молодой человек (его звали Игорь) оказался из пропагандистской телекомпании Russia Today и снимал про Мавромати репортаж"
    На самом деле я представил гостям Игоря,как кора из телекомпании НТВ+,но Игорь сказал,что он из Russia Today ,что для меня в российской конспирации не участвующего ровным счетом ничего не значило.Единственное,что было для меня важно,что репорт пойдет не в России,а на западе на английском,т.к. я не хотел травмировать лишний раз своих родителей.Я вообще старался отвергать все предложения телекомпаний из России и Болгарии вещающих на русском и болгарском.По уже названной причине из-за родителей,как моих,так и родителей Боряны.
    http://article282.livejournal.com/29959.html
  • nikadubrovsky· 2010-11-15 14:09:17
    когда я брала у Кати Деготь интервью в нью-йорке, я послала ей текст на утверждение. В случае с Олегом, Катя выбрала жанр допроса и потом доноса.
    Отвратительно.
    Думаю, что и она и опенспайс должны извиниться перед Олегом и перед многими людьми, которые ему помогали, за публикацию этого материала.

    И да, хочу подтвердить ,что большинство написанного Катей Деготь "со слов" Олега - просто вранье.
    Я лично много общалась с Мавроматти последние несколько месяцев, да и можно посмотреть его публичные высказывания.

  • Young_Duck_Fuck· 2010-11-15 14:16:25
    Самое прекрасное в цирке – импровизация.
    Там все конечно по-нарошку , но бывает очень весело, когда наконец участников представления (а именно клоунов) пробивает настоящая эмоция, вместо роли или заученной репризы – тогда публика веселится до слез

    Белый «очень важный» клоун подставился и красные, красно-белые как налетят, как размахнутся, как - спасибо, порадовали

    От воздушных акробатов или от дрессировщика такого не дождешься.
    Директор цирка, будем надеяться, не обратит внимания – а то шапито закроют.

    PS кое-кто пусть скажет спасибо модератору – отличная работа (всего несколько часов), бдит
  • poiza· 2010-11-15 14:36:34
    Неутешительный диагноз врача одному из пациентов спровоцировал мятеж в палате хосписа. Видите ли не спортивно примечать, что на марафоне стометровщик умер. Спасибо, Екатерина.
  • Young_Duck_Fuck· 2010-11-15 14:59:03
    м.б. диагноз исходил от пациента, который спер халат?
    а про смерть не надо шутить
  • pahompahom· 2010-11-15 16:17:31
    проблема или её отсутствие состоит по моему разумнию в несознательном зауживании чудится что художников до бесконечности много тем более русских смею вас заверить это не так стоит избегать не прсвещенных жестов хотя хабал это амбал здоровяк победитель наполненный собственной кромешной сутьюсудьба человека не важно художник он или нет
  • pahompahom· 2010-11-15 16:20:57
    катерина пишет пишет пишет и артикулирует все подряд кроме слова совесть
  • 9567766· 2010-11-15 16:41:19
    Интересно как долго будут помнить акцию Мавроматти - и уйдет ли это в правозащитную профессиональную нишу или попадет в искусство?
  • halfaman· 2010-11-15 16:59:53
    Очень странный репорт.
    Очень много фактических ошибок и удивляет откровенная враждебность к человеку оказавшемуся под давлением государства.
    Мне и в голову не приходит мысли о кровавой гэбне or smth, но этот неудачный текст Деготь будут еще лет десять припоминать и она не раз еще пожалеет, что его написала.
  • zAdorno· 2010-11-15 17:58:13
    А мне стул, на котором Олег сидит, понравился. Мольберт напоминает.
  • zAdorno· 2010-11-15 19:33:49
    Ох уж эта Деготь - хуже керосину. Злая Вы, Катя, но единственная.
  • pahompahom· 2010-11-15 22:47:36
    модератор с какой стати вы купируете тексты уподобляясь носителю комплекса скопца
  • pahompahom· 2010-11-15 22:53:31
    вы в праве ли решать что позволено д и не позволенно а т о в случае вашего деумергического захождения позволю себе вас острастить обвинив в излишней самоуверенности
  • lesgustoy· 2010-11-16 04:15:00
    копоть
    нежить
    ёптыть
  • SIM· 2010-11-16 14:18:04
    Спасибо! Давно пора было это озвучить
  • gunyas· 2010-11-17 13:05:11
    http://dadakinder.livejournal.com/1708231.html

    "Дёготь за дёготь

    Моя симпатия к письму Дёготь о Мавроматти растет прямо пропорционально вою, поднятому завсегда субтильной художественной сворой по его, письма, поводу. Даже не сказанное, но реакция на него является оргазмом ситуации, изящной реализацией задач критики, когда объект её проявляется на свету, что говорится, as it is.


    Разопревшиеся представители художественного сообщества, будучи по натуре своей существами не первой адекватности, объясняют своё возмущение отдельными шероховатостями катиного текста, - ну там, к примеру, «левое кокетство» на фоне приезда «к подружке Бубновой», обсуждение цен на болгарское вино или ещё какой «донос вместо интервью». Эти публичные претензии не более чем напускные позы, и, в общем, известно, что обида художника носит накопительный характер - Дёготь, как и всякого хорошего критика, есть за что ненавидеть, но, в целом, господа возмущенные, чья бы корова мычала?

    Весь этот амебный визг в ответ на критический текст был изначально скомпрометирован тем фактом, что визжание происходило в пределах давно уже нежизнеспособной дихотомии «левое \ правое». Совершенно очевидно, что шелуха из арт-тусовки возмущена далеко не качеством левизны Кати Дёготь, но отказом в особом отношении, отказом от слепой солидарности с «правильной сворой», отказом от кумовской корпоративной этики, отказом в снисхождении и жалости, отказом от траура там, где сообщество требует траур.

    Ироничный и выразительный текст Дёготь попросту выпадает из удобной, но лимитовской схемы свой\чужой, где ты или за Никаса Сафронова или за группу «Война», или за помилование, или за наказание - т.е. сюжет, где пиздюлей от критика получает не «их правый Гинтовт», а «наш левый Мавроматти» едва ли помещается в мыслящий коробок канонически-либерального представителя художественной среды, и поэтому он считывает такую критику как буржуазную.

    Но, постойте, о чем речь? Леваки кричат о буржуазности с не меньшей прытью, чем попы про засилье сатаны. За подобной маркировкой чаще всего не стоит ничего, кроме мотива использовать волшебное слово-протез, - буржуазность \ сатанизм, - которое всегда выступает синонимом «врага», «чужака», «противника» и «другого на другой стороне». Ну и вообще… когда современный художник, - этот юродивый когнитивный бомж, который первый бы удавил пролетариат и всё остальное «быдло», которое не понимает его вымученных гербариев похмелья, - называет себя «левым» и ратует за какие-то принципы - становится смешно. Все эти разговоры о политической и социальной благонадежности зачинают, как правило, те, кто в политическом смысле - кочующие фикции, а говоря проще – прихехешники конъюнктуры момента.

    «Катя Дёготь – буржуазная сука», - исходит ржавчиной «левый» Авдей Тер-Оганьян, который ещё вчера «считал бы огромной честью» показывать свои работы в правом и буржуазном Лувре, если бы Путин или кто-то из его горгулий-хоругвеносцев лично вручили Мавроматти новый паспорт на открытии. «Дёготь – предатель!», - кричат другие, которые с черной сотней большевизма в сердце. Третьи – с претензиями христианского характера, мол, тут у человека беда, а вы мёд не принесли. Ну, ничего, зато на фоне под шумок воскрес себя Осмоловский. Подтявкнул «левой» своре – «правый» Селигер забыли. А единственным вменяемым в реакции на текст Дёготь оказался, что примечательно, сам Мавроматти, который без истерик и гайморита социализма опубликовал свои уточнения.

    В целом, болгарское вино – говно."
  • kustokusto· 2010-11-17 15:01:48
    А я вот тоже - возьму , и поддержу Катю Дёготь.
    gunyas - вам плюс за понимание проблемы.
    Вообще давно пора начать разговор об этике художественного самопиара.
    90% русского актуального - это рекламная гонка - где искусству места не остаётся.
    Оно и стонет и плачет , и как известно - бьётся о борт корабля - с единственным воплем - "посмотрите на меня". Всё. Точка ру , как говорит не к ночи помянутый Михалков. Но не дай бог - действительно посмотреть...
    Может с этой статьи - вообще - начинётся ренессанс русской художественной критики.
    А там, глядишь, и Ковалёв подтянется.
  • Posav· 2010-11-17 22:23:11
    Поскольку на Западе банально разразился очередной кризис, то для постсоветских нет уже того безоговорочного идеала и левые художники, левая критика будут крепчать. А правые псевдо-демократы и псевдо-либералы прозападного кривотолка будут хиреть. Они вообще предатели истинной демократии, клика сектантов. И это правильно. Должен же быть баланс.
  • gunyas· 2010-11-18 14:08:25
    @kustokusto
    плюс не мне всё же, а dadakinder'у за интересный поворот в обсуждении ситуации

    он дважды уточнил свою позицию:
    http://dadakinder.livejournal.com/1708231.html?thread=14261447#t14261447

    http://dadakinder.livejournal.com/1697353.html?thread=14231625#t14231625

    что важно, там не ставится оппозиция либо Мавромати, либо Дёготь
  • net_ni4ego_bolshe· 2010-12-20 01:02:00
    на мой, далеко не эстетский взгляд, всё это так далеко от искусства. Сплошное словоблудье и умничанье! Тошнит от этого!
Все новости ›