Оцените материал

Просмотров: 18872

Творческая отдача застройщиков

Зинаида Пронченко · 25/08/2008
В Российском павильоне на архитектурной Венецианской биеннале в этом году выставится Елена Батурина. Молодая девушка ЗИНАИДА ПРОНЧЕНКО выяснила, что это означает

©  Тимофей Яржомбек

Творческая отдача застройщиков
Загадочное редакционное задание

Мне позвонил редактор и сказал:
— Я не совсем понял, но вроде бы что-то происходит с Российским павильоном на архитектурной Венецианской биеннале. Говорят нехорошие вещи. Быть такого не может. Надо бы выяснить.
— А что именно говорят?
— Лучше ты сама узнай, — сказал редактор загадочно. Он вообще мужчина загадочный.

Я стала узнавать.

Кураторами Российского павильона на уже очень сильно грядущей (открытие в сентябре) Венецианской архитектурной биеннале являются в этом году два уважаемых человека: архитектурный обозреватель «Коммерсанта» Григорий Ревзин и Павел Хорошилов, ныне заместитель министра культуры России.

Сначала я подумала, что проблемы связаны с назначением кураторов. Дескать, никто не слышал, чтобы был какой-то открытый конкурс и т.п. Но, поговорив с людьми, я поняла, что это в России в порядке вещей. До 2006 года назначением куратора Российского павильона как на художественной, так и на архитектурной биеннале ведал ГЦСИ и лично Леонид Бажанов (но тогда тоже конкурсов вроде никаких видно не было). Потом у него эти функции забрали, они перешли к Минкульту, но как точно все делается, никто не знает. Вроде бы есть ощущение, что первенство отдается тем проектам, за которыми уже стоит финансирование, потому что у государства, как известно, денег нет. Как эту ситуацию изменить к лучшему, обсуждают уже много лет. Интересные предложения озвучивал Юрий Аввакумов в интервью Виктору Мизиано для «ХЖ» за 2001 год, там же есть предсказание о том, что если дело так и дальше пойдет, то возьмут и назначат замминистра, а он консультантом себе какого-нибудь журналиста позовет. По словам Григория Ревзина (мне удалось с ним поговорить, о чем ниже), куратором назначен был Павел Хорошилов, и он уже, в свою очередь, его, Ревзина, пригласил консультантом.

Но, в общем, тут не было видно никаких поводов для беспокойства — люди в целом заслуженные, да и процедура привычная, хоть и не идеальная. Нет особого криминала.

Ужасные подозрения

В поисках криминала я решила познакомиться с концепцией Российского павильона и зашла на сайт. Толкового пресс-релиза о нашем участии в биеннале я там не обнаружила, но хотя бы узнала количество участников и их имена. Их 34, из них половина — иностранцы, звезды мировой величины — Норман Фостер, Эрик Ван Эгераат, Заха Хадид. Те, что строят или проектируют в Москве. Норман Фостер, например, — злосчастный «Апельсин», ради которого должен быть разрушен ЦДХ (вкупе с Третьяковской галереей), обо что в последнее время общественность ломает столько копий.

На всякий случай я еще проверила официальный сайт самой биеннале и там прочитала очень интересную вещь. У других стран имеется список участников и плюс еще список кураторов, а также иногда комиссар павильона. У России тоже есть участники, кураторы и комиссар (Василий Церетели), но вот участники делятся на несколько групп. Выставка называется «Шахматный турнир» (Chess Play for Russia), и в этой игре принимает участие отдельно от всех художник Николай Полисский, потом «российские игроки» (архитекторы), после «иностранные игроки» (тоже архитекторы), а в конце еще некие «судьи».

И вот в этом третьем списке — фамилии Елены Батуриной, Шалвы Чигиринского, а также разных других людей из «ДОН-Строя», Capital Group, Guta Group и т.п. То есть девелоперы тоже участники, наравне с архитекторами и (одним, правда) художником.

©  Тимофей Яржомбек

Творческая отдача застройщиков
Вот, подумала я. Наверно, тут зарыта собака. Потому что собака зарыта там, где деньги.

Я, в общем, слышала, что для реализации выставочного проекта нужны деньги. Для этого существуют спонсоры. С ними бывает по-разному. Это момент щекотливый — кто-то ведет себя достойно, просто деньги на благое дело дает и ничего взамен не просит, кто-то хочет рекламный баннер со своей продукцией разместить на видном месте — неэстетично, конечно, но это еще полбеды; а кто-то, как нынче, хочет быть полноправным участником.

Специфика архитектурной биеннале в том, что в этой сфере (если иметь в виду реальное строительство) действительно крутятся большие, очень большие деньги, никакому арт-рынку с ними не сравниться. Поэтому на Российский павильон вроде бы есть откуда взять: напрашивается мысль подключить девелоперов. Однако у меня тут стали возникать наивные мысли, что архитектурная биеннале не ярмарка застройщиков, что это, как бы сказать, неправильно, что надо сопротивляться. Что на архитектурной биеннале должны все решать художественные достоинства, а не деньги.

Потом мне объяснили, что это наивно. Но пока я решила встретиться и поговорить с разными людьми, в основном с серьезными сорокалетними мужчинами — ведущими российскими архитекторами.

Но сначала я, естественно, стала звонить Павлу Владьевичу Хорошилову и Григорию Ревзину. Павел Владьевич сказал, что такие важные разговоры он по телефону не ведет, а для личной встречи оказался довольно занят. Ревзин тоже лично встретиться не смог, но по телефону поговорил довольно подробно.

Григорий Ревзин и его взгляд на девелоперов

Тут я немного отвлекусь. Дело в том, что Григорий Ревзин мой кумир. Само предположение о том, что он в чем-то некрасивом может участие принимать, мне всегда казалось и теперь еще кажется чудовищной крамолой. Он же «наш человек». Я с ним с детства познакомиться мечтала. С ним и еще с Андроном Кончаловским. На Кончаловском я, впрочем, уже крест поставила, еще до фильма «Глянец»: когда он витамины Лайнуса Полинга рекламировал в телевизоре и по стране с авторскими вечерами разъезжал. Но Григорий Ревзин для меня, как и для большинства мало в чем понимающих людей... ну, то есть тех, кто не понимает, но все равно интерес испытывает (читает его в «Ъ» и GQ, слушает на «Эхе Москвы») и веселится от того, как Ревзин в очередной раз за свободу слова и хороший вкус поборолся... так вот для всех нас он — воплощение разумного, доброго, вечного. Лужков что-нибудь испортил или только намеревается — Военторг, Провиантские склады, а Ревзин уже высмеял, объяснил народу доступным языком, что такое современная московская архитектура, какой это стыд и курьез. И Лужкову не обидно, и Ревзину плюс в зачетку. Отношения власти с прогрессивной прессой.

Как я уже говорила, личной встречи не случилось: разбилась моя детская мечта о его напряженный рабочий график. Пришлось общаться по телефону. Голос у моего кумира оказался как у человека, крайне утомленного жизнью. Оживился он только на вопросе про спонсоров. Но это я вперед забегаю.

А для начала он все-таки разъяснил концепцию. Он сказал, что она проста, как апельсин (или «Апельсин»?). Он, так сказать, демонстрирует статус-кво — что есть. Концепция состоит в том, что русские и западные звезды сейчас сражаются за право строить в России, а решают девелоперы. Это новая ситуация: раньше все наши архитекторы равнялись на Запад, а теперь, когда Запад к нам пришел, им с Западом конкурировать нужно. Это как в автопроме: раньше делали почти что «форд», или «фиат» там, плохонько, но похоже, а теперь, когда «фиат» в свободной продаже и не сильно дороже, нужно чего-то новое придумывать. «Вот я и решил их в одном пространстве столкнуть, свести соперников лицом к лицу».

Это действительно очень простая концепция. Имена российских архитекторов были выбраны чисто рейтинговым образом — кто чаще упоминается в прессе. Из этого списка Ревзин взял первые 16 имен, но исключил Михаила Посохина, которого не считает архитектором вообще. Иностранцы вошли практически все, их меньше. Ревзин подчеркивает, что в таком выборе не проявилось никакого его личного вкуса, и считает, что это как раз хорошо. Он хотел показать строящих архитекторов, а не бумажных. «А поскольку они строящие, у них никаких особых концепций нет, но хотя бы одно манифестарное здание имеется. И я решил тупо всех их собрать».

Каждый архитектор сам выбирал, какую постройку хочет представить, а потом сам шел к девелоперу договариваться. Правда, потом из разговоров с архитекторами я поняла, что они сразу все поняли и выбирали только те проекты, за которые кто-то мог заплатить. Какой-нибудь дико авангардный частный дом никто, как мне показалось, предлагать не стал.

Эти постройки и будут фигурами на шахматной доске. То есть у нас будет не архитектура представлена, не идеи, а отдельные здания.

«А как же, — спрашиваю я, — Арон Бецки (куратор нынешней архитектурной биеннале) и его концепция Architecture beyond the building, «Архитектура вне зданий», — какая же связь-то будет между нашим павильоном и его концепцией? Там же как раз все наоборот?»

Тут Ревзин сказал, что «за это» (за концепцию Бецки) у нас отвечает Николай Полисский в полуподвальном этаже.
— Полисский — это замечательный ленд-арт, смесь лубка и концептуализма, он апеллирует к архетипам и протоформам, например к башне, вот и весь Бецки. А вообще, главная тема — условность.
— А девелоперы при чем тут?
— А девелоперы при том, что они и будут судить, кто им интереснее: Норман Фостер или там Владимир Плоткин, с кем они дальше по жизни пойдут. Да и вообще что спонсоры, у всех вон спонсоры! Асс (Евгений Асс, куратор Российского павильона в 2004 году) студентов тоже за счет «ДОН-Строя» в Венецию возил, и чего? Ему почему-то спонсорами никто в лицо не тычет».

На последнем вопросе он заметно раздражился, пришлось разговор закруглять. Но я узнала, что девелоперы вносили по 100 тысяч евро, только «ДОН-Строй», который очень хотел показать три своих проекта, а не один, внес побольше. Но больше половины проектов не проплачены.

Я еще у Ревзина, конечно, узнала, что он думает про альтернативный проект Юрия Аввакумова «Роддом», который тоже будет показан в Венеции, в параллельной программе, и про «Интерфейс» Бориса Бернаскони, который выбрали для международной (главной) выставки биеннале. Про Аввакумова Ревзин сказал, что тот хороший художник, но личные отношения у него с ним плохие, а Бернаскони посоветовал не тратить силы зря и презентовать «Интерфейс» (это книга о том, что нельзя вот так просто по частной инициативе ЦДХ сносить и «Апельсин» фостеровский строить: сложное пространство, гений места, социальные функции, средовой подход) в октябре, когда «мы будем представлять "Апельсин"».

Он так и сказал «мы», но я побоялась спросить, что он при этом имел в виду. Еще меня интересовало вот что. Ревзин в интервью «Эху Москвы» сказал: «Ожидаются провокации в адрес нашего павильона со стороны стран СНГ». Когда я попросила его расшифровать эту загадочную формулировку, он ответил «приезжайте, и увидите». Потом уже я узнала от Юрия Аввакумова, что, может быть, речь идет о том, что Эстония (хоть она и не страна СНГ) собирается соединить наш павильон и павильон Германии газовым трубопроводом. Так и выходит: мы, значит, про экономику (в кого девелоперам инвестировать — в отечественных звезд или в западных), Эстония про политику, а биеннале про архитектуру. И все одновременно. Хотя, если подумать, то Эстония все-таки ближе к общему настрою, теперь архитектура не в зданиях, а в трубопроводе, по которому газ идет.
Страницы:

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:8

  • ya· 2008-08-26 09:25:49
    все таки ГЦСИ давно не занимается павильоном - с 2002 года. и подобия конкурсов у них как раз были.
  • mosselprom· 2008-08-26 14:08:35
    отличная статья.
    то-то меня резануло, что Ревзин где-то (к сож. не помню где) тепло и нежно отозвался об Интеко, архитектуру ихнего дома на Ходынке похвалил...
    с колен встаем, не стыдно больше. нуну.
  • seafarer· 2008-08-26 14:26:26
    а кто-нибудь может подробнее рассказать какую роль играет Ревзин в сносе ЦДХ ?
  • innonsence· 2008-08-26 21:25:57
    абсолютно неясно, как выглядит проект.
    главная тема с девелоперами вообще мутнейшая. каким именно образом эти макеты будут "судить" девелоперы? как это будет выражаться непосредственно физически в павильоне?
    то зина пишет, что деволоперы "сами решают, кто будет в павильоне", то пишет, что они будут в "совместной тусовке" с архитекторами - то есть все-таки чтото ей рассказали, но она не смогл нам передать.
    ничего непонятно.
    низачет.
  • monika_sosno· 2008-08-27 15:16:10
    К сведению г-жи Пронченко:
    "В декабре 2002 года Министерство культуры назначило комиссаром павильона России на Венецианской биеннале 2003 года Евгения Зяблова — директора Государственного музейно-выставочного центра РОСИЗО и издателя журнала «АртХроника». Художественным руководителем проекта стал Виктор Мизиано, куратор и критик, главный редактор «Художественного журнала».
    Евгений Зяблов, издатель журнала "АртХроника" генеральный директор ГМВЦ РОСИЗО, комиссар павильона России на Венецианской биеннале 2003 года


    Таким образом произошла смена руководства павильоном, за который последние 10 лет отвечал Леонид Бажанов, сначала в качестве начальника Управления ИЗО Министерства культуры, а затем художественного руководителя Государственного центра современного искусства (ГЦСИ)". Журнал "Артхроника", №1, 2003
  • ya· 2008-09-01 14:52:08
    вот тут кое-какие объяснения http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1017778
  • innonsence· 2008-09-09 09:49:47
    monika_sosno, вы путаете архитектурную биеннале и биеннале искусства
  • tushan· 2008-09-28 13:01:59
    Насколько я знаю, какая-никакая концепция у этого действия Ревзина (идущего, конечно, вразрез с темой биеннале) есть. И она мне по крайней мере интересна - показать, что у нас тут реально строят. Ведь Россия как черный ящик - а тут вот сколько всего напоказали разного, ну да, много бреда, зато пища для размышлений, а не просто "ах какие талантливые эти русские, вот интересно что будет если они еще и строить начнут". Начали уже, как выяснилось, и пытаются даже красиво. Или дорого. Но явно начали. О том вроде как и стенд. Я так понимаю, что все интервьюируемые уже задолбались отвечать на вопросы, а конкретно-сакраментальных "в чем смысл и программа" задано, видимо, не было.

    Все-таки, мне кажется, есть и такая сторона у этой темы.
Все новости ›