Оцените материал

Просмотров: 10803

Римас Туминас самоустраняется

Мария Хализева · 17/12/2008
В спектакле «Последние луны» известный режиссер безропотно умер в артистах Ирине Купченко и Василии Лановом

Имена:  Василий Лановой · Ирина Купченко · Римас Туминас

©  Предоставлено театром им. Евг. Вахтангова

Римас Туминас самоустраняется
О режиссере Туминасе прежде было известно, что он и бенефисный театр — вещи несовместные. Приемы Туминаса всегда резки и узнаваемы; постановки, сотканные из иронии, мистификаций, затейливых шарад и мрачных метафор, могут коробить и раздражать, но вряд ли могут забыться. И вот неожиданный поворот: афиша театра имени Вахтангова пополнилась спектаклем «Последние луны». По сути — бенефисом известных артистов, подписанным именем литовского режиссера.

©  Предоставлено театром им. Евг. Вахтангова

Римас Туминас самоустраняется
Без подсказки догадаться, кто выступил постановщиком двух переводных одноактовок о судьбах несчастных стариков, решительно невозможно. Ничто здесь не напоминает о режиссере масштаба Туминаса. Он не просто умирает в актерах (а актеры здесь заняты именитые: Ирина Купченко и Василий Лановой) — он из спектакля вообще самоустраняется. Ни дуновения режиссерской мысли, ни намека на постановочное решение, ни разнообразия мизансцен (все они примитивно фронтальные)...

©  Предоставлено театром им. Евг. Вахтангова

Римас Туминас самоустраняется
Собственно говоря, такое «режиссерское вымирание» продиктовано качеством избранной драматургии: обе пьесы — «Последние луны» Фурио Бордона и «Тихая ночь» Гарольда Мюллера — трудно упрекнуть в перенасыщенности событиями. Их сюжеты уныло топчутся на месте, а герои потчуют зрителя однообразными сентенциями: «Старость — это отвратительная вещь, это враг, который застал тебя врасплох»; «Старость — это галера жизни». И совсем уж горькое: «Сегодняшний мир не пользуется моим словарем».

Сюжеты обеих пьес — и итальянской, и немецкой — можно пересказать в одном предложении. Сын отправляет в приют восьмидесятилетнего отца, который благородно предложил туда переехать, чтобы освободить комнату для внука, но до последнего мгновения верит, что родное чадо не отдаст его в казенный дом. Другой сын навещает в такой же богадельне вполне бодрую мать (ей всего 68 лет, но пребывает она там не первый год) и вынужден сообщить, что не сможет забрать ее домой на Рождество. Тема брошенной старости, как ни цинично это звучит, — для театра ход беспроигрышный, даже если уровень драматургии вызывает оторопь. (Не смутило же качество пьесы Марчелло Мастрояни, который играл «Последние луны», созданные специально для него!)

©  Предоставлено театром им. Евг. Вахтангова

Римас Туминас самоустраняется
Василий Лановой исполняет роль надрывно, величественно и пафосно, с трудом осиливая махину неталантливого текста и, по сути, существуя в жанре моноспектакля. Сын и явившаяся из потустороннего мира жена героя выступают преимущественно в качестве интервьюеров. Лановому только и остается, что почти без пауз вещать — о простате и склерозированных протоках, о пигментных пятнах, хроническом бронхите и прочих стариковских напастях. В такие моменты смотреть на сцену становится уже не просто неловко, а как-то мучительно стыдно.

©  Предоставлено театром им. Евг. Вахтангова

Римас Туминас самоустраняется
Ирина Купченко позволяет себе гораздо больше отстранения от героини. Престарелая мать надувает щеки, гримасничает, капризничает, облачается в нелепый наряд и беспрерывно задает ненужные вопросы, чтобы не услышать главного, о чем с самого начала догадалась. Но попытка актрисы сыграть трагическую клоунессу не спасает дела. Из рук вон плохую драматургию и абсолютное отсутствие режиссуры, увы, ничем не компенсировать (кстати, помимо постановщика Туминаса у спектакля есть еще и режиссер — заслуженный артист Алексей Кузнецов).

В не столь далеком прошлом спектакль «Последние луны» можно было бы и не заметить. Сегодня — не то. От жесткой руки Туминаса ожидаешь четкой программы, а не готовности идти на поводу у вахтанговских звезд и специфического вахтанговского зрителя. В финале мое зрительское окружение активно шмыгало носами, терло покрасневшие глаза и смахивало слезы. Позже на форуме можно было прочесть сокрушительные откровения об «игре библейской глубины» и о «силе экзистенциальных монологов».

В спектакле «Троил и Крессида» Туминас сделал решительный шаг, напомнив труппе, что существовать на сцене можно осмысленно и в ансамбле. Спустя всего месяц он мелкими шажочками, тихо шаркая, засеменил назад — в беспросветную бенефисную заводь. Обидно, но хочется верить, что все же не фатально.

Другие материалы рубрики:
Мария Хализева. Сергей Безруков сыграл Сирано де Бержерака, 27.10.2008
Мария Хализева. Театр cатиры показал «Распутника», 11.09.2008
Мария Хализева. Пушкин и Глинка в Театре Станиславского, 8.07.2008

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›