Всем, читающим эти строки, следует иметь в виду: перед вами положительная рецензия.

Оцените материал

Просмотров: 21597

«Скрытая перспектива» Чулпан Хаматовой

Глеб Ситковский · 31/05/2012
Спектакль Евгения Арье помог понять, как «Современник» постепенно переехал на Бродвей

Имена:  Евгений Арье · Чулпан Хаматова

©  Владимир Федоренко / РИА Новости

Сцена из спектакля «Скрытая перспектива»

Сцена из спектакля «Скрытая перспектива»

«Подари жизнь» — так называется благотворительный фонд Хаматовой. «Отдай жизнь» — к такой формуле можно свести ее актерскую тему. По собственному признанию Чулпан, в детстве она любила воображать себя то Жанной д’Арк, то Зоей Космодемьянской. Готовность хоть сейчас отдать жизнь «в борьбе за это» считывается и сейчас в самых разных ее персонажах, будь то Маша Мухина из «Голой пионерки» (умру за счастье советской родины), шекспировская Клеопатра или Катерина из «Грозы» (умру за любовь). Подозреваю, что эту безоговорочную жертвенность заметил в Хаматовой и режиссер Евгений Арье, подыскивая для нее новую роль. В результате в показанном на фестивале «Черешневый лес» спектакле «Современника» «Скрытая перспектива» актрисе поручено умирать под бомбами в Ираке, крепко ухватившись за свою фотокамеру. Вдребезги покалеченная, но все же недобитая журналистка Сара Гудвин возвращается оттуда в свой Нью-Йорк с ворохом честно добытых фотографий. Тут-то и начинается пьеса. Про что же она?

Как выяснится к концу первого акта, про слезу ребенка и про то, стоит ли она всеобщей мировой гармонии. Правда, проклятый вопрос Федора Михайловича переиначили по-бродвейски, и теперь в изложении неместного драматурга Дональда Маргулиса он звучит как-то так: «Нравственно ли для военного фотокорреспондента снимать страдания плачущего, окровавленного ребенка? Или, может, его долг состоит в том, чтобы, отбросив камеру, отереть слезу и наложить жгут?»

©  Владимир Федоренко / РИА Новости

Сцена из спектакля «Скрытая перспектива»

Сцена из спектакля «Скрытая перспектива»

Собственно, кроме этого вопроса в «Скрытой перспективе» больше ничего и нет. Ради возможности задать его автору пришлось вставить в пьесу наивную дурочку Мэнди (Дарья Белоусова). Имеются также сюжетные подпорки в виде двух малодушных мужчин: негероический жених героини Джеймс (Сергей Юшкевич) и друг семьи Ричард, эдакий балагур балагурыч в предсказуемо качественном (такие роли ему на один зуб) исполнении Александра Филиппенко. Сам сюжет в силу его банальности, честно говоря, пересказывать лень — домыслите, если хотите, сами, исходя из списка действующих лиц. Скажем только, что в финале Чулпан снова отправится умирать за мир во всем мире, оставив мужиков в комфортном Нью-Йорке.

Главное в «Скрытой перспективе» — это все же не сама история, а резонерский задор Мэнди. Отпрянув в ужасе от одной из иракских фотографий, где мать держит на руках умирающего ребенка, Мэнди напрямик спросит Сару: «Почему же вы не бросились спасать его?!» Заодно вспомнит и про историю погибшего слоненка, рассказанную телеканалом Animal Planet. Он мог выжить, кричит она Саре, если бы документалисты подвели его к маме-слонихе, которая скрывалась за холмом, но те лишь бесстрастно фиксировали происходящее, продолжая выполнять свой журналистский долг. Вопрос: стоит ли слеза слоненка хорошо сделанного фильма?

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:4

  • Rufy Nurkatova· 2012-05-31 13:35:41
    так хочется в театр! только в театре можно задавать такие риторические вопросы, а в жизни. попробуй вывези ребенка из Ирака, Тибета или из другого какого места где сейчас большая попа(((( бюрократы замордуют, а есть ли у вас муж? а сколько вы зарабатываете? а сможете ли вы дать ему достойное образование? как будто просто жить в мире где не стреляют уже само по себе не считается счастьем((((
  • laternamagica· 2012-06-02 12:44:12
    А знаете, смешанные чувства вызывает Ваша рецензия, хотя написана блестяще. Про жертвенность как амплуа Чулпан Хаматовой - тонко подмечено и довольно точно. Но я как-то пропустила тот момент, когда вопрос Достоевского о цене мировой гармонии и вопрос о моральности работы военного фотокорреспондента утратили свою остроту. Ещё недавно читала у одного фотографа совестливые рассуждения на эту тему: снимать или бросаться помогать? Кстати, по-моему, он пришёл к замечательному выводу: можешь помочь - помогай, не можешь - снимай. В этом смысле фраза о том, что кроме этих вопросов в спектакле "ничего нет", вызывает лёгкое недоумение: а разве этого мало?

    Возможно (и даже наверняка), Вы правы в своём выводе относительно нового, "бродвейского" контекста "Современника". Возможно, и пьеса, и спектакль являют собой типичный пример бродвейски-сентиментального присвоения темы, но из Вашей рецензии этого не следует. Как и заключение про "жизненепроницаемый колпак", отделяющий нынешний "Современник" от "ОккупайАбая". По тому, как Вы изложили тему спектакля, кажется даже наоборот - что ставки Хаматовой и её героини намного серьёзнее. Вот так:)
  • Gleb Sitkovskiy· 2012-06-04 13:19:42
    2laternamagica: Спасибо за дельный комментарий. Пожалуй, отвечу.
    1. Вопрос Достоевского и вопрос Маргулиса не равны друг другу. Последний отличается от первого тем, что его задают от нечего делать. Вы сами привели прекрасный пример с фотографом, который ответил на него вполне исчерпывающе. Такой ответ очевиден для любого здравомыслящего и совестливого человека.
    2. Допускаю, что вопрос о моральных аспектах работы военного корреспондента может всерьез обсуждаться на форумах и в газетных статьях. Но свести театральную постановку к ответу всего на один вопрос - да, этого катастрофически мало, если создатели спектакля предполагали создать произведение искусства, а не публицистический опус. Да, все они (и актеры, и режиссер) успешно справились со своими задачами, но это слишком легкие цели для таких серьезных мастеров, как они. Им неинтересно иметь дело с плоскими характерами и простыми задачами, нам неинтересно думать про это более, чем 15 минут. Имеет ли смысл вызывать Елену Исинбаеву для того, чтобы она перепрыгнула через стульчик? Она-то перепрыгнет, но смысл?
Читать все комментарии ›
Все новости ›