Петруша Верховенский обращается к залу с репликой «А знает Липутин?» с паузой после первого слога фамилии.

Оцените материал

Просмотров: 21136

Возвращение Любимова

Алла Шендерова · 30/03/2012
Легендарный режиссер поставил в Театре Вахтангова «Бесов» Достоевского

Имена:  Федор Достоевский · Юрий Любимов

©  Александр Куров / ИТАР-ТАСС

Сцена из спектакля «Бесы»

Сцена из спектакля «Бесы»

«Когда вы идете на Болотную, подумайте о том, кто и куда поведет вас дальше» — так в совсем кратком пересказе выглядит месседж «Бесов». Однако рассуждать об эстетике спектакля Любимова занятней, чем улавливать его политические аллюзии. Так и тянет сказать о зигзагах судьбы. Получив минувшей осенью предложение Римаса Туминаса, Юрий Любимов вновь попал в театр, где долго служил артистом и переиграл всех романтических героев от шекспировского Ромео до молодогвардейца Олега Кошевого. Из Вахтанговского Любимов ушел в 1963-м: поставив со студентами «Щуки» брехтовского «Доброго человека из Сезуана», он отправился вместе с ними в полумертвый Театр драмы и комедии, превратив его во всемирно известную Таганку.

На сцене аlma mater Любимову удалось выпустить куда более значительный и цельный спектакль, чем в последние годы на Таганке. Молодые вахтанговцы (Любимов, как всегда, опирается на молодежь) говорят, что, репетируя, режиссер требовал не столько сотворчества, сколько подчинения. Но когда смотришь спектакль, становится ясно, что он сделан сообща — как в семье, где друг друга могут и не принимать, но понимают с полуслова или вообще без слов.

©  Дмитрий Дубинский / Предоставлено театром им. Евгения Вахтангова

Сцена из спектакля «Бесы»

Сцена из спектакля «Бесы»

«Концертное исполнение романа» в двух частях — так определил Любимов жанр спектакля, который сам же и оформил, поставив в центре сцены рояль (специально для «Бесов» Владимир Мартынов написал вариации на тему «Петрушки» Стравинского) и повесив на заднике огромную копию картины французского классициста Клода Лоррена «Асис и Галатея».

«Я называл ее золотым веком», — поясняет в прологе элегантный долговязый Ставрогин (Сергей Епишев), заботливо переворачивая ноты сидящему за роялем пианисту Александру Гиндину. Поначалу повествование в спектакле ведет не некий безликий хроникер, как у Достоевского, а сам главный герой, но чем больше теряет он контроль над происходящим, тем меньше подает резонерских реплик, в конце и вовсе уступая роль ведущего другим.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • sir-charlie· 2012-03-30 17:45:22
    Это хорошо, когда человек и в сто лет не боится выставить себя на посмешище. Но не очень здорово, когда беспомощное посмешище считает триумфом.

    При том, что актеры, особенно оба "Лебядкиных" (здесь просто шедевр), безупречны. Как и Мартынов.

    Боюсь, ничем не подкрепленым девизом нового старого "Мастера" могло бы стать "Все умрут, а я останусь /посвящение Таганке и всем-всем-всем/" (((
  • olegzhuk7897· 2012-03-31 00:40:29
    Sir, Вы сами-то поняли, что написали, или только бы стебануться? Вы как моська, путающаяся в ногах слона. Ну хотя бы пограмотнее, что ли...
  • sir-charlie· 2012-03-31 14:26:04
    zhuk1234,
    1) про моську спорить не буду, возможна и такая т.з. Правда, я - не коллега, не критик, а зритель. Согласитесь, видение "моськи-зрители", травящие Слона, - несколько своеобычно.
    2) По существу, назовите, пожалуВы ? qy
Читать все комментарии ›
Все новости ›