Только пьесу, пожалуйста, закажите профессиональному драматургу.

Оцените материал

Просмотров: 22176

Швыдкой и Театр мюзикла

Марина Шимадина · 24/02/2012
Крупный чиновник и известный телеведущий открыл новый театр спектаклем «Времена не выбирают», в котором выступил не только продюсером, но и сценаристом. И зря

Имена:  Алексей Кортнев · Ефим Шифрин · Михаил Швыдкой

©  Предоставлено Театром Мюзикла

Валерия Ланская и Дмитрий Волков в спектакле «Времена не выбирают»

Валерия Ланская и Дмитрий Волков в спектакле «Времена не выбирают»

В Москве открылся Театр мюзикла. Как поклонник жанра, могу эту новость только приветствовать. В нашем городе катастрофически мало площадок, подходящих для подобных представлений. К тому же прокатывать у нас спектакли в ежедневном режиме может себе позволить только крупная компания с большим рекламным бюджетом вроде Stage Entertainment. Москва все-таки не Нью-Йорк, и потенциальных зрителей мюзикла здесь в разы меньше. Так что пока мюзиклам комфортнее существовать на базе репертуарных театров, где их могут показывать блоками, как «Монте-Кристо» в Театре оперетты или «Продюсеров» в Et Cetera.

Но Михаил Швыдкой придумал хитрую вещь: он решил совместить бродвейские технологии с системой русского репертуарного театра. Худрук свежеоткрытого частного Театра мюзикла объяснил, что на этой площадке будут идти одновременно по три спектакля небольшими блоками, длительность которых определит зрительский спрос. Что упор будет делаться не на импорт, а на создание собственных оригинальных постановок. И что в дальнейшем планируется открытие школы мюзикла. Казалось бы, можно кричать ура: в Москве наконец появился мощный плацдарм для развития жанра, и его судьба теперь в надежных руках. Ведь Михаил Швыдкой — отличный менеджер, не первый год работает в сфере культуры, а его имя способно открывать любые двери и добывать любые деньги. Но после премьеры мой энтузиазм поутих.

Сразу оговорюсь, что первые показы мюзиклов обычно бывают сырыми, и они набирают форму в лучшем случае через месяц-другой. Так что оставим пока в стороне вокал, актерскую технику и все, что еще может быть доработано и доведено до ума. И остановимся на системных ошибках.

Первая из них, за которую проекту придется расплачиваться, состоит в том, что Михаил Швыдкой не поручил написание пьесы профессиональному драматургу, а сочинил ее сам с помощью Алексея Кортнева. Бывший министр культуры признался, что давно вынашивал идею театрального ревю на музыку 30-х, а тут еще любимую программу «Жизнь прекрасна» на телевидении закрыли. Так что рассказанная в спектакле история пожилого шоумена, который теряет дорогую сердцу работу, можно сказать личная, поэтому автор и не хотел ее доверить никому другому. Но уходящим после антракта зрителям этого не объяснишь.

Я допускаю, что мюзикл вполне могут сделать талантливые дилетанты. В конце концов, и «Норд-Ост», лучший из отечественных образцов жанра, был поставлен не профессионалами, а двумя одержимыми любителями — Алексеем Иващенко и Георгием Васильевым. Согласимся, что для музыкального ревю, основанного на проверенных хитах (на Западе их называют jukebox musicals), будь то We will rock you по песням Queen или Mamma mia!, основанная на шлягерах ABBA, пьеса — вещь второстепенная. Ее задача ‒ связать воедино разрозненные номера, только и всего. Но все-таки в русском, а не переводном мюзикле, где можно повесить собак на первоисточник, хотелось бы слышать нормальные диалоги, не отдающие театром абсурда, и улавливать какую-никакую сюжетную логику.

©  Предоставлено Театром Мюзикла

Ксения Ларина и Иван Викулов в спектакле «Времена не выбирают»

Ксения Ларина и Иван Викулов в спектакле «Времена не выбирают»

Сама история, лежащая в основе мюзикла, очень даже неплоха. Главный герой, пожилой и не очень удачливый американец, ведущий радиостанции «30-е FM», оказывается на грани банкротства и в последний день эфира, прочитав дневник матери, знаменитой джазовой певицы, узнает, что его отцом был русский пианист, расстрелянный Советами за связь с иностранкой. Эта неприхотливая мелодрама позволяет органично соединить в спектакле русскую и американскую музыку 20‒40-х годов. Это, собственно, и была исходная идея — показать, как близка музыкальная культура двух супердержав в эти годы. Правда, большинство номеров демонстрируют скорее разницу, чем сходство двух культур: там — перья, блестки, шик и блеск; здесь — полосатые рубашки, пирамиды физкультурников и люди в штатском.

То, что Советский Союз, со спортивными маршами, балеринами в пачках и песнями Дунаевского и Хренникова, получился открыточно-трафаретным, не беда — ведь он, в конце концов, показан глазами приехавшей на гастроли иностранки. И что любовная история вышла ходульной — тоже можно простить: в ностальгическом плюсквамперфекте дамы могут себе позволить страдать даже так картинно, как это делает Валерия Ланская. И пусть Дмитрий Волков в роли скромного советского пианиста совсем не похож на мужчину, способного вскружить голову звезде — на это тоже можно закрыть глаза; любовь, как известно, зла.

Больше всего вопросов вызывает настоящее время, где помимо вышеупомянутого радиоведущего (Ефим Шифрин) действуют его предприимчивая директриса (Лика Рулла), легкомысленная ученица (Ксения Ларина), влюбленный в нее русский мальчик Миша (Иван Викулов) и дюжина китаянок, готовых превратить помещение радиостанции в массажный салон. Промолчим о том, что сорящие деньгами русские и нахрапистые азиаты — это штампы вчерашнего дня. Но взаимоотношения героев тут настолько не простроены, поступки не мотивированы, а диалоги абсурдны, что сериал «Счастливы вместе» в сравнении с «Временами…» выглядит шедевром драматургии. Изначально слабый материал подставил и режиссера Дмитрия Белова, чья работа здесь выглядит ну совсем беспомощной; и руководителя постановки Гария Черняховского, и, само собой, артистов.

Уверена, что будь у Ефима Шифрина и Лики Руллы чуть более внятный материал, они бы составили прекрасный актерский дуэт. По крайней мере к этому есть все предпосылки: Шифрин в спектакле совсем не похож на своего эстрадного героя, у него оказался приятный тембр голоса, неплохой слух и манеры американского денди, а у голосистой Лики Руллы явно наметился эксцентрический талант. Да и второстепенные персонажи — ироничный скрипач Соломон (Марат Абдрахимов) и придворный советский певец Василий (Дмитрий Ермак) — очень колоритны и были б еще лучше, если б имели что играть.

©  Предоставлено Театром Мюзикла

Сцена из спектакля «Времена не выбирают»

Сцена из спектакля «Времена не выбирают»

Решение перевести американские хиты на русский язык — тоже очень спорное. Никакой смысловой нагрузки музыкальные номера тут не несут, а мутный словесный поток (вроде «Ну не будь таким жестоким — Смотри, какой я одинокий») отнюдь не украшает номера. Спетые на языке оригинала «Over the rainbow» и «Russian Lullaby» звучат куда лучше. А исполненные друг за другом «Cheek to Cheek» Ирвинга Берлина и «Неудачное свидание» Александра Цфасмана действительно выдают родственность композиторов. И это неудивительно, учитывая, что оба вышли из еврейских местечек Российской империи. Чтобы уже ни у кого не осталось сомнений, откуда есть пошла вся довоенная эстрада, на сцену выходит целый ансамбль с пейсами, исполняющий на фоне умильных деревенских домиков что-то национальное, смутно напоминающее мюзикл «Скрипач на крыше». Есть там «приветы» и другим известным спектаклям. Начало напоминает «День радио», а номер летчиков «На честном слове и на одном крыле» — «Крыло мое» из того же «Норд-Оста». Но все это, конечно, маленькие домашние радости для ценителей жанра. Все-таки русская публика не привыкла к музыкальным ревю, и в театре ей нужна прежде всего внятная история.

У больших музыкальных проектов своя специфика. Тут мало сделать просто хороший спектакль. Чтобы ежедневно продавать тысячные залы, нужно четко представлять себе целевую аудиторию, учитывать ее пристрастия. Вот Филипп Киркоров, помнится, привез в Москву популярнейший мюзикл «Чикаго» и даже неплохо его поставил, но категорически не совпал со вкусами местной публики и вылетел в трубу. А вот опытный «Стейдж» тщательно изучает свою аудиторию и, понимая, что самая благодарная и многочисленная публика — это зрители с детьми, привозит спектакли для семейного просмотра: «Красавицу и Чудовище», «Звуки музыки», а теперь и «Русалочку». Театр оперетты тоже ориентируется на определенный круг зрителей, вернее, зрительниц, которые любят порыдать на романтических мюзиклах вроде Notre Dame de Paris.

Михаил Швыдкой в одном из интервью описал своих потенциальных зрителей как людей «с неоконченным высшим образованием, с не очень счастливой судьбой, не слишком много получающих». И эта фраза внушает опасения за судьбу предприятия. У нас поход на мюзикл, наоборот, стал приметой буржуазного благополучия. Вряд ли не слишком обеспеченные зрители могут позволить себе такое дорогое развлечение. Так что новорожденному Театру мюзикла стоит для начала поработать над позиционированием и найти «свою» публику.

Говорят, следующим проектом театра должен стать спектакль по песням Виктора Цоя. По-моему, неплохая идея, особенно для ДК Горбунова, с его славным рок-н-ролльным прошлым. Все-таки «Звезда по имени Солнце» нам роднее и ближе, чем «Марш энтузиастов» и Puttin' on the Ritz. Не знаю, слушают ли сегодня группу «Кино» люди от 16 до 25, на которых ориентируется Михаил Швыдкой, а вот те, чья молодость пришлась на 80-е и кто сегодня приобрел солидный животик и личное авто, с удовольствием приедут хоть на край Москвы, чтобы отдаться ностальгическим воспоминаниям. Еще один плюс этого проекта — можно будет обойтись без переводов Алексея Кортнева. Только пьесу, пожалуйста, закажите профессиональному драматургу.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • pv· 2012-02-24 22:07:14
    "новорожденному Театру мюзикла стоит для начала поработать" поиском худ.рука - то что плохо начинается, кончится ничем
  • pv· 2012-02-24 22:08:04
    "над" пропущено, извиняюсь
  • Валерий Сторчак· 2012-02-29 02:37:19
    Голимое воровство денег из бюджета обсуждается как какое-то событие культурное! Льются крокодиловы слезы по слабой пьесе и выражается надежда, что следующее воровство будет иметь больший успех у публики!!!
Все новости ›