Панком он никогда не был, но место занимал.

Оцените материал

Просмотров: 19805

«Анархия» Гарика Сукачева

Алексей Киселев · 03/02/2012
Рок-музыкант поставил в «Современнике» спектакль о том, как протест превращается в товар

Имена:  Василий Мищенко · Гарик Сукачев · Майк Пэкер · Михаил Ефремов

©  Александр Куров / ИТАР-ТАСС

Сцена из спектакля «Анархия»

Сцена из спектакля «Анархия»

На нашей почве со словом «анархия» ассоциируется не только идеология бескомпромиссного отрицания системы, но и маргинальная отечественная рок-тусовка 80-х. Началось с хрестоматийного цоевского «Мама — анархия», закончилось уже в XXI веке симулякром «Короля и Шута» «Мертвый анархист». Под красно-черной эмблемой, буквой «А» в круге, уживались такие исполнители, как Егор Летов, Анатолий Крупнов, Константин Кинчев, Андрей Панов (Свин) — к слову, первый и единственный советский панк — и многие другие. Среди них свое место всегда занимал и Гарик Сукачев. Панком он никогда не был, но место занимал.

Не считая совместной с Михаилом Ефремовым мхатовской постановки «Злодейка, или Крик дельфина» 1996 года, «Анархия» — первый самостоятельный спектакль Сукачева. Привел его в театр и порекомендовал ему отличную пьесу британца Майка Пэкера The Dysfunckshonalz опять же Ефремов. С сугубо театральной точки зрения от дебюта рок-музыканта не ждали ничего хорошего — готовились к унылой ностальгии о прожитом некогда драйве. Так что премьера «Современника» скорее приятно удивила.

©  Александр Куров / ИТАР-ТАСС

Сцена из спектакля «Анархия»

Сцена из спектакля «Анархия»

В программке (не считая пяти артистов) названо около восьмидесяти человек, работавших над спектаклем. Это видно. Постановочная часть, реквизит, бутафория, видео — всё в спектакле на высоте. Два с половиной часа ненормативной лексики звучат из уст Михаила Ефремова, Марии Селянской, Дмитрия Певцова и Василия Мищенко так органично, что им может позавидовать «Театр.doc». Впрочем, дело тут, вероятно, не столько в уровне актерского мастерства, сколько в качестве перевода Оксаны Алёшиной. Сценография Андрея Шарова (перспектива, усиленная посредством косо расположенных ламп дневного света, наклоненный к зрителям прозрачный пол, пирамида из экранов разных форм) выразительна, но, незначительно трансформируясь, она деликатно уступает место актерам, чьи костюмы всегда продуманы и качественно выполнены. Ну и, конечно, отличная, вмонтированная в спектакль реклама водки: герой Ефремова делает глоток из горла всеми узнаваемой литровой бутылки, объясняя зрителям: «Спонсор!»

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Аня Банасюкевич· 2012-02-03 22:27:18
    Не знаю. По-моему, отличная пьеса, замечательный Ефремов и хорош в первом акте Певцов. Но... все же чуда не случилось, и Сукачев не театральный режиссер. По-моему, толком ничего не придумано, не разобрано, все держится на чистом драйве актеров. Когда его не будет, все развалится. Они и сейчас, неконтролируемые режиссером, жутко порой переигрывают. Например, образ Дроздовой... По-моему, очень грубо сделано. Мищенко прекрасный артист, я отлично помню его Смердякова, но он совсем не старый панк, он какой-то советский пенсионер. В общем, мне жаль, но, по-моему, спектакль не получился.
  • Nikolay Berman· 2012-02-07 01:14:24
    А по-моему, тут главное именно в этой двойственности протеста. Ефремов же в большой степени себя играет - та же история с Гражданином Поэтом, который превратился в точно такой же товар.
Все новости ›