— Сколько стоит?
— Миллион.
— А почему?
— А я так хочу!

Оцените материал

Просмотров: 17678

А почем у вас аренда?

Анна Банасюкевич · 22/12/2011
Сколько стоит снять зал в центре Москвы, как это влияет на цены фестивальных билетов? OPENSPACE.RU попытался разобраться в насущных вопросах театральной недвижимости

©  Арина Орлова  ⁄  OpenSpace.ru

А почем у вас аренда?
Разговор о кризисе репертуарной театральной системы России стал уже общим местом. И все чаще рассуждения о художественной состоятельности этой системы упираются в вопросы финансового и хозяйственного толка. Один из главных вопросов такого рода: как используют хозяйствующие субъекты здания, переданные им правительством Москвы или РФ в оперативное управление? Проще говоря, проблема аренды. Это истинный бич для всех, кто когда-либо сталкивался с организацией фестивалей, по числу которых Москва сейчас уверенно занимает лидирующее среди театральных столиц мира. Все знают, что летом в столице (раз в два года) проходит Чеховский фестиваль, осенью — NET и «Сезон Станиславского», весной — «Золотая маска». Многие директора театров верно рассудили: чем круче, чем богаче фестиваль, тем больше с него можно взять.


Мария РЕВЯКИНА, генеральный директор Национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска»:
Сейчас мы занимаемся бюджетом фестиваля, который пройдет в 2012 году, и самая большая статья расхода — это аренда.

Каждый из фестивалей пытается решить проблему с арендой по-разному. Если взглянуть на афиши NET’а, то видно, что организаторы стараются найти адекватную замену залам репертуарных театров — спектакли играются в Домах культуры, в помещениях арт-центров. Стоимость аренды в них ниже, чем в любом из репертуарных театров, располагающихся в центре города, но ДК не обладает фестивальной репутацией, до него долго добираться, а главное, подобные площадки, как правило, очень скромно оснащены. В них могут играть лишь простые по техническому оснащению спектакли.

Для Чеховского фестиваля такой вариант чаще всего вообще неприемлем — в его сфере интересов в основном большие, многонаселенные, технически навороченные спектакли. Такой фестиваль автоматически становится заложником финансовых требований площадок, обладающих соответствующими параметрами и мощностями. МХТ, Театр им. Моссовета, Et Cetera, Театр п/р П.Н. Фоменко — выбор невелик. И тут в силу вступают личные отношения организатора фестиваля и директора, ибо никаких иных регулирующих механизмов в России попросту не существует.

Высокая арендная плата автоматически влечет за собой повышение цен на билеты. Проще говоря, фестивали перекладывают свои траты на плечи зрителей, ибо никаких регулирующих механизмов в сфере ценообразования (на фестивальные билеты, во всяком случае) тоже нет. Например, самый дешевый (!) билет на спектакль «Липсинк» Робера Лепажа, показанный в прошлом году в рамках Чеховского фестиваля на Новой сцене «Мастерской Петра Фоменко», стоил 1500 рублей.

Впрочем, сказанное касается не только фестивалей.


Эльшан МАМЕДОВ, руководитель продюсерской компании «Независимый театральный проект»:
Честно говоря, не понимаю, откуда берутся суммы, за которые гостеатры сдают нам площадки. Например, театр объявляет нам, что с этого сезона повышается плата за аренду. Почему и на основании чего — ответа на этот вопрос я никогда не могу добиться. То есть у нас цены на билеты остались прежними, а нас вдруг ставят перед фактом. Естественно, через какое-то время мы сами вынуждены повышать цены на билеты.

Должны быть нормативы. Например, во Франции очень четко составляются контракты. Ты занимаешь здание, есть четко установленная сумма аренды, и она может повышаться, скажем, только раз в десять лет. В договоре также прописан коэффициент, насколько можно повысить. Это не как у нас — пришел директор и сказал: сегодня у тебя аренда была 100 р., а завтра 150.

Согласно Гражданскому кодексу определение суммы аренды является сегодня прерогативой хозяйствующего субъекта, т.е. какого-либо «потолка» не существует вовсе.


Михаил ПУШКИН, директор Театрального центра «На Страстном»:
Когда какой-нибудь слишком активный продюсер пытается пробиться к нам с сомнительным продуктом, я называю какие-нибудь запредельные суммы. Чтобы просто отбить охоту. — Сколько стоит? — Миллион. — А почему? — А я так хочу.

В такой ситуации гастрольный спектакль иногда вообще оказывается на грани срыва. В этом отношении показателен не получивший широкой огласки, но тем не менее очень громкий скандал, случившийся несколько лет назад у Чеховского фестиваля с МХТ, когда чуть не сорвались показы того же Лепажа. Стороны заранее договорились о стоимости аренды, но незадолго до гастролей, когда деньги на привоз спектакля Чеховский фестиваль уже частично потратил, МХТ вдруг заявил о том, что меняет условия и существенно повышает цену. Тогда показы спектаклей все же состоялись, но больше с МХТ Чеховский фестиваль не сотрудничает. Надо сказать, МХТ, обладающий современной, оборудованной по последнему слову техники площадкой, вообще очень неудобный партнер для фестивалей.


Мария РЕВЯКИНА:
В отношении стоимости аренды из драматических театров самый дорогой — МХТ. В этом году мы впервые нашли с этим театром приемлемый для обеих сторон вариант. Он связан с обменными гастролями с Александринским театром. Но вообще мы редко туда обращаемся — дорого. Что касается МХАТа Дорониной, я знаю, что Валерий Иванович Шадрин пытался с ними договариваться, мы даже не пробовали. По-моему, они сдают только под рок-концерты.

Существует мнение, согласно которому стоимость аренды исчисляется в зависимости от стоимости аншлага в том или ином театре. Но спектакли в театрах разные, цены на билеты, соответственно, тоже. И если высчитывать, например, по такому принципу стоимость одного дня в МХТ, то по какому спектаклю судить — по «Копенгагену» или, скажем, по «№13»? Получатся совсем разные суммы. Следует также учитывать, что залы обычно сдаются в выходные для театра дни, и оценивать простаивающий зал по максимуму кажется странным. Другое дело, что прокат чужого спектакля в выходной день влечет за собой траты — нужно как минимум оплатить выход рабочих сцены, билетерш, кассиров.


Михаил ПУШКИН:
Политика у каждого директора своя. Я исхожу из себестоимости дня. Условно говоря, я должен в месяц энную сумму истратить на все накладные расходы. Даже не на приобретение чего-то нового, а просто сделать текущие платежи. Это фонд заработной платы, коммуналка и т.д. Есть некая сумма, которую я трачу из месяца в месяц. Если эту сумму разделить на 30—31 день, получится себестоимость площадки в день.

В Европе государство относится к фестивалям более внимательно. Например, один из организаторов известного театрального фестиваля в Тампере (Финляндия) был очень удивлен, когда-то кто-то из российских коллег задал ему сокровенный вопрос, сколько он платит за аренду площадки. Оказалось — нисколько. Это городское мероприятие, проводимое по большей части на сценах городских театров, и город считает абсурдным перекладывать бюджетные деньги из одного кармана в другой, да еще предоставляя право директорам театров решать, сколько именно денег надо переложить.


Эльшан МАМЕДОВ:
Это неправильно, когда государственный театр за деньги сдает государственному фестивалю площадку. В Европе такого нет, это же одна казна, это ненормально, а ведь есть еще и налоги.

Оказывается, в Москве подобная практика когда-то тоже существовала.


Мария РЕВЯКИНА:
Несколько лет назад правительство Москвы брало на себя эту функцию, и мы не платили за аренду. Договаривались с театрами московского подчинения, но аренду им напрямую оплачивало правительство города. И тогда не было, к слову, никакого НДС, который мы тоже обычно платим. Но потом такая практика прекратилась. Надо при этом учесть, что сейчас театры московского подчинения переходят в автономию по федеральному закону №83-ФЗ, что побуждает их зарабатывать деньги. Поэтому каждый театр будет диктовать нам ту цену аренды, которую посчитает нужной.

Да и вообще непонятно, зачем театрам сдавать площадки под спектакли из провинции или под гастроли «Шаубюне» или «Комеди Франсез»: куда выгоднее сдать их под тот же рок-концерт. Действующее законодательство не может им этого запретить, с одной стороны. И ни к чему их не обязывает — с другой.

Какой может быть выход из данной ситуации? Один из них — строительство, открытие специальных фестивальных площадок.


Михаил ПУШКИН:
«Золотая маска», Чеховский фестиваль — это фестивали, у которых нет своих площадок, что, наверное, неправильно. Если бы была специальная фестивальная площадка, как, например, в Берлине, это было бы прекрасно. А лучше несколько площадок.

Мне кажется, фестивали должны происходить в своем месте. Тогда возникнет и фестивальная атмосфера, которую трудно создать, если спектакли играют на разных площадках стационарных театров со своей аурой и своим репертуаром.

С другой стороны, это решит только часть проблем, потому что любая, даже сверхсовременная площадка имеет свой технический «потолок».
Страницы:

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • eminail· 2012-01-25 03:28:28
    Аренда в театра?
Все новости ›