Книга Любимцева кажется прекрасным полуфабрикатом, обещающим восхитительное блюдо.

Оцените материал

Просмотров: 7025

Как писать актерскую биографию

Андрей Пронин · 09/11/2010
Павел Любимцев выпустил книгу о Викторе Гвоздицком, предложив новый тип правдивого жизнеописания

Имена:  Виктор Гвоздицкий · Павел Любимцев

Фрагмент обложки книги «Гвоздицкий и его двойник»

Фрагмент обложки книги «Гвоздицкий и его двойник»

В первом приближении книга Павла Любимцева «Гвоздицкий и его двойник» может показаться ненужной тратой сил и бумаги. Гвоздицкий не страдал от невнимания критиков — о нем писали много, в том числе лучшие перья. Герой любимцевского сочинения и сам оставил книги и статьи. Те, кто Гвоздицкого знал, еще не нуждаются в напоминании о нем; те, кому он неведом, вряд ли заинтересуются жизнеописанием неизвестного. Если бы Любимцев мог строчить, как Андрон Кончаловский: под видом «низких истин» отвечая на вопрос, кто с кем спал вчера и кто с кем спит сегодня, — была б надежда на бестселлер. Однако наш автор уворачивается от указанного вопроса с редкой принципиальностью, жертвуя высвободившееся печатное место размышлениям о «сквозном» в линии роли, голосовой тесситуре чтеца, достоинствах вахтанговской школы и прочих неинтересных публике вещах. Кому это нужно? Уже маячит язвительный ответ: мол, нужно одному только автору книги. Известный жанр — автопортрет на фоне покойного друга.

Книжка Любимцева опрокидывает все ожидания. «Мы действительно много общались (с Гвоздицким. — А.П.), но дружбой эти отношения назвать нельзя». «Подлинного интереса к тому, что составляло мою жизнь, Виктор Васильевич не испытывал». И ударное — Любимцев сообщает, что Гвоздицкий относился к нему как «к толковому управляющему, расторопному порученцу, честному и внимательному лакею». Поначалу испытываешь оторопь — что за сеанс мазохизма? Вскоре приходит разгадка. Автор поставил перед собой сверхсложную задачу написать правду, именно правду, а она не может быть избирательна, даже когда разговор становится нелицеприятным и касается пишущего. Правда не может быть и истиной в последней инстанции, она субъективна, пристрастна, иногда (как ни парадоксально) ошибочна. Зато она конкретна. Вот обтекаемая ложь, напротив, объективна, ибо не зависит ни от повествователя, ни от предмета повествования. Есть принятые лекала, выпестованные в литературных частях театров ритуальные формулы, нерушимые авторитеты и запрещенные темы. Но боже, как ложь скучна! Любимцев выбирает нескучную, субъективную и тенденциозную «правду от Гвоздицкого» и о Гвоздицком «от себя». Временами автору приходится быть беспощадным и даже беспардонным, но я бы не осмелился поставить это в вину человеку, который решается печатно применить к себе определение «лакей» — без достоевского юродства, на полном серьезе. Не так это просто, как может показаться, особенно для профессора Щукинского училища, коим является Любимцев.

Теперь пристегните ремни (мне даже цитировать страшно). Артистка Лилиан Малкина отправляет главного режиссера ленинградского Театра комедии Петра Фоменко «не рискну сообщить куда… но с каким-то своеобразным, необычным ударением на “у”». Фоменко распекает Татьяну Шестакову и Гвоздицкого, называя последнего почему-то «недопеском». Старейшина акимовской «Комедии» Татьяна Чокой подает худсовету жалобу на артистов, играющих слишком броско и отвлекающих от нее внимание зала. Вдова Николая Акимова Елена Юнгер заявляет актерской молодежи, что «перепить ее невозможно», — и тут же с блеском выигрывает соревнование. Легендарный худрук БДТ Товстоногов выслушивает кляузы о неудачных вводах артистки Р., молчит, потом произносит: «Да… но какая шея». Шея у артистки Р. «и вправду была красивая», удостоверяет Любимцев. Товстоногов репетирует за столом «Волков и овец», но солирует не Товстоногов, а Евгений Лебедев. Он «показывал партнерам, как надо играть… Все принимали это как должное! Георгий Александрович — тоже». Всё тот же Товстоногов милостиво прощает Гвоздицкому нетрезвый дебош в гримерке Валентины Ковель и уже не молчит, а ехидно замечает: «Не Вале Ковель возмущаться в подобной ситуации». Список можно продолжать.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›