Бывает, что свет от звезды идет так долго, что мы продолжаем видеть ее чудное свечение, когда сама звезда уже погасла.

Оцените материал

Просмотров: 10935

Последний спектакль Питера Брука в «Буфф дю Нор»

Наталья Исаева · 18/03/2010
Почему великий режиссер предпочел отдать свой театр представителям мюзик-холла

Имена:  Питер Брук

Сцена из спектакля «Буфф дю Нор»

Сцена из спектакля «Буфф дю Нор»

…Грустное воспоминание конца декабря. Щуплый человек в оранжевой рубашечке сидит в зале, живо записывает что-то в тетрадку, потом будет обсуждать, делать замечания. Зал «Буфф дю Нор» (Bouffes du Nord) — знаковое место для Парижа, в конце XIX века в нем шли спектакли легендарного театра Люнье-По. Век спустя, в 1974 году, через шесть лет после приглашения во Францию, под крыло Жана Луи Барро, Брук въехал сюда со всей своей интернациональной труппой. Именно здесь были поставлены его величайшие спектакли прошлых лет.

Боже мой, сколько же их было с того времени, как я себя помню: и «Вишневый сад» (1981), и «Буря» (1990), и «Гамлет» (хотя лучшим был все-таки английский вариант, с Адрианом Лестером, в 1990-м), и «Смерть Кришны» (2002), поставленная уже после величайшей «Махабхараты» в Бульбонском карьере на Авиньонском фестивале 1985 года… Всё это бесспорные метки и фишки на карте французской культуры. Но что-то случилось с мэтром. Или что-то случилось с самой театральной культурой. И об этом можно и нужно говорить.

Этот последний спектакль, «Одиннадцать и двенадцать» (Eleven and Twelve), — в январе сыгранный во Вроцлаве, в феврале благополучно уехавший в лондонский «Барбикан», а к лету, после обширных английских гастролей, отправляющийся в Австралию, Новую Зеландию и Китай, — в сущности, возвращение к работе 2004 года «Тьерно Бокар» (Tierno Bokar). Постановка, как и предыдущий вариант спектакля, целиком опирается на книгу малийского автора — дипломата-чиновника, всю свою жизнь прикомандированного к ЮНЕСКО и ООН, Амаду Хампате Ба. Речь в ней идет об африканских религиозных столкновениях конца позапрошлого века, проходящих под чутким приглядом французской колониальной администрации. Перевод сделала Мари-Элен Этьенн, сценическую обработку — сам Брук.

Сюжет фантастически прост: много лет назад некий местный духовный наставник, шейх Тиджани, перебирая свои четки, то ли по ошибке, то ли намеренно изменил количество повторений главной молитвы. Так и образовалось две богословские школы: одна — упорно стоящая за повтор одиннадцать раз, другая соответственно за двенадцать. А там пошли и распри, и убийства, и религиозные стычки. Неофит-послушник, чуть было не попавший в тенёта схоластических размежеваний, случайно становится свидетелем исторической встречи собственного учителя с предводителем противоборствующей секты. Как водится, два мудреца (в отличие от орд пустоголовых сторонников) не просто находят между собой общий язык, но и трогательно прогуливаются по ночному садику, порой что-то шепча друг другу на ушко, порой молча размышляя о чем-то своем…

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • asl· 2010-03-19 09:50:35
    Стоит ли понимать, что Брук и сейчас усердно цитирует Арто в контексте своих политкорректных гуманистически сопливых работ? Если нет, то не совсем понятно, как можно ставить ему в упрек то, что в ранние поиски проходили под его знаменем...

    Ну, а если Пубель - говорящая фамилия и это единственная характеристика, на которую наработал художник (что, в общем-то всегда спорно), то удивляться, почему Буфф дю Нор отдают мюзик-холлу не стоит. "Буфф" ведь тоже "говорящая фамилия", которая предполагает отнюдь не Арто или Гротовского.
Все новости ›