Им бы уже пора в мэтры, а они все еще числятся по ведомству бунтарской театральной обочины.

Оцените материал

Просмотров: 7815

Питерский авангард: кто на новенького?

Дмитрий Ренанский · 15/01/2010
Застрельщикам театральных бунтов восьмидесятых и на излете нулевых приходится отдуваться за все сценические «бури и натиски»

Имена:  Андрей Могучий · Максим Исаев · Павел Семченко

Декабрь минувшего года прошел в северной столице под знаком двух юбилеев — почти одновременно двадцатилетие отметили Формальный театр и Русский инженерный театр АХЕ. Эти форпосты петербургского авангарда были заложены в годы упадка и кризиса советской сцены: первый спектакль Формального театра, легендарная «Лысая певица», появился, что символично, в год смерти Георгия Товстоногова. Коллективы Андрея Могучего и Максима Исаева — Павла Семченко стали воплощением и жупелом эпохи театральной перестройки, а их откровенно протестная по отношению к театральному мейнстриму Ленинграда деятельность укладывалась в выведенную Борисом Гройсом общую формулу любого авангарда — «так дальше жить нельзя».

Прошло двадцать лет…

Бывшие авангардисты выросли, созидать и размышлять им уже давно хочется куда больше, чем ломать. Один из основателей АХЕ Максим Исаев проник в святая святых академической культуры, поработав на двух бывших императорских сценах: художником-постановщиком в мариинском «Коньке-Горбунке» Алексея Ратманского и драматургом в александринских «Садоводах». Служащий теперь штатным режиссером в Российском государственном академическом театре драмы им. А.С. Пушкина (Александринка) Андрей Могучий поставил исполненного саморефлексии «Изотова». Ахейцы выпустили «Середину Черного» — мощное метатеатральное сочинение, исследующее феномен сценического действия.

Бывшие бунтари меняются, но одно остается неизменным — они по-прежнему числятся в Питере по ведомству авангарда, отдуваясь за весь питерский Sturm und Drang.

В Москве за первое десятилетие нового века на территорию альтернативного театра вышел Дмитрий Крымов со своей «Лабораторией»; Владимир Панков с SoundDrama; театр Liquid, родившийся в Челябинске, но работающий в столице. В северной столице ряды альтернативщиков только редели — уехало на ПМЖ в Германию «Дерево» Антона Адасинского и его побеги вроде «До-театра». Формальный театр и АХЕ остались на петербургской сцене в гордом одиночестве — молодая поросль так и не пришла на смену застрельщикам ленинградских театральных бунтов восьмидесятых, которым и на излете нулевых приходится исполнять обязанности театральных маргиналов.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • dennyseemo· 2010-01-18 22:07:01
    печаль..
  • Kalif· 2010-01-20 01:04:42
    Вопрос поставлен не точно. Не что с ними стало, а почему они стали не интересны. Почему ProТурандот или Кармен, или опыты Адасинского стали в одночасье и в равной степени безразличны как отечественной, так и западной аудитории. Это ведь не сегодня случилось. В день празднования юбилеев. Лет семь назад.
Все новости ›