Трагедия Гамлета у Коршуноваса – как раз в невозможности прорваться в высшие сферы или хотя бы столкнуться с их посланцами: человек навсегда приговорен оставаться один на один с собственным отражением.

Оцените материал

Просмотров: 7324

Фестиваль NET открылся «Гамлетом»

Дмитрий Ренанский · 18/11/2009
Спектакль Оскараса Коршуноваса, который привезли в Москву фестиваль NET и Театр наций, стер грань между театром, жизнью и смертью

Имена:  Оскарас Коршуновас

©  РИА Фото

Фестиваль NET открылся «Гамлетом»
Трудно избежать соблазна и не сопоставить этого вильнюсского «Гамлета» с великим спектаклем Эймунтаса Някрошюса. Хотел того молодой классик нового европейского театра или нет, но Шекспира он перечитал во многом антагонистично по отношению к трактовке своего гениального соотечественника. В «Гамлете» Някрошюса театральная сцена вмещала в себя всю вселенную, а трагедия протагониста заключалась в столкновении с потусторонними силами. Пережить это смертному человеку не под силу — и он умирал со вздохом облегчения: отмучился. Трагедия Гамлета у Коршуноваса — как раз в невозможности прорваться в высшие сферы или хотя бы столкнуться с их посланцами: человек навсегда приговорен оставаться один на один с собственным отражением.

«Вы не сойдете с места, пока вам зеркала не покажу, где станет явным то, что тайно в вас». Коршуновас овеществляет эту шекспировскую строчку, разыгрывая главную пьесу мирового репертуара в гримерке. Ключевой элемент сценографии — конструктор из дюжины зеркальных столиков. В зачине спектакля сидящие за ними спиной к зрителю актеры пристально всматриваются в свои изможденные лица, изводя собственные отражения единственным вопросом: «Кто ты?» Прежде чем быть или не быть, нужно понять, кто ты такой…

Витальную возрожденческую метатеатральность Шекспира (весь мир — театр, жизнь — игра, люди — всего-навсего актеры) Коршуновас осмысляет апокалиптически мрачно. Помешавшаяся на актерстве дебютантка Офелия будет репетировать свое безумие перед устало курящей после плохо отыгранного семейного спектакля Гертрудой. Сама моложавая Гертруда в кожаном платье и в высоких лакированных сапогах смотрится скорее не правительницей Эльсинора, а королевой БДСМ. Мужественные Бернардо и Марцелл в финале окажутся Могильщиками, а перед этим еще переоденутся в коктейльные платья и выпорхнут на сцену разбитными трансвеститами. Остроумная травестия шлет грустный привет временам, когда актеры-мужчины исполняли женские роли, но при этом иронично отсылает к современности — имена Розенкранца и Гильденстерна звучат для сегодняшнего уха таким же гей-брендом, как Dolce & Gabbana или Pierre et Gilles. Каждый из героев Коршуноваса истязает свое естество — и все, как один, заигрались в ролевые игры.

©  Д. Матвеев / Фестиваль NET

Фестиваль NET открылся «Гамлетом»
Гамлет Коршуноваса много пьет, ему «глядеть тошнит» на играющих чужие роли, нужно хотя бы на время забыться. «Друг мой, и меня зовите другом», — обращается он к Горацио, а тот лишь глумливо смеется в ответ: ближайший соратник датского принца превращен режиссером в пригретую Клавдием и Гертрудой услужливую дворнягу в наморднике, в придворного клоуна, сующего во все дела свой нос-лампочку.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • prostipoma· 2009-11-18 16:08:52
    Какая бездарная и жалкая проза. Заказали б текст Суркову, что ли. Он бы вам постирал грани и лишил линейности.
Все новости ›