Усталость Някрошюса — удел, рано или поздно настигающий всех демиургов, созидающих герметичные миры и одушевляющих их своим дыханием.

Оцените материал

Просмотров: 15037

«Идиот» Эймунтаса Някрошюса на «Балтдоме»

Дмитрий Ренанский · 05/10/2009
Слухи о том, что эта постановка станет последней работой мастера, выпустив которую он навсегда оставит театр, уже не кажутся беспочвенными

Имена:  Мариус Някрошюс · Фаустас Латенас · Федор Достоевский · Эймунтас Някрошюс

©  Дмитрий Матвеев

«Идиот» Эймунтаса Някрошюса на «Балтдоме»
Шестичасовой «Идиот», мировую премьеру которого в июле сыграли в Вильнюсе, а российскую только что показали в Петербурге на открытии фестиваля «Балтийский дом», кардинально отличается от всего созданного Эймунтасом Някрошюсом в последние годы.

Со времен «Отелло» (2000) театр мастера дышал бытийной стройностью и космической соразмеренностью. Во «Временах года» (2003) и в «Песни песней» (2004) стройность с соразмеренностью окрашивались в разные тона, но от спектакля к спектаклю лишь росли и крепли. Своего апогея они достигли в пронизанном потустороннем покоем «Фаусте» (2006).

На этом фоне «Идиот» особенно сильно выделяется этической и эстетической дисгармонией.

Някрошюс по привычке забрасывает своих героев в какие-то доисторические времена, в пространство судьбы, перед лицом которой человеческий мир выглядит слишком мелким и мелочным: сын-сценограф Някрошюса Мариус создал травестированный образ Петербурга, выстроив на арьерсцене рядок кованых детских кроваток и садовых скамей, из зала смотрящихся игрушечными чугунными набережными.

©  Марюс Някрошюс

«Идиот» Эймунтаса Някрошюса на «Балтдоме»
В уже знакомой някрошюсовской пустоте в «Идиоте» неожиданно слышатся беккетовские обертоны. Ключевая эмоция спектакля — мучительно переживаемое экзистенциальное одиночество. Мышкин и Рогожин по очереди орут свои реплики в микрофон в надежде докричаться хоть до кого-нибудь, но в ответ слышат лишь собственное эхо. В финале они же что есть мочи лупят друг друга кулаками по груди, осознав то, что навсегда остались одни. (Очень похоже на финал «Гамлета» (1997), в котором осиротевший отец бил в погребальный барабан, по-волчьи воя над сыновним трупом.)

В самом начале «Идиота» Някрошюс лишний раз ернически напомнил о том, что его мир давно оставлен Богом. «Родитель мой помер»: реплике Рогожина вторит церковная молитва, кто-то окропляет лица попутчиков святой водой из золоченой чаши — а через секунду оказывается, что это выносили ночной горшок.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • Evfrosina· 2009-10-19 02:38:08
    Какая печальная рецензия... какие печальные новости...
  • aglaya· 2009-11-22 19:53:13
    А есть ли логика - в том смысле, в котором вы употребляете это слово, - у жизни? Спектакли Някрошюса напоминают гадание - представление настоящего и будущего на языке пророчества или сна. В этом их необыкновенная сила и притягательность. Это делает их живыми... А любителей ставить обращенные в день вчерашний басни и агитки на нашей сцене всегда было достаточно. Если Някрошюс больше ничего не скажет - это огромная потеря для мира. Не только театрального.
Все новости ›