Оцените материал

Просмотров: 8262

«Трехгрошовая опера» в МХТ

Марина Шимадина · 02/09/2009
В спектакле по Брехту Кирилл Серебренников попытался отказаться от прежних методов работы, но пока не нашел новых

Имена:  Бертольт Брехт · Кирилл Серебренников · Курт Вайль

©  РИА Фото

Алексей Кравченко (в центре) в роли Брауна

Алексей Кравченко (в центре) в роли Брауна

Кирилл Серебренников не раз повторял, что собирается поставить антимюзикл, то есть стряхнуть с «Трехгрошовой оперы» бродвейскую мишуру и вернуть ей первоначальный облик острой, умной, социальной пьесы. Для этого был даже заказан новый перевод. Но нельзя сказать, что грубый площадной язык, где все нелицеприятные вещи названы своими именами, как-то принципиально изменил картину. У Брехта все герои выписаны настолько однозначно и низкие мотивы поступков так безжалостно очевидны, что, как их ни назови, хуже или лучше они от этого не станут. Да и сюжет «Трехгрошовой» сегодня настолько актуален, что не нуждается в осовременивании. Не обязательно надевать милицейскую форму на капитана полиции Брауна, чтобы публика узнала в нем представителя родных правоохранительных органов, повязанного с преступным миром самой тесной дружбой. Но Серебренников стремится расставить все точки над «i». На свадьбе Мэкки они с другом Брауном, обнявшись, поют солдатскую песню в окружении боевых товарищей в синих беретах. А новый перевод зонга дает понять, что перед нами даже не ветераны Афгана, а участники недавних межнациональных конфликтов.

Современного зрителя этот эффект узнавания лишь забавляет. И дело даже не в том, что персонаж Алексея Кравченко, недалекий симпатяга Браун, получился довольно травестийным, а в том, что публика к такому раскладу уже привыкла — ее не поразишь оборотнями в погонах, ее поразишь только эффектным театральным трюком.

©  РИА Фото

Алексей Кравченко (в центре) в роли Брауна

Алексей Кравченко (в центре) в роли Брауна

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Все новости ›