Оцените материал

Просмотров: 16877

«Повелитель мух» Льва Додина в МДТ

Дмитрий Ренанский · 15/07/2009
По Додину, опасная грань, за которой люди превращаются в животных, успешно пройдена. Предостерегать уже поздно — настало время обличать

Имена:  Лев Додин · Уильям Голдинг

©  Виктор Васильев / Интерпресс

«Повелитель мух» Льва Додина в МДТ
Новая версия «Повелителя мух» Льва Додина была обречена стать событием минувшего петербургского сезона еще задолго до премьеры — первая додинская инсценировка самого известного романа Уильяма Голдинга, осуществленная в 1986 году, стала спектаклем-легендой. Постановка успела войти не только в учебники новейшей истории русского театра, но и в криминальные хроники лихих девяностых: в начале прошлого десятилетия спектакль вынужденно сошел с репертуара после того, как охотники за драгметаллами выкрали со склада декорации Давида Боровского.

Возвращение МДТ к «Повелителю мух» трудно признать триумфом даже при самом благожелательном отношении к культовому театру. Между тем в определенном смысле результативность этого творческого жеста очень велика — новый старый спектакль дает богатую пищу для размышлений над тем, как время преображает интерпретацию выдающегося текста выдающимся художником. И над тем, как с годами меняется сам этот художник.

Сценография Боровского-старшего восстановлена Алексеем Порай-Кошицем один в один, скалькирован и рисунок мизансцен. Но месседжи двух «Повелителей» рознятся настолько же радикально, насколько стажеры МДТ 2009 года уступают в классе актерской игры лучшим силам молодежи МДТ второй половины восьмидесятых.

©  Виктор Васильев / Интерпресс

«Повелитель мух» Льва Додина в МДТ
Движущей силой спектакля 1986 года был конфликт разнузданной легкости, с которой заброшенные на необитаемый остров английские юноши отдавались власти животных инстинктов, и человеческого разума, мучительно пытающегося противостоять общей деградации. Прежний «Повелитель мух» у Додина, как и у Голдинга, выглядел типичной для искусства ХХ века морализаторской притчей, предостережением балансирующему на краю бездны человечеству.

Сегодня, по Додину, опасная грань, за которой люди превращаются в животных, успешно пройдена. Предостерегать уже поздно — настало время обличать. В спектакле 2009 года нет антагонизма двух стихий: зверь здесь живет в душе каждого из фигурантов драмы, будь то руководитель приходского хора или маменькин сынок-очкарик, а единственный, кто мог бы сопротивляться оскотиниванию «братьев и сестер», слишком для этого слаб. Участники молодой студии МДТ мелкотравчаты и безлики: в заданных режиссером правилах игры нет места актерским масштабам. Остров — не земная юдоль, а гнездо пожирающих друг друга пауков. Кажется, впервые в додинском спектакле сочувствие не способны вызвать даже жертвы. Если кому-то и можно сострадать, то разве что верещащему поросенку, которого вот-вот собираются зарезать.

В финале прошлого «Повелителя» Додин останавливал братоубийственную оргию звучавшим в записи голосом летчика-спасателя, моментально отрезвлявшего героев спектакля и призывавшего их к ответу. Двадцать три года спустя никакого deus ex machina быть не может. И иллюзии избавления — тоже. Молчаливые небеса, судя по всему, пусты. Как скафандр мертвого спасателя, коконом свисающий из-под колосников.

Впечатление такой же выхолощенной оболочки производит и спектакль в целом. «Повелитель-2009» похож на хрестоматию фирменных приемов додинского театра: два с небольшим часа молодые актеры заняты демонстрацией того, что они умеют: петь хором, двигаться не хуже гимнастов и владеть сценречью не хуже своих старших коллег. Но их усилия напрасны. Спектаклю не хватает главного: бешеной энергии, бившей ключом из «Повелителя-1986». Идеи Додина очевидны, их режиссерское воплощение вяло и монотонно. Отсутствующее напряжение художественной материи невозможно компенсировать градусом морализаторского пафоса.

Реанимация эта смотрится печальным, но образцово-показательным примером энтропии в искусстве — рассеиванию энергии подвержены, увы, даже самые выдающиеся его явления. А энтропия в системе, к которой не приложено внешнее воздействие, согласно законам термодинамики, всегда стремится к максимуму. Опыт МДТ, великого, но закрытого для внешних веяний театра-дома, лишний раз подтверждает эти законы.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:5

  • faptiz· 2009-07-15 20:28:39
    спасибо за статью. Очень приятно было читать такую точную критику. Тем более это приятно читать, потому что сейчас критика МДТ в более-менее официальных газетах невозможна. Не знаю почему, но догадываюсь. А этот театр нуждается, особенно теперь в острой, но адекватной критике, поскольку, кажется, что Лев Додин совершенно выпал из реальности. Он не замечает, что его актеры играют плохо, для него стало нормальным повторяться, делать сомнительные ремейки, как с "Повелителем мух". На днях смотрел его новый спектакль "Прекрасное воскресенье для разбитого сердца" - очередная халтура, которая в другом театре прошла бы незамеченной, а здесь, уверен, многие напишут и напишут, что хороший спектакль. Надоело есть эту манную кашу прикормленных критиков вроде Романа Должанского (почитал бы он на сайте того же Коммерсанта, как осмеливались писать критики о "Вишневом саде" в 1994) или читать критические, но чудовищно безграмотные статьи вроде стати во Времени новостей о том же "Повелителе". Так что еще раз спасибо.
  • inga_lev1999· 2009-07-30 16:54:28
    Смотрела "Повелитель мух" образца 1986 года три раза. Один из лучших спектаклей, увиденных мною. Однако в театре повторить прежний успех невозможно, не стоило и пытаться, вероятно. Тогда мы спорили о том, театр ли это, настолько Додин был избыточен - скорее уж напоминал contemporary art, безумные перфомансы. И вот как все приходит к пыли и академии.
  • adeptys· 2009-09-02 16:29:55
    Оставлю я тут свое мнение которое никому нафиг не нужно.
    Современный театр, за редким исключением, это театр онанистов которые изощряются в дрочке.
Читать все комментарии ›
Все новости ›