Удовольствие от гражданских переживаний не обязательно связано с получением дубинкой по голове.

Оцените материал

Просмотров: 44627

Декабрь-2011: неразрешимые вопросы

08/12/2011
 

АНДРЕЙ ЛОШАК, журналист



МАКСИМ СОКОЛОВ, публицист

Насколько все серьезно?
Все достаточно серьезно, вопрос, однако, в сроках, потому что это может иметь быстрые последствия или долгосрочные последствия.

Кто вместо «Единой России»?
К сожалению, никакой альтернативы я не вижу.

Доверяете ли вы Навальному?
Воспринимаю его как, в общем, фигуру, подобную Адольфу Гитлеру, который сначала вдохновил, а потом разочаровал, чтобы понять чем — смотрите на всемирную историю годов 1944—1945-го.

Возможна ли в России бархатная революция?
Настроения революционные в общественности есть, но предшествующие опыты бархатных революций не слишком вдохновляют, и мыслей, что это возможно, не возникает.

Каково худшее развитие событий?
Худший вариант — это быстрое сваливание в хаос, ну а долгосрочные последствия еще можно попытаться как-то преодолеть.

Вы пойдете на митинг 10 декабря?
Не собираюсь, если вас так интересует почему, то я скажу, что подыгрывать господствующим в этих кругах провокаторам я не собираюсь.


ВЛАДИМИР СОРОКИН, писатель

Насколько все серьезно?
Я думаю, что очень серьезно. Что касается происходящего в России — я доверял всегда собственной интуиции и своим чувствам. У меня такое ощущение, что некая социально-политическая тектоническая плита задвигалась под ногами. Я бы сказал, что такого не было в течение последнего десятилетия. В принципе, любые такие колебания — они очень серьезны, конечно. Я вспоминаю конец 80-х, например, мне то, что происходит сейчас, напоминает 1984 год, когда был Черненко и казалось, что на месте будущего у страны просто серая стена из не очень качественного советского бетона. Но прошел буквально год — и вот точно так же под ногами качнулось, и «процесс пошел», как сказал Михаил Сергеевич.
Если это качнулось — значит, это начало процесса, и в этом есть определенная необратимость.

Кто вместо «Единой России»?
Я, в принципе, понятия не имею, но если события будут идти по нарастающей, то сама ситуация выдвинет лидеров, и это будут новые люди. Вообще, все упирается в потребность в новых людях — если говорить об оппозиции.

Доверяете ли вы Навальному?
Новый человек в оппозиции сразу вызывает интерес и индуцирует энергию вокруг себя. Проблема только в новых людях. У Навального есть шанс стать тем новым лидером, который возьмет все на себя.
По поводу мифов вокруг него… Знаете, у меня подход к политике феноменологический, то есть я вижу, что у человека есть энергия сопротивления и харизма, и этого уже достаточно.

Возможна ли в России бархатная революция?
Я думаю, что возможны любые революции. Единственное, мне кажется, что в народе уже нет особой пассионарности, а есть некая усталость. Но есть усталость и от путинского десятилетия тоже. И эта усталость может стимулировать пассионарность.

Каково худшее развитие событий?
Я Россию описываю всю жизнь и понимаю, что она — страна непредсказуемая, и все больше и больше убеждаюсь в этом. Так что я бы не взялся предсказывать, да и никто сейчас не предскажет, что будет.

Вы пойдете на митинг 10 декабря?
Пока не знаю. Я делаю такие вещи импульсивно: захочу - пойду, захочу - не пойду. Как звезды покажут.


АННА НАРИНСКАЯ, журналист, литературный критик




ИРИНА ПРОХОРОВА, главный редактор издательского дома «Новое литературное обозрение»

Насколько все происходящее серьезно?
Это очень серьезно. Я думаю, это начало важнейших социальных процессов, о траектории развитии и конечных результатах которых нам остается пока только гадать.
Если говорить о моем отношении к происходящему, то у меня двоякие чувства. С одной стороны, взрыв социальной активности — неопровержимое свидетельство того, что общество просыпается от апатии, оно снова хочет стать полноправным участником исторического процесса трансформации страны. Я с радостью и надеждой слежу за развертыванием событий.
С другой стороны, складывается впечатление, что протестные настроения перевешивают созидательную интеллектуальную деятельность. Мы хорошо умеем дружить «против», но пока не очень понимаем, как и с кем объединяться «за». Нам легче формулировать, против чего мы протестуем, чем понять, в каком обществе мы сами хотим жить, что мы ожидаем от власти, от страны, от самих себя.
И я вижу, как новые и старые «народные» лидеры набирают рейтинги исключительно на пафосной критике режима, а не на альтернативной программе социального развития. А та часть общества, которую мы называем мыслящей, передовой средой, пока, похоже, продолжает пробавляться традиционным жанром стеба. Я сама с огромным удовольствием смотрю и слушаю «Гражданина поэта», ролики про поросенка Нах-наха и проч.; они поднимают настроение, создают в обществе определенный драйв, но это замечательная приправа к основному блюду — открытому публичному разговору о новой концепции «общественного договора», которых у нас как раз и нет.
Конечно, разработать продуктивные долгосрочные стратегии развития страны, сформулировать новую социальную метафорику — самая сложная из всех общественных задач. Но мы лишь в самом начале нового пути, и я думаю, дальнейший сценарий этой драмы во многом зависит от нашей совокупной способности выстроить новую мировоззренческую систему координат.

Кто вместо «Единой России»?
Я лично хотела бы увидеть на месте «ЕР» партию, ставящую во главе угла свободу, независимость и безопасность личности, обеспечение и соблюдение ее права на любой вид созидательной деятельности и т.д., то, что традиционно именуют партией демократического толка. Увы, слово «демократия» и стоящая за ней система ценностей были так злонамеренно ошельмованы в последние годы, что для обсуждения всех этих категорий приходится искать обходные пути.
Мы как-то забываем, что появление партий связано с кристаллизацией различных ценностных ориентиров в обществе. Партия — это, собственно, конечный результат большой мыслительной социальной работы, это лишь верхушка айсберга. А у нас обычно телега ставится впереди лошади. Отсюда и плодятся мертворожденные бюрократические организации типа ЕР, которые не несут в себе никакого внутреннего мессиджа, кроме откровенного политического и административного прессинга. Эдакие симулякры.

Для появления другой, дееспособной партии часть общества должна четко сформулировать, в какой, собственно, стране она хочет жить и из каких составляющих складывается представление о «хорошей жизни». Одни критикуют «Единую Россию» за то, что она слишком жесткая, другие за то, что слишком мягкая, одни требуют больше халявы, другие – свободы…
В общем, есть о чем поразмышлять.

Доверяете ли вы Навальному?
Честно скажу, я приветствую его борьбу с коррупцией, но мне претят его националистические взгляды. Трагическая история Европы и особенно России в 20 веке должна нас все-таки чему-то научить, хотя бы тому, что подмена социальных проблем националистическими лозунгами неизбежно приводит к катастрофе. В конце концов, разве чудовищный крах российской имперской машины, дважды настигавший нашу страну в прошлом столетии, не был напрямую связан с самоубийственной попыткой построения воинственного национального государства в мультинациональном социуме? Бесславным результатом агрессивной русификации национальных окраин, проводимой Александром III, стал октябрьский переворот 1917 года. Позднесталинская ставка на антисемитизм переросла в послевоенном советском обществе в откровенную ксенофобию, которая в итоге привела к революции 1991 года. Сколько еще мы будем наступать на те же грабли?

Возможна ли в России бархатная революция?
Вообще-то у нас уже был сравнительно недавний опыт бархатной революции (с поправкой на российские условия) – это 1991-й год. Стране удалось избежать массового кровопролития, гражданской войны, голода и разрухи, обычно сопровождающих такие социальные потрясения. В этом смысле позднесоветское общество оказалось значительно более зрелым, чем мы сейчас его себе представляем.
Сегодняшнее общество радикализуется на глазах, молодые люди грезят революцией, которые для них окрашена в романтические тона. Я понимаю их настроения, их обостренное чувство социальной несправедливости и оскорбленное личное достоинство. Но мне думается, они в полной мере не осознают, что революция в ее традиционном понимании - это всегда катастрофа, это смерть социального организма, который не справился с основными задачами жизнедеятельности. Сокрушительный социальный взрыв отбрасывает страну далеко назад, а мы настолько обескровлены прошлыми потрясениями, что еще одной вселенской смуты нам не перенести. Ведь быть радикальным реформатором вовсе не означает действовать разрушительными методами. Мне кажется, что как раз высшим управленческим пилотажем являются те незаметные изменения, которые вносятся в привычный уклад жизни людей без грубого принуждения и кровопролития; и количество этих изменений с течением времени переходят в принципиально иное качество
Для подобной филигранной работы нам очень не хватает реалистического понимания того, что мы собой представляем как сообщество и страна в целом. Мы живем в облаке мифов, мечтаний, амбиций, но трезвого понимания реальной структуры общества, потенциальных точек роста, сдерживающих факторов развития пока не наблюдается.

Каково худшее развитие событий?
Я даже думать об этом не хочу. Мне хочется верить, что наше общество так или иначе вынесло урок из своего трагического прошлого, из тех ужасных ошибок, которые оно совершило. Во всяком случае, события последних выборов показали, что люди способны найти выход даже из самого безвыходного положения.

Идете ли вы на митинг 10 декабря?
Серьезно об этом думаю, потому что считаю, что выражение общественного мнения через публичные акции протеста - это нормальный путь эволюционного развития общества. Вообще-то у нас в Конституции записано право граждан на волеизъявление, хотя законы и жизненные практики в нашей стране сильно расходятся. В принципе здравомыслящее правительство должно относиться к манифестациям если не позитивно, то хотя бы прагматически – ведь это самый простой и эффективный способ (в отличие от армии сексотов и омоновцев) изучить общественные настроения и вовремя урегулировать социальные конфликты.
Чем больше и дольше недовольство загоняется вовнутрь, тем страшнее и беспощадней потом становится реакция общества. Учили ли нынешние вершители судеб историю в средних и старших классах?


ЕЛЕНА ФАНАЙЛОВА, поэт, журналист

Насколько все происходящее серьезно?
Это покажет суббота. Я думаю, что два предыдущих митинга людям показали, что надо объединяться, что надо высказывать свое мнение и что должны быть не только юридические шаги по представлению результатов выборов, но и массовые выступления общественности, которые бы донесли до властей, что люди недовольны результатами выборов.

Кто вместо «Единой России»?
Все, кто угодно.

Доверяете ли вы Навальному?
Нет, потому что он привлекает к своей антикоррупционной риторике националистические лозунги.

Возможна ли в России бархатная революция?
Возможна, если у нее появится достойный лидер. У классической бархатной революции в Чехии лидером был гуманитарий с диссидентским прошлым — Вацлав Гавел, ему удалось объединить нацию. В России я пока такого человека не вижу, но он может появиться.

Каково худшее развитие событий?
Я не берусь за эти предсказания.

Идете ли вы на митинг 10 декабря?
Да. Я знакома с требованиями организаторов, не во всем их поддерживаю, но считаю, что главная вещь, которую должен увидеть Кремль: большое количество людей не согласно с результатами выборов.


ПАВЕЛ ПЕППЕРШТЕЙН, художник, писатель



СЕРГЕЙ ДОРЕНКО, журналист

Насколько все происходящее серьезно?
Очень серьезно. Я уверен, что власти необходимо на это обратить самое серьезное внимание и ни в коем случае не прятаться за то, что это целиком и полностью продукт западных держав. Созрел класс новых сердитых, расположения которого ищет, в том числе, и Запад, и который пока довольно серьезно игнорирует русская власть, оперирующая старыми понятиями вроде «крестьян», «рабочих», «чиновничества». Она пока упускает из виду этот класс новых русских европейцев — или «новых сердитых» (потому что они очень сердиты). С ними нужно разговаривать современно, их нужно увлечь. Раз они, имея возможность, не стали эмигрировать, уже в силу этого они очень патриотичны. Они хотят жить в России, поэтому с ними надо налаживать контакт.

Кто вместо «Единой России»?
«Единая Россия». Вместо «Единой России» — «Единая Россия». Только не «Единая Россия», об которую все вытирают ноги. «Единая Россия» — как нормальная партия, а не как битый пес, который никому не нужен, включая собственного хозяина.

Доверяете ли вы Навальному?
Я Навальному не доверяю как субъекту, так как проблема его — в том, что он не самостоятелен. Судя по тому, что я знаю о нем, он человек жадный до власти, но недалекий.
И разговаривать с ним бессмысленно - надо разговаривать с тем, кто за ним стоит. Когда мы говорим о проекте «Навальный» — пожалуйста, не надо думать, что он связан только с Навальным, он гораздо шире. У Алексея, скажем так, выносной интеллект. Выносной процессор, я бы сказал. Так зачем говорить с хард-диском, когда нужно говорить с процессором.

Возможна ли в России бархатная революция?
В России возможна народная демократия, которая ужаснет всех. Народная демократия в России (не путать с Москвой) - это разная, разнокультурная народная демократия. Народная демократия в Дагестане будет существенно отличаться от народной демократии в Якутии. Но и там, и там это означает развал России. Мы будем иметь дело с очень разной, разнокультурной, разноплановой демократией, и конечно, Москва ужаснется – та самая Москва, в которой живут сейчас новые европейцы. Она не захочет иметь дело с демократией в Якутске. И от этого будет страшно, очень.

Каково худшее развитие событий?
Развал России. Я его очень вижу. Власть ведет себя как-то недалёко, что ли, и прямо за ней — пропасть. Развал России.

Идете ли вы на митинг 10 декабря?
Нет, я не ходок. Я ходил на митинги по работе, когда был корреспондентом. Но сам по себе я стараюсь оставаться в позиции наблюдателя.

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:9

  • Tamariko Verigina· 2011-12-08 23:01:41
    Вы идите, митингуйте, а мы посмотрим, что там у вас получится в субботу.
    Я в шоке.
  • garros· 2011-12-09 00:34:48
    Когда отвечаешь на вопросы по телефону, легкая деформация сказанного неизбежна. Но вот про Навального - хотелось бы уточнить. Я говорил, что он ПОКА не годится на роль главного оппозиционного лидера, потому что ему для этого надо пройти еще мно-о-ого этапов. А потом - что он вызывает у меня много чрезвычайно вопросов и опасений, но сейчас он кажется единственным, кто сопосбен повести за собой НЕ ТОЛЬКО интеллигенцию. Спасибо!
  • fuckT· 2011-12-09 01:10:34
    Конечно понятно, что наша интеллектуальная фемида сходится во многих вопросах. Но удивляет клеймо Навального, как националиста. Да и вообще формулировка "национальный", видимо, в головах большинства людей рисует страшную картину с ярко выраженными расовыми идеями, бритыми головами, и еще чего доброго массовыми расстрелами. Как минимум небрежно, как максимум глупо.
Читать все комментарии ›
Все новости ›