Дополнительные деньги они зарабатывают, пронося заключенным наркотики, телефоны.

Оцените материал

Просмотров: 20662

Зоя Светова: «Я тоже свидетель обвинения»

Елена Рачева · 22/09/2011
В продолжение разговора о борьбе с неправедным судом в России ЕЛЕНА РАЧЕВА встретилась с известным журналистом и правозащитником

Имена:  Зоя Светова

©  Евгений Гурко / OpenSpace.ru

Зоя Светова

Зоя Светова

— Вы начали заниматься правами заключенных больше 10 лет назад. Помните, как первый раз побывали в тюрьме?

— Это была Можайская колония для мальчиков, я приехала туда с правозащитниками. Чувствовала себя как в зоопарке: что происходит, не понимаешь, ни с кем толком поговорить не можешь. Даже не боишься особенно. Страшно становится позже, когда понимаешь, как эта система устроена.

— Что оказывается самым страшным?

— Ощущение несправедливости. Я расспрашивала людей, которые сидели. По их мнению, невиновны 30% тех, кто находится в тюрьмах. Хотя сначала мне казалось, что невиновны все.

— Когда вы поняли, что помощь заключенным становится работой?

— Я стала постоянно писать о заключенных в газете «Новые Известия». Кого-то из них начали отпускать из-под стражи, и ко мне, как в последнюю инстанцию, пошли люди, рассказывали: мой сын, муж, брат не виноват, обвинение фальсифицировано. Я читала дело, ставила себя на место этих людей — и всех оправдывала. А потом появился азарт. Ты пишешь — и тебе кажется, что ты сейчас человека спасешь.

Потом я написала несколько статей о деле Игоря Сутягина. Было понятно, что он невиновен, что суд выполняет заказ спецслужб. Когда присяжные единогласно признали Сутягина виновным, я была в таком шоке, что побежала за ними, села рядом в тот же вагон метро и стала слушать, что они говорят. Они были совершенно спокойны, обсуждали домашние дела, улыбались. Меня это потрясло.

— Вас сложно представить в Бутырке или в мордовской колонии. Как вы находите общий язык с сотрудниками тюрем? Как действуете, когда вас куда-то не пускают?

— Я же многодетная мать. В советское время, когда всюду был дефицит, я везде трясла своим многодетным удостоверением и покупала продукты без очереди. Я думаю, меня это закалило. К тому же я была в лагерях беженцев в Ингушетии, видела очень много человеческого горя, я ездила в Мордовию, где земля буквально пропитана человеческими страданиями — сколько там людей прошло через лагеря! Я ездила к Кадырову, который вызвал у меня животный ужас. После этого мне ничего не страшно. Чтобы чего-то добиться, я могу пойти к любому, и мне не важно, судья это, генеральный прокурор или вертухай. Если мне что-то нужно, я могу жестко очень говорить, и нахамить, и матом послать. Но я стараюсь с людьми договариваться. Да и они понимают, что они преступники и что я понимаю, что они преступники.

Читать текст полностью

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Игорь Хадиков· 2011-09-23 02:39:46
    дай Вам бог, аллах или как он там называется
Все новости ›