Голосование очень похоже на мнение народа, не знающего ни что такое «интеллектуал», ни тем более «влиятельный» и «публичный». Но главное даже не в этом, а в том, что народ наш не способен к выбору и ориентируется на то, что есть, что ему подсунут.

Оцените материал

Просмотров: 22571

Диагноз редакции или обществу?

24/12/2009



АЛЕКСАНДР ИВАНОВ, издатель
Тэги: Медиа, Медиа, Медиа, Без комментариев


— Как вы относитесь к самой идее опроса на такую тему?

— Хорошая медиаидея; для большей рациональности (или, как вы на «Спейсе» любите говорить, «вменяемости») можно было бы предварить этот опрос коротким резюме с вашим определением (видением), что такое «интеллектуал» сегодня.

— Как вы оцениваете предложенный редакцией список из 100 имен?

— Это определение позволило бы отнестись к вашему списку исходя из ваших же критериев «интеллектуальности», а так, ну, о-кей — ваш выбор, видимо опирающийся на коллективный «вкус» (скорее чувственный, нравится — не нравится, чем рефлексивный).

— Следили ли вы за ходом голосования?

— Нет.

— Как вы оцениваете схему проведения голосования? Каковы ее слабые места? Как бы вы ее усовершенствовали?

Без комментариев.

— Как вы относитесь к технологическим накруткам? Не считаете ли вы их тоже признаком влияния?

Ну, это просто fun такой, я полагаю, то есть работает на вашу же задачу «посещаемости» ресурса.

— Как вы интерпретируете победу Пелевина?

Как очевидный признак медиаориентированности и медиауспешности затеи.

— Как вы интерпретируете состав первой десятки? Что в ней для вас случайно и закономерно?

Интересна смесь интернет- и офлайн-«героев».

— Говорят ли результаты голосования что-нибудь о ситуации с общественным мнением в стране?

— Я думаю, страна вряд ли собирается такого рода рейтингами. Но ваша «страна» («страна Опенспейс») может быть таким опросом нащупана.

— Считаете ли вы, что фигура влиятельного публичного интеллектуала отошла в прошлое?

— Опять же, не стоит генерализировать такие «рейтинги». Правильнее, мне кажется, уточнять с их помощью образ вашего типичного, «среднестатистического» читателя и исходя из этого строить редакционную политику. Лет через пять (если вы будете регулярно проводить такие опросы) можно будет отследить какую-то динамику предпочтений вашей аудитории и очерчивать на этой основе «рефлексивное» суждение ее вкуса и — заодно — вкуса редакции (типа не «мне нравится Пелевин», а «мне нравится в себе то, что мне (по-прежнему — несмотря ни на что — всегда и т.п.) нравится Пелевин»).


Юзер PAVKA, США (предпочел остаться анонимным)
Тэ
ги: Других публичных влиятельных интеллектуалов у нас для нас нет

— Как вы относитесь к самой идее опроса на такую тему?

— Я-то к этой идее отношусь весьма хорошо — и даже не разделяю жалоб относительно будто бы сложности изыскать подходящую для нее формулировку. «Влиятельный публичный интеллектуал» — это создатель / носитель / распространитель определенного идейно-культурного посыла, каковой внедряется им в массовое сознание без применения прямых административных / насильственных методик. Вот, собственно, и все. Но что любопытно — это достаточно заметное противодействие именно идее (вернее, теме) опроса. Отчасти, только отчасти, оно было вызвано не совсем осторожной (не скажу неудачной) формулировкой, предложенной редакцией: кто, мол, повлиял лично на вас? Это, я убежден, многим показалось слегка обидным: есть у нас унаследованная от судьи Ляпкина-Тяпкина уверенность в полной интеллектуальной самодостаточности. Мы «до всего сами дошли, собственным умом». И влиять на нас, манипулировать нами никто не в состоянии. Это (также отчасти) определило и крайний разброс при голосовании, о чем верно сказано у HelenaL (см. ее комментарий от 2009-12-18 10:45:51): «У номинантов какое-то микроскопическое, детское количество голосов». Если к этому прибавить, что роль, условно говоря, дозволенных технологий накрутки достаточно существенна не только (и, на мой взгляд, не столько) у лидеров, но и у большинства одно-, двухпроцентников, то картина получается достаточно макабрическая. А иногда, прошу прощения, забавная. Публичный интеллектуал, чей продукт профессионально внедряется в общественное сознание на протяжении до полутора десятилетий (я совершенно не касаюсь качества данного продукта), на что были затрачены значительные денежные средства, — при свободном изучении спроса дает на выходе максимальный «тираж» от 600 до двух с небольшим тысяч «экземпляров». И это лишь при допущении, что в голосовании участвовали только «живые души», а не так или иначе организованные «мертвые». Поэтому, повторюсь, идея и тема опроса мне представляются удачными, — а результаты опроса вполне показательными, о чем пойдет речь ниже.

— Как вы оцениваете предложенный редакцией список из 100 имен?

— С учетом всех обстоятельств (доступных моему разумению), предложенный список я оцениваю очень высоко. Среди редакционной сотни я обнаружил всего-то до семи персон, которые никак, ни при какой погоде не могут быть отнесены к влиятельным (публичным) российским интеллектуалам. Несомненно, у редакции были свои причины, по которым эти немногие оказались в списке, но я отнесся к ним как к неизбежной статистической погрешности и потому особенно не следил за их процентовкой. И, напротив, все прочие, как бы я персонально ни относился к их деятельности (продукции), вне всякого сомнения, относятся к категории этих самых ВПИ (с различной степенью влияния), нравится это кому-либо или не слишком. Комментарии принципиальных противников редакционного списка носили более всего характер жалоб на судьбу, возмущение несправедливостью ее же и т.п. Но как бы мы ни обзывали постылых нам персон из редакционного списка, все они (за вычетом упомянутой семерки) есть российские публичные интеллектуалы. Перефразируя известное высказывание И.В. Сталина, подчеркнем: других публичных влиятельных интеллектуалов у нас для нас нет. Т.е. интеллектуалы, конечно, имеются, но они, увы, недостаточно влиятельны. Кое-кто из них вошел в пользовательский список, но ни один из этих (в том числе симпатичных мне) вошедших не набрал и сотни голосов, что я могу объяснить только осознанным или неосознанным бойкотом собственно ресурса OPENSPACE. Результаты эти для меня явились очередным подтверждением господства примата идеологии в нашем общественном умонастроении. Казалось бы, как не постараться обеспечить победу любезному тебе кандидату, да еще такому, у которого имеются тысячи и тысячи сторонников, присутствующих в сети? Но «мой кандидат», если он по воле обстоятельств присел на одном поле с врагами, он уже не мой, а вроде «ихний». И поддерживать его «у них» я не стану. Это очень трогательная, но не всегда разумная позиция.

— Следили ли вы за ходом голосования?

— Да, с вниманием, но только до конца ноября, т.е. первые десять дней голосования. Затем пошли в ход разнообразные технологии, что было для меня делом ожидаемым. Тенденция стала слишком очевидной, и я утратил интерес к битве 3—4—5-процентных гигантов. Мне было гораздо интересней следить за 1—2-процентниками, о чем я и писал в своих комментариях на OPENSPACE. Было также крайне поучительно (и утешительно) обнаружить, что ряд лиц, чью интеллектуальную продукцию я полагаю вреднейшей, на самом-то деле, даже в благоприятной для их деятельности питательной среде, обладают влиянием исчезающе малым, ничтожным, во всяком случае незначительным. Более 42 тысяч опрошенных, с учетом всех поправок и несовершенств, — это репрезентативно. Наши ВПИ теперь знают, какова реальная степень их воздействия. И мы (не ВПИ) знаем.

— Как вы оцениваете схему проведения голосования? Каковы ее слабые места? Как бы вы ее усовершенствовали?

— В сущности, это один вопрос. Схема проведения голосования во многом определилась ее, может быть, главным слабым местом: редакция непозволительно замешкалась с уравниванием в правах собственного и пользовательского списков. На мой взгляд, следовало немедленно, без всяких дискриминационных ограничений (вроде принудительной регистрации) позволить нам, «внешним», составить свой «список ста». Этот список по мере возникновения следовало бы предложить для голосования. Как только в нем скопилась бы искомая сотня, прием новых кандидатов должен был прекратиться. Возможно, лучше было бы дать общий старт голосованию и редакционному, и пользовательскому.

Как вы относитесь к технологическим накруткам? Не считаете ли вы их тоже признаком влияния?

— Сначала скажу, что предоставленная редакцией возможность жульничать рассматривается мной как удачный психологический прием, во многом обогативший (для меня) полученные результаты. Что же до самого примитивного варианта накрутки, а именно массированной подачи голосов с одного IP, это, разумеется, один из методов, позволяющий жестоко дезавуировать неугодного кандидата, как это и случилось с некоторыми персонами. Неявные же накрутки, как я это вижу, в целом составляют достаточно весомую часть результатов опроса, но для относительно ограниченного числа лиц. Здесь я бы позволил себе попенять редакции: она слишком затянула процесс голосования, давши время опомниться и мобилизоваться и кое-каким «членам списков», и их, условно говоря, сторонникам. Разумеется, в известном смысле эти (и все другие) накрутки — это признак влияния. Вернее, признак того, что на нас стараются повлиять. Как бы то ни было, для меня голосование завершилось 29—30 ноября, но об этом я уже говорил.

— Как вы интерпретируете победу Пелевина?

— В те минуты, когда я поглядывал на экран, победителем был экономист К. Сонин с шестью процентами голосов. Если же в результате выяснится, что он пал жертвой технических накруток, а легальная победа остается за В. Пелевиным, то мой ответ на вопрос был дан в самом первом разделе. На всякий случай повторяю его. Итак, публичный интеллектуал, чей продукт профессионально внедряется в общественное сознание на протяжении до полутора десятилетий (я совершенно не касаюсь качества данного продукта), на что были затрачены значительные денежные средства, — при свободном опросе дает на выходе максимальный «тираж» — от 600 до двух с небольшим тысяч «экземпляров». И это лишь при допущении, что в голосовании участвовали только «живые души», а не так или иначе организованные «мертвые». Душераздирающее зрелище.

— Как вы интерпретируете состав первой десятки? Что в ней для вас
случайно и закономерно?


— Я предпочитаю говорить о первой семерке, куда входят все получившие от шести до трех процентов включительно. Обо всех прочих следует рассуждать в отрицательных категориях, т.е. при интерпретации надо попытаться понять, почему они НЕ набрали (или набрали НЕ) более 2—2,5 процента, но этой материи мы уже так или иначе касались. В великолепной же семерке мне все представляется закономерным. Другое дело, что закономерность закономерности рознь.

— Говорят ли результаты голосования что-нибудь о ситуации с общественным мнением в стране?

— Что бы мы ни воображали о себе, мы все (все) живем в ранних 90-х. Как в клетке.

— Считаете ли вы, что фигура влиятельного интеллектуала в целом отошла в прошлое?

— Ровно напротив — она отошла в будущее.

Самый влиятельный интеллектуал России

Голосование завершено
Результат голоcования по вопросу:

Самый влиятельный интеллектуал России

Редакционный список
  • 5%
  • Леонид Парфенов, телеведущий
    1296
    3%
  • Михаил Ходорковский, политик, публицист
    1274
    3%
  • Константин Крылов, публицист
    1264
    3%
  • Патриарх Кирилл
    1206
    3%
  • Сергей Капица, ученый, телеведущий
    1048
    3%
  • Александр Гордон, телеведущий
    1042
    2%
  • Борис Стругацкий, писатель
    1023
    2%
  • 2%
  • Дмитрий Быков, писатель, публицист
    910
    2%
  • Дмитрий Галковский, писатель
    906
    2%
  • Борис Акунин, писатель
    822
    2%
  • Владимир Познер, телеведущий
    794
    2%
  • Виктор Шендерович, писатель, публицист
    752
    2%
  • Татьяна Толстая, писатель, телеведущий
    748
    2%
  • Андрей Кураев, богослов, публицист
    743
    2%
  • Юлия Латынина, публицист, писатель
    654
    2%
  • Алексей Венедиктов, журналист
    618
    1%
  • Владимир Сорокин, писатель
    602
    1%
  • Людмила Улицкая, писатель
    561
    1%
  • Линор Горалик, писатель, публицист
    517
    1%
  • Никита Михалков, режиссер
    498
    1%
  • Михаил Леонтьев, журналист
    479
    1%
  • Наталья Нарочницкая, историк
    463
    1%
  • Алексей Герман, режиссер
    450
    1%
  • Гарри Каспаров, политик
    448
    1%
  • Александр Архангельский, публицист, телеведущий
    428
    1%
  • Егор Гайдар, экономист
    398
    1%
  • Валерия Новодворская, публицист
    374
    1%
  • Захар Прилепин, писатель, публицист
    372
    1%
  • Владимир Соловьев, публицист
    365
    1%
  • Михаил Делягин, экономист
    364
    1%
  • Евгений Ясин, экономист
    355
    1%
  • Александр Долгин, экономист
    352
    1%
  • Александр Дугин, философ
    350
    1%
  • Андрей Илларионов, экономист
    337
    1%
  • Андрей Кончаловский, режиссер
    321
    1%
  • Александр Проханов, писатель, публицист
    317
    1%
  • Виктор Ерофеев, писатель, публицист
    315
    1%
  • Лев Рубинштейн, поэт, публицист
    298
    1%
  • Михаил Горбачев, политик
    298
    1%
  • Григорий Ревзин, публицист, архитектурный критик
    285
    1%
  • Екатерина Дёготь, куратор, публицист
    269
    1%
  • Валентин Распутин, писатель
    244
    1%
  • Даниил Дондурей, социолог, публицист
    243
    1%
  • Александр Сокуров, режиссер
    237
    1%
  • Григорий Померанц, философ
    233
    1%
  • Сергей Доренко, публицист
    232
    1%
  • Борис Гройс, теоретик культуры
    232
    1%
  • Марат Гельман, галерист, куратор
    231
    1%
  • Вячеслав В. Иванов, филолог, теоретик культуры
    229
    1%
  • Станислав Белковский, публицист, политтехнолог
    227
    1%
  • Авдотья Смирнова, телеведущий, режиссер
    209
    0%
  • Владислав Сурков, политик
    206
    0%
  • Юрий Афанасьев, историк, публицист
    206
    0%
  • Александр Генис, писатель, публицист
    201
    0%
  • Борис Дубин, социолог
    200
    0%
  • Андрей Битов, писатель
    198
    0%
  • Мариэтта Чудакова, публицист, филолог
    186
    0%
  • Максим Соколов, публицист
    181
    0%
  • Елена Боннэр, правозащитник
    181
    0%
  • Евгения Альбац, публицист
    179
    0%
  • Алексей П. Цветков, писатель, публицист
    178
    0%
  • Александр Секацкий, философ
    178
    0%
  • Александр Аузан, экономист
    178
    0%
  • Глеб Павловский, политтехнолог
    174
    0%
  • Леонид Десятников, композитор
    165
    0%
  • Борис Кагарлицкий, публицист
    163
    0%
  • Михаил Ямпольский, теоретик культуры
    160
    0%
  • Лев Аннинский, литературный критик, публицист
    159
    0%
  • Ольга Седакова, поэт
    159
    0%
  • Николай Сванидзе, телеведущий
    152
    0%
  • Борис Березовский, политик, публицист
    147
    0%
  • Роман Лейбов, филолог, публицист
    141
    0%
  • Григорий Дашевский, поэт, литературный критик
    140
    0%
  • Кирилл Разлогов, киновед
    138
    0%
  • Олег Аронсон, философ
    137
    0%
  • Александр Привалов, публицист
    133
    0%
  • Яков Кротов, богослов, публицист
    115
    0%
  • Максим Кантор, писатель
    114
    0%
  • Виталий Третьяков, публицист
    111
    0%
  • Валерий Подорога, философ
    102
    0%
  • Виктор Мизиано, куратор
    101
    0%
  • Андрей Зорин, публицист, филолог
    98
    0%
  • Сергей Караганов, политолог
    93
    0%
  • Иосиф Бакштейн, куратор
    80
    0%
  • Лилия Шевцова, политолог
    79
    0%
  • Евгений Гонтмахер, экономист
    79
    0%
  • Владимир Паперный, теоретик культуры
    78
    0%
  • Андрей Ерофеев, куратор
    77
    0%
  • Борис Парамонов, публицист
    76
    0%
  • Маша Гессен, публицист
    75
    0%
  • Георгий Сатаров, экономист
    73
    0%
  • Александр Иванов, издатель
    71
    0%
  • Елена Фанайлова, поэт, публицист
    62
    0%
  • Арсений Рогинский, правозащитник
    55
    0%
  • Наталья Иванова, литературный критик
    47
    0%
  • Александр Янов, историк
    38
    0%
  • Михаил Рыклин, философ
    37
    0%
  • Ольга Крыштановская, социолог
    37
    0%
Пользовательский список
Развернуть
Все голосования

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • stikh· 2009-12-25 10:45:29
    ...мы, бараны, хотим твоей смерти, козёл...
    by стихъ
  • besputa· 2010-01-02 11:50:30
    В московских пробках, к примеру, настоящие и бывшие гонщики, ни на кого не оказывают влияния. Они действуют умно и быстро, не подрезают, не затирают, не задевают. И никогда не бибикают!
    Они обходят остальных красивыми маневрами, растворяясь на дороге, потому что все внимание забирают профнепригодные водители, коих в Москве на каждый километр мостовой приходится страшное количество.
    На тысячу возмущенных «ну ты, козел!» приходится одно восхищенное «каков красавец!».
    Но «красавец», встав перед вами на долю секунды, в следующую секунду плавно переместится далеко вперед уже по другой полосе, не заставив вас не вздрогнуть, не тормознуть, ни дернуть рулем, то есть не окажет на вас никакого влияния.
    Но кем бы ты ни был, слово «б…!» в своей машине кричишь ежедневно. Вот такое вот влияние.
    Огромное спасибо всем голосующим, что Капица попал хотя бы в десятку. Только из этой десятки ему и поговорить-то, наверное, не с кем и не о чем.
  • besputa· 2010-01-02 12:14:28
    Плз, введите функцию редактирования комментов хотя бы в первые полчаса. Вот так вот в торопях хлопнешь "enter", потом не знаешь, куда деваться. Не могли бы модераторы убрать запятую в одном месте, а то я слово удалила, а запятая нечаянно осталась. В другом месте в последнюю минуту перед хлопком заменила глагол, а в частицах не
    заменила "е" на "и". Заранее спасибо.
Все новости ›