Оцените материал

Просмотров: 6600

Письмо в провинцию

Алексей Яблоков · 17/02/2009
В столице все тихо, и даже милиционеры теперь бритые

©  WGA

 Jacques-Louis David. Portrait of Alphonse Leroy. 1783

Jacques-Louis David. Portrait of Alphonse Leroy. 1783

Дорогая тетя!

Сегодня я решил написать Вам письмо, потому что день выдался не самый удачный, а Вы знаете, что, когда у меня выдается неудачный день, я либо пью, либо пишу, либо, как рекомендуют врачи, делаю и то и другое одновременно.

В своем последнем письме Вы спрашиваете у меня, что нового в столице. Даже не знаю, с чего начать. Столица как улей, в ней постоянно что-то происходит. Ну вот, например, могу рассказать про кодекс милиционера, который на днях утвердили в Министерстве внутренних дел. Вы, тетя, конечно, не можете знать, что такое кодекс, поэтому я в общих словах объясню. До последнего времени милиционеры были совершенно бесчеловечны. Они безнаказанно проверяли на улицах документы, нехорошо ругались и вымогали деньги. Теперь же, тетя, все пойдет по-другому. Кодекс откроет им глаза на мир, перевернет их души, развеет дурное настроение. По новым правилам милиционер должен ежедневно брить щеки и проявлять чуткость по отношению к простым гражданам. Кроме того, вся милиция перестанет пить и курить. Как Вам это, тетя, понравится?

А вот еще одно приятное известие. В школах вот-вот отменят высшую математику. Это действительно очень хорошо, потому что высшая математика, как сказал министр образования, убивает в детях креативность. Вы, тетя, вряд ли знаете, что такое креативность, так я Вам объясню в общих словах. Раньше высшая математика была, но сильно утомляла и делала школьников угрюмыми и замкнутыми. А теперь они только сдадут единый государственный экзамен — и сразу же смогут окунуться в вихрь красок современной жизни, им будет дана возможность мыслить широко и дышать полной грудью. Сам министр образования, например, обучался без высшей математики, да ведь он не глупее остальных — это его собственные слова. Я, тетя, совершенно согласен с министром. Высшая математика — это лишний предмет. Где-то она, может, и хороша, да только не у нас.

О чем я еще забыл упомянуть? Кажется, в прошлом письме я писал, что у нас решили отстреливать бездомных собак. Наконец-то, тетя! Давно пора. Это и дешево, и практично, а деньги, сэкономленные на непостроенных питомниках, пойдут на укрепление рубля.

Ах, тетечка, если бы Вы только смогли найти денег на билет до Москвы! Как бы мы с Вами чудно провели время! Я встретил бы Вас на Казанском вокзале. Сразу же, с поезда, мы бы погрузились в метрополитен и совершили веселый вояж по кольцевой линии. Вы не думайте, тетя, народу под землей сейчас поубавилось, так что можно ездить без опаски, и даже с весьма обширным багажом. Скинули бы чемодан у меня на квартире, попили бы кофею, подивились на великолепный вид, который открывается из моего окна: на живописные нивы и пашни, то тут, то там застроенные государственными секретными объектами. Я повел бы Вас гулять по городу. Показал бы аттракцион «Буран» и уже готовый к сносу Центральный Дом художника (скоро там вырастет гигантский бизнес-центр с подземными стоянками, ресторанами и даже картинной галереей). Затем — Кремлевская набережная, Большой Каменный мост, Арбат. Какими калачами глазурованными я Вас там угощу! Пройдемся мы и по бульварам, купим газету «Из рук в руки» и, сидя на лавочке у замерзших прудов, будем листать да зачитывать вслух самые зазывные предложения. К вечеру похолодает, а мы уж в театре. Пойдем, тетя, к Фоменко. Самые модные лепехи сейчас там заделывают. Вы, конечно, не знаете, что такое «лепехи», но это довольно трудно объяснить на бумаге. Поужинаем дома жареной картошкой — и в постельку, тетя. Я для Вас и диван разложу. Свет погасим, Вы о своей далекой жизни расскажете, то-то будет весело!

А что касается кризиса, тетя, вы, пожалуйста, не волнуйтесь. Вы же видите: мы все спокойны, читаем «Известия» и «Комсомольскую правду», в магазинах есть французский йогурт и мексиканская агава. Бензин дешевеет, такси снижает тарифы на поездки в ночное время. В кино идет «Самый лучший фильм-2»: это так смешно, тетя, вы даже не представляете! Я ходил на сеанс два раза и хохотал, как обезьяна. Потом еще вот что: у нас ведь скоро будет праздник Масленица. Говорят, на него из госбюджета выделена страшнейшая сумма денег. Блины с икрой, тетя! Катание с гор, сжигание американского чучела, а вечером — праздничный концерт на Васильевском спуске. У нас сейчас столько хороших голосов и коллективов, тетя, не то что у Вас там, в автономном округе! Вы же любите пение, я знаю. Помните, как надрывно, в терцию, мы с Вами тянули: «Позарастали стежки-дорожки…»

Словом, Москва дышит уверенно, стоит твердо, глядит ясно. Сами подумайте: если бы люди были недовольны, если бы всем было плохо, ведь сколько бы народу сразу вышло на улицы! Начались бы забастовки, демарши, обструкции разные. Все бы кричали… ну, тетя, вы и сами представляете, что в таких случаях кричат. «Долой» там или, наоборот, «да здравствует». А у нас в столице все тихо, и даже милиционеры теперь бритые. Значит, впереди только хорошее, и бояться вовсе нечего.

Тысячу раз целую Ваши ручки,
Ваш любящий племянник,
АЯ


Другие колонки Алексея Яблокова:
No fiction, 1.12.2008
«Первый канал» и гуси, 10.11.2008
Коровье бешенство, 2.10.2008

 

 

 

 

 

Все новости ›