Оцените материал

Просмотров: 15051

Kultur Shock: «Столицы избалованы дорогим говном»

Алексей Ковалев · 08/07/2009
Оглушительный мультинациональный ансамбль из Сиэтла, ставший открытием фестиваля «Сотворение мира – 2009», поделился своими взглядами на промоутеров мировых столиц, необходимость второй работы и родительскую опеку

©  Koolarrow Records

Kultur Shock: «Столицы избалованы дорогим говном»
Хотя сами Kultur Shock подобных сравнений не любят, проще всего описать их музыку как «Гоголь Борделло», которые вдруг стали играть гораздо громче, радикальнее и веселее. Название группы вполне соответствует содержанию: прописка в Сиэтле, США, солист — боснийский серб, гитарист — болгарин, один басист был японцем, сейчас играет американец, родившийся в Индонезии. Тексты — на сербском, турецком, английском и Джа знает каких еще. Одна песня может колебаться в стилистической амплитуде от трэш-метал до пресловутой балканщины. 27 июня коллектив с феноменальным успехом выступил на фестивале «Сотворение мира» в Казани, а москвичам достался только почти не анонсированный концерт в арт-клубе «Мастерская». Перед концертом АЛЕКСЕЙ КОВАЛЕВ, который открыл для себя группу в 2006-м, поговорил со старыми знакомыми из Kultur Shock об их впечатлениях от «Сотворения», о нелюбви к столицам, о бессребреничестве и родителях.

Алексей Ковалев: Давайте-ка начнем с ваших впечатлений от фестиваля «Сотворение мира», на котором вы только что сыграли.

Джино Евдевич (вокал, перкуссия): Хочу без лишней лести сказать, что это один из лучших фестивалей, на которых нам доводилось выступать, — а Kultur Shock, как ты понимаешь, их видел достаточно. Все было организовано на самом высшем уровне — от прилета в Москву и приезда в Казань до самого выступления и всего, что было после. Фантастически гостеприимные люди, безупречная организация... короче, лучше не придумаешь. Спасибо всем, кто это придумал!

Гай Дэвис (бас-гитара, бэк-вокал): Плюс еще нам с погодой повезло — на следующий день пошел дождь, а в день нашего выступления светило яркое солнце, собралась куча народу, всем было весело. Отличное стечение обстоятельств. И все это было бесплатно, вот что меня больше всего поразило!

Пэрис Хёрли (скрипка, бэк-вокал): И главное, сколько б ты раз это ни делал, выступать перед такой благодарной публикой — каждый раз все круче и круче.

А. К.: Это, кстати, взаимно — в блогах «Культур шок» уже успели несколько раз назвать открытием и лучшей группой фестиваля.

Джино (оглушительно топая): Спасибо, люди! Спа-си-бо!! Мы вас тоже любим!

А. К.: А кого-нибудь из коллег по лайнапу можете отметить? Кто вам больше всех понравился?

Джино: Боюсь, мне придется вежливо отмазаться от ответа на твой вопрос. Я вообще не люблю таких сравнений, потому что если я скажу, что кто-то мне понравился больше, то это автоматически означает, что остальные понравились меньше, а это, во-первых, неправда, а во-вторых, несправедливо по отношению к коллегам-музыкантам. Мы все делаем искусство и делаем его максимально хорошо. Жалко только, что родители так и не приучились считать это настоящей работой.

(Всеобщий хохот.)

©  Майя Куцова

Kultur Shock: «Столицы избалованы дорогим говном»
Гай: Не, я все-таки скажу. Финальный джем и чувак с балалайкой (Алексей Архиповский. — OS)! Вот это было самое крутое. Он мне просто вынес мозг. Я на банджо играю, там четыре струны, а он на трех такое заворачивает, что я и представить себе не мог. Ну и русская группа-хедлайнер («ДДТ». — OS), конечно, тоже мощная.

Джем-финал «All You Need Is Love» на рок-фестивале «Сотворение мира»


А. К.: Мы тут в столице даже некоторый укол ревности почувствовали — мы-то привыкли, что самые большие фестивали проходят у нас и у нас выступают лучшие группы, а до провинции доезжают в основном вышедшие в тираж рок-динозавры.

Крис Стромквист (ударные): Кстати, мне кажется, что с точки зрения логистики Казань лучше подходит для таких мероприятий. Я заметил, что у вас тут пока доберешься из одной точки до другой, полдня пройдет, да и развернуться особо негде. А там, во-первых, все близко, а во-вторых, много открытых пространств, где можно с удобством разместить большой фест. Ну, тут, конечно, еще от спонсоров многое зависит, так что я надеюсь, они и устроят что-нибудь подобное в Москве, чтобы вам не было обидно.

Джино: А я считаю, что Москва ничем особенно не отличается от Нью-Йорка, Лондона, Рима и так далее. Промоутеры в любой столице так избалованы всяким дорогим говном, самыми раскрученными, самыми эмтивишными и так далее группами, что им попросту лень обратить внимание на что-то действительно стоящее. Для хороших, но малоизвестных по причине альтернативности системе шоу-бизнеса музыкантов попросту нет места. Ведь как в Сиэтле, где мы живем, возник гранж? Да все просто в какой-то момент окончательно охуели от музыки из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса! Мы об этом буквально только что говорили — лондонские промоутеры такие самовлюбленные идиоты, что мы в какой-то момент сказали: «Да пошли вы в жопу! Мы — в Манчестер!»

Нет, погоди, я не хочу сказать, что в Москве живут одни говнюки, а хорошие люди только в провинции. Наоборот, нам тут дико понравилось, со всеми очень приятно общаться. У меня реальные претензии только к собирательному образу столичного промоутера, который думает, что он делает все это для себя, а не для публики. Как будто музыканты работают не для своих слушателей, а для него. А ведь времена меняются, интернет стирает разницу между столицей и провинцией. Так что большие города скоро ждет сюрприз. Но по тому, что я успел заметить, Москва находится в уникальном положении, у вас тут полно отличных людей, которые делают очень правильные вещи. И вы, москвичи, должны это ценить! {-page-}


©  Майя Куцова

Kultur Shock: «Столицы избалованы дорогим говном»
А. К.: Спасибо, постараемся. Кстати, помните, когда мы первый раз встретились, я извинялся, что бесплатно скачал ваш альбом?

Джино: Ага, и я тебе сказал, чтоб ты нарезал его на болванки и раздал всем своим друзьям.

А. К.: Я вот вспомнил еще, что я был тогда слегка с похмелья, и Kultur Shock меня тогда отлично подлечил.

Гай: Ага, мы как первая банка пива с бодуна!

А. К.: А что там с последним альбомом, «Integration»? В «Википедии» написано, что «дата релиза на стадии рассмотрения».

Джино: Что за фигня? Что это вообще значит?

Валерий (Вэл) Киоссовски (гитара): Дезинформация. Альбом вышел, правда, пока только в онлайне. В iTunes давно уже можно купить. Еще у нас есть пробный тираж, мы с собой привезли немного дисков. Дело, наверное, в том, что мы еще его никак не рекламировали, так что про него еще никто толком не знает, кроме старых фанатов, которые внимательно следят за новостями на сайте. Во всяком случае, редакторы «Википедии» точно не знают
туда, по-моему, вообще кто угодно может писать все, что в голову придет.

Что касается выпуска альбома, то я как человек, за это ответственный, хочу сказать вот что. Мы основали собственный лейбл, чтобы издавать там свою музыку и максимально сократить дистанцию между нами и слушателями. Всем, кажется, уже очевидно, что старые издательские схемы дышат на ладан. Между записью альбома и выходом на крупном лейбле проходит все больше времени, 20 долларов за CD — это уже несуразно в наше время. Да и для выхода на национальные рынки нужно иметь связи. Как, например, нам продаваться в российских магазинах, если мы не знаем тут никого из местных дилеров? Поэтому приходится придумывать новые способы доносить свою музыку до слушателя, по возможности максимально просто и дешево для него. Как вы это с Джино уже обсудили, вполне вероятно, что ее придется раздавать бесплатно. В любом случае это все равно именно так и происходит. Конечно, сейчас все завели себе аккаунты на MySpace и выкладывают туда треки с альбомов со ссылкой, где их можно купить, но все равно ведь всегда найдутся умники, которые придумают способ выдернуть их оттуда бесплатно. Коллективный разум интернета не перехитришь.

Джино: Да и хрен с ним. Пусть скачивают. Люди везде одинаковые. Если нас скачают, послушают и позовут, мы на Кудыкины горы играть поедем. Это ведь круто! Никто не вкладывал полмиллиона евро в промоушен, а нас, оказывается, знают в таких местах, про существование которых мы раньше и не догадывались. Так что концертами отобьем.

Концерт Kultur Shock в студии словенского радио


RŠ Koncert - Kultur Shock from Arnold Marko on Vimeo.



А. К.: Мы буквально на днях о том же самом беседовали с Ману Чао. Только у него еще более анархистский подход, дескать, надо вообще всю музыку сделать бесплатной и перейти на натуральный обмен.

Вэл: Конечно, ему легко говорить. Он шесть миллионов дисков продал. {-page-}

©  Майя Куцова

Kultur Shock: «Столицы избалованы дорогим говном»
А. К.: А что вы там говорили про собственный лейбл? Вы там что-нибудь, кроме самих себя, выпускаете?

Вэл: Пока вот выпустили только себя самих, но в будущем планируем на этой базе поддерживать как бы «семью Kultur Shock» — наши собственные сольные проекты, друзей и всех бывших членов группы, с которыми у нас сохраняются прекрасные отношения. Кстати, вот у Пэрис есть сольный проект.

Пэрис: Да, он называется Bridging Wounds, это такой синтез музыки, анимации, перформанса и так далее. Скоро будет премьера в Сиэтле, надеюсь, что получится интересно. За ходом проекта можно следить в моем блоге.

Гай: У меня есть собственный сольный проект Guardian Alien плюс я еще бренчу на банджо в стебной блюграсс-группе Banjovi.

Джино: Это к лейблу уже не относится, но у меня в Сиэтле галерея, а еще я делаю детский мюзикл.

А. К.: Когда ж ты все успеваешь?!

Джино: Ну да, напряженно, конечно. Зато занимаюсь только тем, что мне по-настоящему нравится. А ведь так много людей каждый день встают, тащатся на нелюбимую работу, с нетерпением ждут пятницы, а в воскресенье уже злые, потому что завтра понедельник. Мы в этом смысле очень счастливые люди, потому что живем в сейчас, в настоящем. Иногда даже приходится спрашивать: а какой сегодня вообще день недели?

А. К.: А я несколько лет только и делал, что слушал музыку, писал про музыку и даже получал за это зарплату. То есть как-то удавалось совмещать работу и любимое занятие. Но для моей тещи, например, музыкальная журналистика — это не «настоящая» работа, и я ее, конечно, в чем-то понимаю.

Джино: Да это понятно, родители обычно считают, что они лучше нас знают, что нам нужно. Поэтому, кстати, некоторым из нас приходится, помимо группы, работать на «настоящей» работе — за искусство много денег не платят, а надо еще семью кормить. Одного проекта никогда не достаточно. А если ты достиг такой точки, что одного твоего проекта тебе хватает на жизнь, ты к этому моменту обычно плотно сидишь на кокаине и тебе пиздец.

А. К.: У меня немного другая история с собственными родителями, но вообще мне эта логика предыдущих поколений понятна — либо ты работаешь, либо веселишься. У нас даже пословица такая есть: «Делу время, потехе час». То есть совмещать и то, и другое как бы аморально.

Пэрис: Я вот в свободное от Kultur Shock время преподаю детям классическую скрипку. И их родители меня все время спрашивают: «А чем ты на жизнь зарабатываешь?» Я отвечаю: ну типа в группе играю, вот у нас скоро альбом выходит. И это в 90% случаев вызывает недоуменные взгляды.

А. К.: А ты детишек так и учишь, с пирсингом по всему лицу? Родители не шепчут, случайно: «Вот видишь, как у тети? Не вздумай сама так сделать!»

Пэрис (хохочет): Нет, у меня обычно с этим проблем не бывает. Главное, чтобы результат от занятий был.

А. К.: А что ваши родители думают про музыку Kultur Shock?

Джино: Я когда приезжаю на побывку в родное Сараево, мама меня каждый раз гладит по голове и говорит: «Ничего, сынок, я тебя все равно люблю». Всерьез, конечно, они мою музыку не воспринимают, ну и я их самих тоже постоянно подкалываю. Мама меня каждый раз спрашивает, что у меня с волосами, а я отвечаю: «Мама, это болезнь такая. Ты думаешь, мне нравится так выглядеть?» Каждый раз приходится выслушивать истории про соседского сына, который поехал в Германию на заработки — вот это, типа, серьезная работа. Тут дело в балканской ментальности, есть у нас пословица: «Кто выше летит, тому ниже падать». В аду стоит котел со смолой, а рядом черт с кочергой, и если кто-то из котла высовывает голову, то черт его тут же обратно пихает. Только в балканском аду черта нет, потому что если кто-то пытается вылезти, то остальные за ноги тянут его назад.

Вэл: Точь-в-точь как моя мама в Софии. «Ох, Валерочка, на что ж ты свою жизнь тратишь. Вон соседский сынок как поднялся — в банке работает!»

Гай: А я как человек, у которого есть параллельная, совсем не музыкальная работа, считаю любой труд достойным. В мире полно людей, которым приходится вкалывать каждый день, кормить семьи, и это заслуживает уважения.

А. К.: А чем ты занимаешься?

Гай: Я столяр, шкафы делаю.

Бет Флинор (кларнет): Я приводила родителей на свой концерт, и они, конечно, не все поняли, но их заразил энтузиазм, мой и слушателей. Поэтому они больше не осуждают моего занятия. Тут главное — быть последовательным, вкладываться полностью в то, чем занимаешься, и тогда люди будут воспринимать это всерьез.

Крис: Кроме того, в судьбе музыканта-бессребреника есть один безусловный плюс, который стал особенно очевиден во время кризиса. Скажем, если ты был банкиром с Уолл-стрит и заработал сто миллионов баксов, то ты их потерял — и твоя жизнь, к которой ты привык, закончилась. А мы как играли, так и играем дальше, у нас все прекрасно.

 

 

 

 

 

Все новости ›