При сложившихся условиях богатейший исполнительский потенциал РФ не может быть адекватно представлен ни в отечественном, ни тем более в мировом культурном пространстве.

Оцените материал

Просмотров: 18139

Открытое письмо коллегам и друзьям

Евгений Дуков · 27/01/2010
Социолог ЕВГЕНИЙ ДУКОВ предлагает пути спасения российской филармонической жизни от катастрофы

©  Антон Апчехов

Открытое письмо коллегам и друзьям
Музыкальный социолог, профессор, доктор философских наук, заведующий отделом массовых жанров сценического искусства Государственного института искусствознания Евгений Викторович Дуков — один из немногих людей, обладающих цифровыми знаниями о том, что творится в российской филармонической жизни. Исходя из этих неутешительных знаний, он призывает к самым активным действиям.
История

Я рискнул написать это письмо, потому что меня серьезно беспокоит ситуация, складывающаяся вокруг настоящей музыки, которую называют то «серьезной», то «классической», то «филармонической».

Я задал себе вопрос: что собой представляет филармоническое пространство в России? Филармониями на Западе, как известно, назывались кружки любителей музыки, от которых зависела музыкальная жизнь и музыкальная культура городов. Когда-то там музыкой владели высшие слои знати. На фамильных портретах знатные персоны были изображены то играющими в парадном платье на музыкальных инструментах, то в театральных костюмах на фоне музыкальных инструментов. Со временем в гонку по овладению музыкальной культурой включились все мало-мальски зажиточные слои города. Профессия музыканта в западноевропейском городе исстари считалась уважаемой. Сам профессиональный исполнительский слой был по преимуществу городским, и артисты с XIV века имели все основные гражданские права. Так было и так осталось. И сегодня от решения любителей музыки (т.е. «филармоников») зависит, будет ли в городе оркестр или театр, фестиваль или конкурс. Они лоббируют свои интересы в музыке, одновременно прислушиваясь к тому, что предлагают профессионалы. Это логично: все платят налоги и вправе ожидать, что их желания, в том числе в области музыки, будут исполнены.

В России была и, к сожалению, остается другая ситуация. До революции в российском высшем сословии был очень узкий кружок музыкантов-любителей, который бился за российское филармоническое искусство. Основная часть профессиональных музыкантов рекрутировалась из крепостных или солдат. Среди сановных и богатых прилично играть на инструменте (не дай бог «виртуозничать») значило нарушать правило хорошего тона. Понятно, что в русской живописи вы не найдете ничего похожего на сюжеты западные. В лучшем случае это молодой человек в «Офицере и денщике» П. Федотова, который, придерживая одной рукой гитару, играет с котенком; или гитара с оборванными струнами — свидетельница и жертва вчерашней попойки в его же «Свежем кавалере».

После революции к филармоническому делу новые власти попытались подтянуть народ — масса самодеятельных исполнителей, составлявших оркестры и осваивавших классический репертуар, рекрутировалась из комсомольцев и членов партии. Мы все время играем в Европу, не пытаясь стать европейцами. Может быть, уже настало время попробовать уже стать?

Реальность

Но тут вся наша «культура» работает против нас. Филармонии по сию пору в нашей стране — всего лишь обозначение организаций культуры. К ним может относиться что угодно, был бы коллектив — не важно, какого жанра, направления или стиля, — а в качестве его учредителя поставлен какой-нибудь орган культуры. И все! Сама филармония сегодня — это каприз учредителя: хочу — назову филармонией и филармоническим коллективом, хочу — концертно-цирковым центром, хочу — скрещу с кино или с кружком вышивания. Сами залы филармоний, которые на Западе собирают публику, знающую толк в музыке, и потому настроены специфически, у нас принадлежат власти. Если надо собрать актив города, области, где это происходит? Чаще в филармонии или в театре. И тогда, когда нужно власти. Новые здания строятся с тем же прицелом. В остальное время они существенное подспорье в лучшем случае заезжим концертным импресарио, а то и просто случайным лицам.

Между тем давайте будем честны, базы для серьезной филармонической работы у нас катастрофически мало. Театров в России, число которых намного больше числа филармоний, на один миллион жителей — 3,2, а в Австрии — 24 на тот же миллион. Музеев в России 10 на один миллион жителей, в Нидерландах — 35, в Швеции — 34, в Чехии — 33, в Германии — 32. Даже в Москве, столице, где, казалось бы, культурная индустрия развита, на один миллион жителей всего 8 музеев, в то время как в Лондоне в пять раз больше — 41, в Париже — 39. Библиотеки: в «самой читающей» стране в России их 368 на один миллион жителей, а в Финляндии — 2500. Соответственно, с филармонической музыкой то же самое. Симфонических оркестров у нас статистически 1,6 на один миллион жителей. Конечно, это немного больше, чем в Венесуэле: с 22 миллионами жителей она в настоящее время имеет 22 профессиональных симфонических коллектива, но там 125 полных молодежных и 57 детских симфонических оркестров!

Филармонии в российском понимании, хотя и называются «государственными», сегодня существуют в разных экономических и, нередко, правовых режимах, имеют несопоставимые условия деятельности и творческие силы. Все это усугубляется нетрадиционным для культуры общим законодательством, которое с большим трудом и не без потерь может быть адаптировано к филармоническому делу. В России идет процесс интерпретации общей правовой базы, при которой нетрадиционные для культуры формулировки и организационные принципы получают у разных учредителей одного уровня весьма несхожее толкование.

Все это обусловило тенденцию к разрушению общего филармонического пространства, замыканию его в рамках отдельных территорий. Идет дифференциация филармоний и коллективов, задыхаются музыкальные театры. Часть коллективов и исполнителей устремились на Запад, рассматривая РФ как место отдыха и площадку подготовки нового репертуара. Российские филармонии и коллективы за границей стараются найти нишу, в которой местный менеджмент принимал бы их почти как своих. Этого все равно не происходит, заграница по-прежнему находит в российских исполнителях, за редким исключением, дешевую «рабсилу». Но отечественные филармонии по-прежнему идут на западный концертный рынок в одиночку, работая против своих, как против чужих. Отсутствует упорядоченный внутренний концертный рынок, имеющий общие правила функционирования. Несколько лучше обстоит дело с музыкальными театрами, и то в основном со столичными. В стране на государственном уровне не существует достоверной статистики, отражающей масштабы и позволяющей судить о насущных проблемах и достижениях филармонической деятельности на государственном уровне. Филармонии и музыкальные театры как организации с собственным кругом проблем почти перестали обозначать себя в медийном пространстве. Ведь за появление в эфире надо платить, а средств на это нет. Филармоническая деятельность на ТВ свелась к показам нескольких блестящих виртуозов и дирижеров. При сложившихся условиях богатейший исполнительский потенциал РФ не может быть адекватно представлен ни в отечественном, ни тем более в мировом культурном пространстве. Страна не может встроиться в западную систему филармонической деятельности, поскольку отечественной системы пока нет.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:46

  • tridi· 2010-01-27 16:13:50
    Разве в Москве всего 8 музеев?
    Если пройти по ссылке, то их обнаружится 140:
    http://www.mosmuseum.info/map.htm
  • tridi· 2010-01-27 16:27:44
    140:10,5 млн.(по последней переписи)= 13,3 музея на 1 млн.москвичей.
    И эти данные неполные: за рубежом могут учитываться и частные музеи, которые в РФ они, кажется, не регистрируются.
  • prostipoma· 2010-01-27 17:08:50
    Наконец-то что-то по делу, а не вечные мантры про Митю с Курентзисом. Что делать - очень курьезно, особенно площадки вроде Культуры и Музобоза.
    Что на самом деле делать - полностью реформировать систему музобраза, закрыв примерно половину вузов, профинансировать нормально школы и академичесую самодеятельность, котрая полностью в ауте, убрать гранты и ввести вместо них адекватную тарифную систему с БЕЛЫМИ зарплатами и классами коллективов. Жаль, что профессор скромно промолчал про количество казенных театров и оркестров на душу населения не в России, а в Москве. Про такую мелочь, как занятие руководящих должностей по открытому конкурсу говорить, наверное, не надо,а назначенные директора могут прекрасно заседать и в рамках Минкульта - для чего он, собственно, и существует.
Читать все комментарии ›
Все новости ›