Оцените материал

Просмотров: 14639

Несколько хороших парней

Леонид Десятников · 05/12/2008
Его пение — результат искусно разработанного фальцета, а вы боялись!


Все вокруг усердно штудируют Докинза. Стараюсь не отставать, но вера в разумность миропорядка не покидает меня: как, скажем, объяснить тот факт, что природа по-прежнему отвечает чаяньям искусства, а базис прислушивается к пожеланиям надстройки? Интерес к музыке барокко растет в геометрической прогрессии, дело аутентизма живет и побеждает — и обладатели сверхвысоких мужских голосов стали рождаться на свет в избытке. Во избежание терминологической путаницы (мужское сопрано, тенор-альтино и т. д.) будем называть их всех контратенорами.

Начнем ab ovo: значительная часть сегодняшнего контратенорового репертуара в XVII—XVIII веках предназначалась для кастратов, но Господь в своей неизреченной милости уже дозволяет обходиться без орхидектомии, слава Ему же. В формате колонки нет возможности даже упомянуть многих превосходных певцов, но в сети имеется несколько специализированных сайтов на эту тему (например, The (Un)Official Countertenor Homepage), в том числе и на русском языке.

Шармантный Филипп Жаруски (Jaroussky) появлялся в Москве два с лишним года назад. Предваряя концерт в БЗК, газета «Коммерсантъ» констатировала «внешность журнального красавца и фантастическое обаяние», две вещи несовместные, ведь обаяние — компенсация за несоответствие стандартам. Внешность же Ж. настолько специфична, что на театральной сцене он порой выглядит как «трансик», сбежавший с прайд-парада (комментаторы жалуются, что грим и парики уродуют певца); его лучше слушать в концерте. На церемонии вручения премии Victoire de la Musique (2007) Ж. и ансамбль Matheus под управлением Жана Кристофа Спинози исполняют дивной красоты арию Антонио Вивальди «Vedró con mio diletto» из оперы «Giustino» (минорный «медляк» — золотые секвенции, потаенный драйв аккомпанемента). Собственно ария занимает лишь половину ролика (0.56—5.29), но не откажите себе в удовольствии понаблюдать, как наш хрупкий Филипок на финишной прямой обходит одного из «четвертых великих теноров мира» (6.30—6.43, прислушайтесь к 6.34—6.35!) в номинации «Певец года». Так добро (подлежащее) маргиналии побеждает зло мейнстрима.

Смотреть видео

Самые привлекательные композиторы — вымышленные композиторы. Такова Анна Хидден, бескомпромиссная героиня французского романа, рабочей обсессией которой (на короткое время, не навсегда!) становится «O Solitude» Генри Перселла на стихи Кэтрин Дженкинс. Британский сплин, утонченная сладостная меланхолия неотделимы от английской контратеноровой традиции, зачинателем которой в XX веке, вероятно, следует считать выдающегося автодидакта Альфреда Деллера (1912—1979) — певца, дирижера, педагога и добродетельного отца (его сын Марк также стал контратенором). По-видимому, запись O Solitude стала для Деллера одной из последних. Душераздирающая цитата из каталога: «место проведения записи — неизвестно; время записи — первый день весны 1979».



Каждый анахорет анахоретствует по-своему: перселловский оригинал (мелодия и continuo) написан в до миноре, Джеймс Боуман транспонирует в фа-диез минор, Деллер — еще на малую секунду ниже, в то время как то, что мы видим на экране, изложено в си-бемоль миноре, но и на экран смотреть не стоит: ноты там не совсем те, что мы слышим, просто перед нами одна из многочисленных расшифровок... Закройте глаза. Отключите абсолютный слух. O how I solitude adore! Горькое несовершенство этой записи способно учинить катарсис, которого не достичь с помощью молодости, красоты и высоких технологий.

Мне уже доводилось писать о прекраснейшем оперном спектакле 90-х — генделевской «Теодоре». Все солисты этого проекта были неотразимы, но украшением «команды мечты» стал «просто великий певец» («Нью-Йорк таймс») Дэвид Дэниелс. Такие определения, как «высочайший артистизм, магнетизм на сцене и голос необыкновенной теплоты и исключительной красоты», стерлись от частого употребления еще во времена Фаринелли, но, сдается мне, в случае с Дэниелсом все это чистая правда. Артист обильно представлен в ютьюбе — фрагментами из оперных постановок Генделя (есть и «Теодора»!), Монтеверди, Моцарта, ариями в концертном исполнении (например, упоительный Россини), спиричуэлс (фрагмент; слушать с шумопонижением), вильянсико (две песни в дуэте с отличным пианистом Мартином Катцем) — в общем, есть из чего выбрать. Я, честно говоря, в затруднении: что показать первым экраном?.. Ну пусть это будет трейлер к выходу альбома Bach Sacred Arias & Cantatas.



Кстати, разговаривает контратенор в нормальном маскулинном диапазоне (Д. начинал свою вокальную карьеру как тенор, но, неудовлетворенный достигнутыми результатами, переменил участь); его пение — результат искусно разработанного фальцета, а вы боялись! Хочется завершить этот суховатый экскурс в hortus musicus гендерной неопределенности печальным воспоминанием о незабвенном Эрике Курмангалиеве (1959—2007), чья недлинная жизнь, казалось, была тотальным отрицанием известного выражения The right man in the right place. Сотрудничество с Романом Виктюком принесло ему шумную славу, но только в гениальном и недооцененном (уже, видимо, навсегда) фильме Рустама Хамдамова «Вокальные параллели» запечатлен подлинный масштаб певца и артиста.



Эта тройная травестия грандиозно придумана и великолепно исполнена, да и «Рената чахоточный призрак макдональдса» (Александр Анашевич) здесь хороша, как никогда. Возможно, мы могли бы услышать Речитатив и Арию Вани целиком, но картину монтировал не Хамдамов, а совсем другой человек.

Постскриптум: антибонус
Готовясь к написанию этого текста, прочитал пустоватую «Историю кастратов» Патрика Барбье (Санкт-Петербург, 2006, Издательство Ивана Лимбаха; неотредактированный перевод Елены Рабинович). Автор, явный апологет «кастрации во имя искусства», пытается убедить нас в том, что операция-то пустяковая, зато «голоса величайших из них были совершенно не похожи ни на что из слышанного нами!»; что, мол, нынешние, нехолощеные, — не более чем суррогат. Если бы да кабы... Сравнить, к счастью, невозможно, и это как раз тот случай, когда я с чистым сердцем, абсолютно добровольно предпочту, так сказать, песню «Валенки».

Вот какие ганнибалы-лекторы все еще встречаются во французских университетах!


Последние материалы рубрики:
Принуждение к беглости пальцев, 7.11.2008
Красота по-американски, 8.10.2008
Alien встречается с классикой, 10.09.2008

Ссылки

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • maria· 2008-12-19 08:44:52
    http://www.youtube.com/watch?v=AyRzsQdeakE
    http://www.youtube.com/watch?v=7KwHErv7Ryk
  • karambolina· 2009-01-30 10:31:57
    послушала арию далилы в исп. Курмангалиева. И что? Все вязнет, стоит на месте, неживое какое-то. чувства нет!
  • karambolina· 2009-01-30 10:31:57
    послушала арию далилы в исп. Курмангалиева. И что? Все вязнет, стоит на месте, неживое какое-то. чувства нет!
Все новости ›