Оцените материал

Просмотров: 5323

Каллас под фанеру и другие дивы-трудоголички

Леонид Десятников · 14/08/2008
Как тесен мир, виртуальный в том числе
Ютьюб — счастливая Аркадия, жители которой всегда пребывают в блаженном состоянии духа. Комментарии слушателей в большинстве случаев сводятся к marvelous, fabulous и sensational, в то время как активные ютьюберы, не обремененные тревожными думами о соблюдении авторского права (ведь их пока крышует могущественный Google — см. историю компании на русском языке), заняты в основном тем, что в старину называли «художественной самодеятельностью». Домотканые клипы, непритязательные слайд-шоу. Но вот необычный пример препарирования «исходника», он же пример неизреченной доброты.

Мария Каллас, «Джоконда» Понкьелли, «ария самоубийства»



Преданный фанат (далее ПФ) совмещает телевариант концерта 1973 года (одно из последних выступлений La Divin'ы, когда голос ее звучал уже не столь... больно говорить об этом) с аудиоверсией, сделанной четырнадцатью годами раньше. Мне даже показалось, что видео местами препарировано в сторону небольшого замедления, чтобы артикуляция выглядела более правдоподобной. Этот монтаж, этот артистический жест меня очень тронул. ПФ не стремится никого обмануть, да это и невозможно: в кадре 1973 года рояль, а версия 1959-го — оркестровая. Можно также прослушать арию Suicidio-1973 в ее подлинном виде.


Будучи ПФ Каллас, должен заметить, что даже эта, оставляющая впечатление прекрасной благородной руины запись мне милей, чем (это окончание фразы. — Прим. автора.).

Снова заступ на территорию Фихтенгольца — Гендель! Простите, Михаил. Но мне хотелось бы привлечь внимание к творчеству безвременно ушедшей Лорейн Хант-Либерсон, умершей от рака в 2006 году в возрасте 52-х лет. Во фрагменте из оратории «Теодора» (история, а точнее было бы сказать, житие раннехристианской мученицы), инсценированной Питером Селларсом для Глайндборнского фестиваля, Хант-Либерсон поет арию Ирены As with rosy steps the Morn. Партию же главной героини ей довелось исполнять ранее в Германии, ибо певица, начинавшая как сопрано, позднее переквалифицировалась в меццо.



Среди стеклянных сосудов циклопических размеров, вызывающих в памяти гигантский рукомойник из другой спиритуалистской оперы (черняковский «Китеж» в Мариинке), разворачивается потрясающая сцена тишайшего коллективного радения (или офисного тренинга?), управляемого немолодой женщиной с прекрасным лицом. Ее руки творят некий пластический контрапункт к простой генделевской партитуре. В репризе этот контрапункт подхватывает безмолвный хор участников молитвенного собрания. Ясно различим пухловатый детский профиль Доун Апшоу, Теодоры. Работящая американская звезда обладает обширным репертуаром от барокко до Адамса, далее везде. В двух фрагментах из фильма, посвященного репетициям оперы Мессиана «Святой Франциск Ассизский» (легендарный спектакль Зальцбургского фестиваля 1992 года, возобновленный в 1998-м), показаны захватывающие производственные отношения певицы и режиссера Питера Селларса…



(продолжение)


Интерьеры убогого закулисья самой грандиозной оперы двадцатого века. «На ём простецкая рубашка, на ей линялый сарафан», если описывать происходящее в стиле подписей к фотосессии в каком-нибудь глянце. Т. е. решительно никакого гламура не наблюдается. Режиссер — истовый, слегка безумный психоаналитик; певица, время от времени издающая долгие звуки неописуемой красоты, подобна муранскому стеклодуву, выдувающему очередную вазу (наверное, для глайндборнской «Теодоры», смайлик). Они необходимы друг другу, они сосредоточенно вынашивают свою работу.

Постскриптум: частный сыск за пределами ютьюба

Однажды вечером, вампирски перелистывая чью-то чужую (за неимением своей) френдленту, я наткнулся на аудиоссылку, не содержащую никаких сведений об авторе и исполнителях. Скопировал почти механически, наутро послушал — катарсис. Но за ночь куст регулярно посещаемых френдлент оброс новыми кудрявыми постами. Блиц-переписка с Борисом Филановским («— Боря, Вам не попадалась?.. Кэтлин Ферриер? Или мужик? — Да, просто офигенно поет. Мужик, конечно».) ни к чему не привела. Я опять бросился в джунгли ЖЖ и, ура, обнаружил-таки юзера, разместившего искомое у себя. Беглого взгляда на первую страницу оказалось достаточно, чтобы понять: это дневник хорошо мне известной гражданина Перми, ныне проживающей в Утрехте петербургского музыковеда Ольги Пантелеевой. Как тесен мир, виртуальный в том числе.

www.boomp3.com/listen

Хорал Bist du bei mir («Коль ты со мной») из «Нотной тетради Анны Магдалены Бах» долгое время приписывали ее мужу; но, как оказалось, Бах позаимствовал эту арию из оперы почитаемого коллеги Штольцеля «Диомеды, или Триумф Невинности», тем самым сохранив ее для грядущих поколений — ведь рукопись Штольцеля считалась утерянной аж до 2000 года, пока ее счастливо не обнаружили в Киевской почему-то консерватории. Записавшей эту арию нидерландской красавице Аафье (так и в именительном падеже, не склоняется) Хейнис сейчас глубоко за восемьдесят, дай бог ей здоровья. В ютьюбе около полудюжины записей Хейнис (например, вот эта — неплохая, но, к сожалению, декорированная дурацким мультиком со звуковыми эффектами), но Bist du bei mir, я считаю, по всем параметрам их превосходит.

 

 

 

 

 

Все новости ›