Оцените материал

Просмотров: 3057

О визите руководителей Зальцбургского фестиваля в Большой театр

Петр Поспелов · 28/02/2008
Миллионы русских евро оседают на склонах Альп, пролетая мимо фестивальной кассы
Миллионы русских евро оседают на склонах Альп, пролетая мимо фестивальной кассы
В Москве побывало руководство главного на земле музыкального фестиваля — Зальцбургского. Побывало в полном составе: президент, интендант и коммерческий директор. В новом корпусе Большого театра, под пышными и гулкими сводами его так называемого Атриума, трое гостей развернули все свое красноречие, чтобы российские граждане включили посещение Зальцбургского фестиваля в план своего летнего отдыха.

Подобные презентации фестиваль ежегодно устраивает в Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, Гамбурге и Токио — тех городах мира, откуда каждый год в июне—августе в город Моцарта стекаются десятки тысяч обеспеченных поклонников оперы, классической музыки и театральных новаций. Нот вот и Москва доросла, здесь такая презентация прошла впервые. В следующем году она, также впервые, запланирована в Пекине.

Инициатором презентации стал банк Credit Suisse — генеральный спонсор Большого театра и один из пяти основных спонсоров Зальцбургского фестиваля. Прямая копродукция между Зальцбургом и «лучшим театром мира», как назвали наш театр гости, еще не склеилась, хотя практика сотрудничества у Зальцбурга в ходу и оперные силы, например Мариинского театра, не раз в полном составе вливались в зальцбургские проекты.

Но презентация была задумана не ради артистической интеграции Москвы и Зальцбурга, а прежде всего ради сращения их публик. Фестивалю нужен русский зритель. Он должен войти в круг богатых завсегдатаев фестиваля. Пусть русские тоже поставят буклет Salzburger Festspiele на видное место книжной полки. А со временем из зрителя может вырасти и жертвователь, и партнер.

Гости старались говорить популярным языком, подыскивать понятные аргументы. Президент фестиваля Хельга Рабль-Штаблер рассказывала, что на фестивале есть и опера, и концерты, и драматический театр, и все это представлено лучшими артистами. Она живописала окрестную природу и сам город, который один из основателей фестиваля режиссер Макс Рейнхардт сравнил с театральной сценой. Особая же прелесть, по ее мнению, состоит в том, что Зальцбургский фестиваль — место встреч людей политики и бизнеса. Порой в партере, заметила президент, увидишь больше банкиров, чем на франкфуртской бирже.

Госпожу Рабль-Штаблер слушали приглашенные по списку VIP-друзья Большого театра, которых официанты обносили австрийскими лакомствами. Интендант фестиваля Юрген Флимм рассказал им о том, что генеральная художественная тема фестиваля обещает коллизию противостояния любви и смерти, причем исход его пока неясен, и постарался привлечь будущую аудиторию именами Петера Этвеша и Бертрана де Бийи, Франца Вельзера-Места и Риккардо Мути. Назвал оркестры — Венский и Берлинский филармонические, Кливлендский, компанию которым составит молодежный оркестр имени Симона Боливара из Венесуэлы. Упомянул даже о фестивальном цикле, посвященном современному композитору-авангардисту Сальваторе Шьяррино. Пришлось назвать и имя Анны Нетребко, которая уже второй год подряд петь на фестивале не будет — теперь уже не из-за болезни, а в ожидании «приятного события».

Касалось ли все это наших планов на ближайшее лето? Не то чтобы билеты на Зальцбургский фестиваль, продажа которых открыта еще с декабря, сметаются в один момент. Все продано подчистую только на один спектакль — оперу Гуно «Ромео и Джульетта». В этом спектакле как раз и должна была петь Анна Нетребко. На все прочие названия билеты можно заказать. Но так бывает каждый год. К началу фестиваля все или почти все места расходятся. Иногда можно купить билет даже перед началом концерта, но в итоге все залы заполняются. Худший показатель явки в прошлом году составил 98,5%. Коммерческий директор фестиваля Герберт Швайгхоффер, оперируя цифрами по памяти, поведал, что фестиваль за полтора месяца устраивает 194 мероприятия на 13 площадках и продает 6,5 тыс. билетов в день. Называя другие цифры, он не скрыл своей печали.

Сегодня 10 процентов российских граждан могут позволить себе поездку в Австрию, и количество русских в Зальцбурге растет в геометрической прогрессии. Но львиная их доля приезжает не слушать оперу, а кататься на лыжах, и не летом, а зимой. Миллионы русских евро оседают на склонах Альп, пролетая мимо фестивальной кассы. А ведь русские любят тратить деньги на искусство — разве итоги аукционов живописи об этом не говорят?

Десять лет назад русские в Зальцбурге были в диковинку: нас было пять человек музыкальных критиков и столько же певцов, включая Анну Нетребко. Русский был виден за версту. Местный иммигрант из чехов подошел ко мне на площади Герберта фон Караяна, где я наслаждался запахом конского навоза, и злобно спросил: «Помните, товарищ, Прагу шестьдесят восьмого года?» Теперь русских полно, но всё как-то больше с лыжами, чем с фестивальными буклетами. Что ж, дело поправимое, и планомерные усилия фестивального руководства, возможно, приведут к тому, что русский турист будет иронизировать в компании сослуживцев не только над своей вывихнутой ногой, но и над тем, что видел великого дирижера на расстоянии вытянутой руки.

Так стоит ли съездить на Зальцбургский фестиваль? Да. Хоть разок точно стоит. Сила Зальцбурга, скажу теперь от себя, — в концентрации искусства. Там нет ничего особо эксклюзивного — тех же самых певцов, музыкантов и режиссеров можно отловить по всему миру, да и к нам они стали наведываться. И дело не в концептуальных темах вроде «Любви и смерти», без которых, считается, нельзя подавать программу. И даже не в очаровании города — летом там жара и столпотворение, неофициально принятый на фестивале дресс-код не способствует наслаждению музыкой, а пивные и кондитерские с ней успешно конкурируют. Сила Зальцбурга в том, что ты видишь портреты звезд и на каждом шагу их же встречаешь — на улице, в кафе и в местах менее парадных. Не обязательно даже сторожить у служебного выхода. И за ту неделю, что ты проходил в оперу и в концерты, ты можешь наесться высокими стандартами исполнения до такого пресыщения, что задашься вопросом: а что есть искусство? Только лишь качество — качество пения, игры, замысла? Или это все-таки миг чуда, откровения, художественного потрясения? Последнее случается, в том числе и в Зальцбурге. А бывает, и не случается, гарантий тут не существует. Ты можешь провести незабываемые часы. А можешь быть разочарован, и тебе никто ничего не вернет. В этом и состоит главная сложность вовлечения лыжной аудитории в сообщество посетителей Зальцбургского фестиваля.

Автор – редактор отдела культуры газеты «Ведомости»

Ссылки

 

 

 

 

 

Все новости ›