Оцените материал

Просмотров: 9072

«Онегин» Чернякова в Париже

Екатерина Бирюкова · 16/09/2008
Тот же спектакль, за которым страна следила по телевизору, ЕКАТЕРИНА БИРЮКОВА смотрела в кресле Пале Гарнье, одновременно наблюдая за парижской публикой
Вообще-то в Гарнье «Онегин», кажется, чувствовал себя лучше, чем дома. И не только потому, что последние его две «красные» сцены оказались вписанными в красно-золотой парижский зал как родные. Но главное, из-за восприятия спектакля — похоже, гораздо более адекватного, чем на родине.

«Онегин», на который были еще в начале лета распроданы билеты, прошел в Париже шесть раз с настоящим успехом. Это вовсе не формальная фраза, нет. Принимали и впрямь тепло, несколько недоумевая от безуспешных поисков обещанной крамолы. Плакать вроде не плакали (что я-то на черняковских спектаклях всегда готова делать). Но смотрели внимательно и сосредоточенно, и еще — как-то легче и живее, чем у нас. Это чувствовалось по мгновенным откликам на корябующую черняковскую иронию, которой в «Онегине» довольно много.

Овации устраивали ровно там, где надо, и ровно тем, кому надо: Андрею Дунаеву — Ленскому, Татьяне Моногаровой — Татьяне и приглашенному в качестве special guest Анатолию Кочерге — Гремину. И что гораздо тоньше — сцене ларинского бала, которая и вправду в этом спектакле является архитектоническим шедевром режиссуры. Финальные долгие, дружные и лишенные какой бы то ни было скандальности (такое, впрочем, здесь тоже в почете) аплодисменты прямо-таки растревожили те мои нервные окончания, которые ответственны за патриотические чувства.

©  C. Leiber / Opéra national de Paris

«Онегин» Чернякова в Париже

Газетные рецензии хвалебные. Из рецензионных курьезов: удивление по поводу того, что куплеты француза Трике поют не по-французски (в Париже принята только такая версия). Это удивляет больше, чем тот факт, что их, собственно, в спектакле Чернякова поет не Трике, а Ленский. Без вопросов хвалят постановку, иногда с вопросами — музыкальную составляющую. Но в любом случае понятно, что для маэстро Ведерникова, довольно тихо дебютировавшего в Парижской опере несколько лет назад в местном «Борисе Годунове», эти гладко прошедшие онегинские гастроли — очевидное повышение европейского статуса.

Отдельного комплимента он достоин за невероятно чуткий аккомпанемент в арии «Любви все возрасты покорны», который Кочерга пел совсем иначе, чем роскошные и очень довольные собой басы Большого театра: свободно, по-человечески, а не по-певчески; без всякой пионерской правильности. Вообще, надо сказать, что появление этого певца-актера и его нервного, умного и все понимающего персонажа несколько даже сместило акценты в спектакле, где, казалось бы, все давно и накрепко закручено железной режиссерской рукой. Оказалось, что главных героев на одного больше и еще неизвестно, кто вызывает большее сочувствие. А кроме того, стала очевидна уникальность и какая-то, что ли, внесовременность этого спектакля, очень режиссерского и в то же время способного раскрывать все новые и новые актерские индивидуальности, — такие же сейчас не ставят.

©  C. Leiber / Opéra national de Paris

«Онегин» Чернякова в Париже

Что же касается маэстро Чернякова, которого ждут здесь уже в этом сезоне в качестве постановщика местного «Макбета» (вместе с Теодором Курентзисом), то за его международную карьеру вообще можно не волноваться: одна Ева Вагнер (только что воцарившаяся в Байрейте) за кулисами после «Онегина» чего стоит.

Скоро спектакль выйдет на DVD на французском лейбле Bel Air. Собственно, трансляция на «Культуре» оказалась возможной именно потому, что как раз происходила запись. Это огромная, отдельная и почти неведомая отечественной индустрии работа. Это 14 камер. Это съемка трех спектаклей целиком: генеральной репетиции со вторым составом для тренировки и два раза первого состава (того, что показывали по телевизору) — для монтажа.

Очевидный успех «Онегина» кажется поначалу странным — все-таки спектакль переполнен тончайшими психологическими нюансами, плотно спаянными с каждым словом. А слова-то русские, да и чувства вроде тоже. Ну что они, эти французы, там могут понять — даже с субтитрами? Тем не менее понимают, и, похоже, даже больше, чем в Москве. По крайней мере ровнее. Точно нет этого яростного перепада взаимоисключающих мнений, который сопровождает «Онегина» дома, нет этой глухой агрессивной закрытости, от которой иногда ежишься, сидя в зале Большого театра.

От нее же, кстати, ежишься, зайдя на отечественные форумы (на том же канале «Культура»), где после трансляции новой волной поднялись вопли про «оскорбление русской культуры». Это как, знаете, при пересечении обратно русской границы, когда, не избавившись от европейских норм поведения, на паспортном контроле улыбаешься и говоришь «здрасьте», а в ответ — молчание и тусклый немигающий взгляд. Очень похожие ощущения.


Еще по теме:
Дмитрий Ренанский — Борис Филановский. «Онегин» Live

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:3

  • sun· 2008-09-17 00:08:28
    Да чего там... Спектакль абсолютно гениальный. Очень радостно за Чернякова.
  • Dolchev· 2008-09-25 22:55:39
    Еще одна, которая плачет на Чернякове. А она и должна так делать, п ч зовут её БИРЮКОВА.
    Только таких как она и встречают пустыми глазами на паспортном контроле по возвращении на Родину, а всем остальным, н о р м а л ь н ы м людям приветливо отвечают и улыбаются вовсю.

    Из наблюдений наблюдателя за оперой Бирюковой можно сделать следующие выводы: На представление наблюдателям выдавались бесплатные билеты и икра, привезенная спец самолетом из Москвы Бирюковой понравилась. Это милая традиция выводить с собой кучу критиков из России, чтобы рассказывать как все было триумфально т а м так остается основополагающим принципом пиаркомпании Большого театра.
    Пройти кастинг рецензентов на тему: "Кто похвалит Большой лучше всех" не так-то просто - жополизов в нашей прессе более чем достаточно. Бирюкова молодец - обскакала и Бабалову, и Фихтенгольца, и Хрипина, и Парина, и Ходнева. Сильна малышка.
    И все было бы хорошо у Бирюковой, если бы не было по ТВ трансляции.
    Как все проходило читайте http://dolchev.livejournal.com/11328.html и то, что для Бирюковой овация и триумф, для нормального человека совершенно средний проход спектакля.
    А это очень милое восхищение Бирюковой французами которые разобрались в перепитиях режиссуры Чернякова? Да там публике до этой режиссуры, как до давно потухшей лампочки Ильича! У них такой режиссуры до пса во всех окрестностях и по всем оперным деревням. А оперу "Евгений Онегин" Чайковского, несмотря на всю эту режиссерскую галиматью, они как любили, так и любят даже при таком маразматическом исполнении Большого театра.

    Наибольший восторг наблюдателя вызвал, насколько я понимаю, г-н Кочерга, который по причине внезапно наступившей вокальной старости петь эту партию уже не может. Это яркое свидетельство профессионального уровня нашей прессы, наблюдающей за оперой по билетам, предоставленным Большим театром.
    Бирюкова напоминают девочку-шестикласницу, которой впервые разрешили губки накрасить.
    ОЙ, батюшки мои, - 14 камер в зале, ОЙ, батюшки мои, ТРИ раза снимали, а кто как пел - опять 0. Даже мычать не получается по этому поводу.

    Весь вопрос в том - кто покупать то будет ДВД?

    Бирюковой с Ведерниковым подарят бесплатно, а мне это дерьмо не нужно.

    Только Маня Горцевкая с Варей Туровой, чтобы поплакать в ночИ. Так и то, Чернякова там не покажут, п ч ему "БУУУ" орали...

  • mnir52· 2008-11-19 00:21:38
    оскорбление русской культуры». Нет это не оскорбление русской культуры. Это позор русской культуры и позор большого театра. Это пересечение не русской границы, это пересечение серости и безталанности, черты где все дозволено,это пересечение черты, где царит безвкусица и непрофессионализм, где правят деньги и продажность, где профессиональные навыки критиков от культуры, выдают черное за белое...Где мир сошел с ума...
Все новости ›