Похоже, что он просто свинья, этот Тангейзер!

Оцените материал

Просмотров: 15502

«Тангейзер» в Байрейте

Анастасия Буцко · 08/08/2011
Почему все эти умные, талантливые и достойные люди вывалили на головы зрителей такую неперебродившую биомассу своих идей?

Имена:  Себастиан Баумгартен · Томас Хенгельброк · Юп ван Лисхаут

©  DPA / PHOTAS

Сцена из спектакля «Тангейзер»

Сцена из спектакля «Тангейзер»

О новом «Тангейзере» молодого (то есть сорокалетнего) берлинского режиссера Себастиана Баумгартена и дирижера Томаса Хенгельброка приходится писать в ситуации полного разгрома постановки в национальной (немецкой) и европейской прессе. Спектакль назвали «худшей байрейтской постановкой за последние двадцать лет», Себастиану Баумгартену и его сценографу Юпу ван Лисхауту поставили в вину режиссерскую несостоятельность и идеологическую беспомощность. Обругали также всех певцов и не очень похвалили дирижера.

Если можно, я все-таки произнесу несколько слов над этим дымящимся пепелищем. Как-никак этот спектакль, открывший Байрейтский фестиваль, самая ожидаемая оперная премьера текущего года в Германии. Концентрация европейской политической, светской и финансовой элиты такова, что Фестшпильхаус приходится охранять в этот день, как Белый дом. Да и постановщики совсем не последние люди в оперном мире.

Себастиан Баумгартен родом из брехтовского театра. Он вырос в Восточном Берлине, мать — оперная певица, дед Ханс Пишнер — легендарный интендант берлинской Staatsoper. Работу в театре Баумгартен начинал ассистентом режиссера Рут Бергхаус — одной из последних возлюбленных Брехта и жены композитора Пауля Дессау. Он, так сказать, с молоком впитал всю эту брехтовскую символику, которая в Россию пришла в виде не первой воды на киселе Театра на Таганке: типизация фигур, жест как выражение социальной позиции, бесконечные символы и тому подобные элементы пресловутого «эпического театра».

Первым (и не самым удачным) режиссерским решением было привлечение идеологически близкого художника Юпа ван Лисхаута (возможно, запомнившемуся кому-то по проекту «Город рабов» на Третьей Московской биеннале). Мастер разнообразных социальных антиутопий, ван Лисхаут выстроил на знаменитой байрейтской сцене многоярусную деревянную конструкцию, опутанную шлангами и кабелями, которые соединяли разнообразные котлы и прочие емкости. Такого рода агрегаты для получения биогаза порою можно приметить на хуторах или даже в полисадниках экологически прогрессивных бюргеров: в цистерну загружаются любые отходы, на выходе — биогаз, который можно пустить на производство электроэнергии и отопление дома. И никакой зависимости от «Газпрома».

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • prostipoma· 2011-08-08 17:18:28
    А не Микаэль Нодж? Немецкая транскрипция вроде такая. Потом, что за суржик "Земперовская опера Дрездена"? Промт переводил?
    К поставленному вопросу - ответ автору известен вероятно и называется "интендант". Вагнерши прекрасны в своей бездарности. Сначала пускается дымовая завеса "А вот мы вам Нетребку с Вендерсом позовем", а в результате недорогой - как всегда - каст уровня театра Касселя или Ганновера.Паскье делает ведь тоже самое и в прочих своих антрепризах, когда вместо заявленного Березовского оказывается кто-нибудь сильно подешевле и попроще.
    Тилеманн с Вайгле рекрутируют знакомых им майстерзингеров,бось как огня незнакомых - в Байройте уже кажется перепела половина Земперопер и пересидела полштаатскапеллы Дрезден,и картина повального безголосия с прекрасным немецким языком - дело обычное. Приличные певцы,вроде Печенки,Кауфманна или Ветсбрук не задерживаются. То, что вайглевский Нодж, совершенно обычный кантатный баритон всех перепел - это симптом. Дирижерские ангажменты поражают своей произвольностью, то надежные, как танк и с такой же фантазией капельмейстеры, вроде Ширмера или Шнайдера, то Нельсонс, первый раз, кажется, встретившийся с немецкой оперой.
    Очень прискорбно, что Байройт продолжает себя мнить эдаким Гансом Саксом, не в силах преодолеть комплекс провинциального шовинизма,. Чем Байройт отличается от Дрездена или Мюнхена? Да ничем, тот же оркестр, те же певцы, те же режиссеры те же плюсы и минусы современной немецкой оперы, с прекрасными хорами, коррепетиторами, оркестрами, писсуарами вместо дворцов и певцами, пашущих за три тысячи месячного оклада.
Все новости ›