«Богема» – опера, которая запросто может обойтись без инновационного режиссерского прочтения.

Оцените материал

Просмотров: 33565

«Богема» в Михайловском

Екатерина Бирюкова · 13/05/2011
ЕКАТЕРИНА БИРЮКОВА увидела первую безупречную постановку эпохи Владимира Кехмана

Имена:  Алеш Йенис · Арно Бернар · Владимир Кехман · Джакомо Пуччини · Карла Рикотти · Мариус Манеа · Наталья Миронова · Ольга Толкмит · Петер Феранец

©  Стас Левшин  ⁄  Предоставлено Михайловским театром

Сцена из оперы  - Стас Левшин

Сцена из оперы

Новая работа Михайловского театра — первая постановка эпохи Владимира Кехмана, где придраться практически не к чему. «Богему» сделал тот же Арно Бернар, что поставил здесь в прошлом сезоне «Иудейку», совсем недавно с шиком привезенную на «Золотую маску». Но если стыдливо забытый в России шедевр Галеви как раз отпугивал ходульностью постановочной концепции про фашистов и газовые камеры, то в случае с пуччиниевским хитом ничего такого не происходит.

В принципе «Богема» — опера, которая запросто может обойтись без инновационного режиссерского прочтения. Сюжет — слезливый и простой, как из сериала, что-то экстремально-перпендикулярное на него даже глупо накручивать. Только бы надо, чтобы шестеро ее героев не выглядели равнодушными старперами, озабоченными исключительно перекрикиванием оркестра, а любовь, безденежье, дуракаваляние и смерть, перемешанные у Пуччини, не слипались бы в одну серую массу.

©  Стас Левшин  ⁄  Предоставлено Михайловским театром

Сцена из оперы  - Стас Левшин

Сцена из оперы

С этими задачами Бернар — занимавшийся в спектакле и режиссурой, и очень лаконичной сценографией, и светом, который нынче важнее всякой сценографии, — удачно справляется. Правда, серости, точнее даже сизости, на сцене более чем достаточно. Но она вполне стильная. Все действие происходит на каком-то чердаке мира, куда попадают из люка в центре сцены. Ничего похожего на человеческое жилье нет. Многочисленные напольные часы, напоминающие гробовые памятники; кровати без тюфяков и тюфяки без кроватей; появляющийся в сцене расставания Мими с Рудольфом вагончик, готовый укатиться по своим рельсам в никуда. По одежде — что-то вроде 50-х годов прошлого века, прямые юбочки по колено, пиджачки, беретики (художница по костюмам Карла Рикотти). Неореализм, черно-белое кино, детально выстроенная, веселящаяся массовка, замирающая в стоп-кадре по мановению гипнотизера-режиссера.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:1

  • Rheingold· 2011-05-22 19:18:33
    статья написана так, что и комментарии не требуются - и так все ясно...лучше можно было написать только про шЭДЭвры Мити и ТЭодора...неужели про Богему прочитали аж 6358 пользователей???
Все новости ›