Этот орган, конечно, не является конкурентоспособным инструментом в области органостроения. Это скорее такой арт-объект. Но суть в том, как он сделан.

Оцените материал

Просмотров: 18874

Строительство самодельного органа

Екатерина Бирюкова · 10/02/2010
Музыкант Петр Айду, собирающий орган заново вместе с его создателем, считает, что самое ценное, что есть в этом занятии, — абсолютное выпадение из времени

Имена:  Иосиф Файн · Петр Айду

©  Евгений Гурко / OPENSPACE.RU

Строительство самодельного органа
В одно из камерных помещений Дворца на Яузе (он же ДК МЭЛЗ) уже несколько месяцев время от времени приезжают два человека очень разного возраста, чтобы заняться таким нераспространенным делом, как строительство органа. Один из них, архитектор Иосиф Львович Файн, несколько советских десятилетий из подручных средств самостоятельно сооружавший в своей московской квартире этот самый сложный и очень крупный музыкальный инструмент. Другой — пианист, большой друг вообще всех клавишных инструментов, автор многих нестандартных музыкально-инструментальных проектов, руководитель музыкальной лаборатории «Школы драматического искусства» Петр Айду. Он рассказал ЕКАТЕРИНЕ БИРЮКОВОЙ, как происходит процесс переселения органа, который для этого надо было разобрать, и теперь его собирают заново — на новое, более просторное и доступное общественности место жительства.


— Как долго вы еще будете его собирать?

— Это никому не известно. Но думаю, что к весне соберем.

— Орган же для совсем маленького помещения делался — для комнаты в советской квартире. А здесь все-таки пространство побольше. Как он будет звучать?

— Тут такое дело: надо понимать, ради чего это все нужно. Этот орган, конечно, не является конкурентоспособным инструментом в области органостроения. Это скорее такой арт-объект. Я, во всяком случае, его так воспринимаю. Конечно, его будет прекрасно слышно в этом новом помещении. Но суть не в этом. Суть в том, как он сделан. Я, честно говоря, никогда и не слышал, как он звучит.

— Правда?

— Конечно. Потому что он долго стоял без дела. Когда я пришел к Файну, он сказал, что не видит будущего для органа. Он уже пытался его в разные места пристроить. Я, когда все это увидел, сказал, что беру, без вопросов. Что найду место. Потому что у меня уже опыт по поводу пристраивания инструментов большой, в связи с моим «Приютом для музыкальных инструментов».

Я про этот орган узнал еще в 2000 году. Из программы «Времечко», как ни странно. Файн тогда был такой телезвездой. Был один дед, который метро построил для своей возлюбленной где-то в деревне — прорыл тоннель. И вот другой, который орган построил для своей жены. И я мечтал с ним познакомиться, думал его найти. И вот прошло столько лет, и орган сам ко мне приехал.

Я бы хотел включить этот орган в нашу историю, связанную с музыкой 20-х годов — ну, то, что мы в прошлом году делали под названием «Персимфанс». Потому что этот орган на самом деле является такой окончательной точкой советской самодеятельной культуры. Круче уже ничего сделать невозможно. Я не могу себе представить что-то более сложное в области самодельных музыкальных инструментов.

©  Евгений Гурко / OPENSPACE.RU

Строительство самодельного органа
Интересно, что Файн родился в 1923 году. Он практически ровесник «Персимфанса». И в школе, в 30-е годы, играл на расческе в шумовом оркестре.

И можно себе представить, что этот орган появился, скажем, в 1928 году. Это в принципе вещь, сделанная человеком той культуры. Поскольку в проекте «Персимфанс» мы занимались, кроме прочего, темой шумовых оркестров и самодельных музыкальных инструментов, то это туда очень хорошо вписывается.

— А что за «Приют для музыкальных инструментов»?

— Ну, это такой полувиртуальный проект, некое собрание инструментов и людей, этот проект поддерживающих, которые разбросаны по разным углам Москвы и ближнего Подмосковья. Суть в том, что сейчас выпадает из реальности целый пласт инструментов, в основном роялей XIX — начала XX века. Сейчас, мне кажется, завершающая фаза этого исчезания. На моих глазах это все происходило — когда стали пропадать прямострунные рояли.

— Это какие?

— Ну, это рояль, у которого струны не перекрещиваются, а идут прямо. Как у клавесина. Реально это просто означает устаревшую форму. И что это устаревшая, ненужная вещь.

Мне лично все равно, на каком рояле играть. Я играл «Мефисто-вальс» на репетиционном рояле, и проблемы если и были, то мои собственные, а не рояльные. Но среди музыкантов и настройщиков эта идея, что от прямострунных роялей надо избавляться, была достаточно давно. Даже если он инкрустирован драгоценными металлами. Люди, правда, у нас жили небогато и не особенно разнообразно. И рояли довольно дорого стоили и традиционно считались ценностью. Так что где-то только в районе 90-х от них стали избавляться. А сейчас, вот уже лет пять, и пианино стали выбрасывать. До этого пианино не выбрасывали…

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:2

  • tridi· 2010-02-14 11:59:48
    Какая замечательная история о современных левшах!!!
    Но почему нет откликов?
  • egonbay· 2010-03-29 19:04:32
    Образчик глубокомысленного ковыряния в носу. "А? Да! Ммм? Да неужели? А где? Там? Ух ты!", ах ты, все мы космонавты.
Все новости ›