Моя цель – чтобы звучало и как сегодня, и как тогда.

Оцените материал

Просмотров: 16235

Патриция Копачинская: «Традиции ужасно зажимают руки, невозможно играть»

Илья Овчинников · 04/02/2010
Европейская скрипачка из Молдавии о новом подходе к Бетховену, любопытстве и о том, как избежать пути вундеркинда

Имена:  Патриция Копачинская · Филипп Херревег

©  Marco Borggreve

Патриция Копачинская

Патриция Копачинская

Скрипачка Патриция Копачинская относится к тем исполнителям, которые «сделали себя сами». Владея всем основным скрипичным репертуаром, она никогда не эксплуатировала его, обращая внимание в первую очередь на современную музыку; сегодня в ее послужном списке уже более пятидесяти премьер. Недавно она записала вместе со знаменитым аутентистом дирижером Филиппом Херревеге Скрипичный концерт Бетховена; запись основана на кропотливом изучении первоисточника и звучит необычайно свежо. Среди постоянных партнеров скрипачки — знаменитый пианист и композитор Фазиль Сай. Неделю назад Копачинская приняла участие в престижном зальцбургском фестивале «Неделя Моцарта», а 5 февраля в Концертном зале Чайковского она будет играть в программе «Музыкальный глобус», посвященной 80-летию Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского.

— Ваша предыдущая встреча с БСО состоялась в 2007 году?

— Да, мы тогда играли скрипичный концерт Стравинского в Москве, а до того я играла его с маэстро Федосеевым в Вене, с Венским симфоническим оркестром. И получилось очень здорово — не так, как я обычно играю. Мне было очень интересно его мнение. Федосеев ведь в русской народной музыке хорошо разбирается, а этот концерт на ней основан.

Разве? Ведь он написан уже после «русского» периода.

— Все равно, ведь в автобиографии Стравинский описывает одно из первых своих впечатлений — немой крестьянин, который умел громко щелкать языком и очень выразительно пел с «причмокиванием». Это странная картина, очень абсурдная и тем не менее запомнившаяся навсегда.

Федосеев помог мне это понять, заставил играть ритмично, больше слушать оркестр; мне очень понравилось с ним играть, а с его оркестром потом в России понравилось еще больше. Это было по-другому, чем в Вене, более душевно наши люди играют. Думаю, тогда у нас хорошо получилось, поэтому теперь меня пригласили вновь — играть «Цыганку» Равеля.

Когда вы уехали из Молдавии?

— В 1989 году. Сначала мой папа эмигрировал, уехал в Вену года на два-три раньше, потом постепенно мы за ним. Папе в его возрасте было нелегко, нам, детям, гораздо легче, я совсем не понимала всю трудность ситуации, мне было интересно... Конечно, для ребенка 12—13 лет это очень важный этап в жизни.

Папа был заслуженным артистом Молдавской Советской Социалистической Республики, он цимбалист, до сих пор один из лучших, играл много современной музыки, для него молдавские композиторы писали — Борис Дубоссарский, многие другие... Он очень этим интересовался, не хотел, чтобы его инструмент остался народным.

Судя по гастрольному плану на вашем сайте, вы с отцом играете сравнительно часто.

— Не очень часто, но достаточно. С родителями не так уж легко играть. Тем более они живут в Вене, а я в Берне. Но я там очень редко бываю, к сожалению, больше в самолетах и гостиницах. У меня еще маленькая дочка, ей четыре с половиной, трудно все это. Каждый месяц около десяти концертов или больше — это, наверное, неправильно. Надо было мужчиной родиться, а мама не должна быть такой.

После отъезда вам случалось бывать в Молдавии?

— Я приезжала несколько раз — выступать и дедушку навестить — и была немножко разочарована. Культурная жизнь в полном упадке — это так обидно и страшно, потому что там много хороших музыкантов настоящих, не все же уехали. Мне кажется, государство этим вообще не интересуется, оркестр долгое время не получал зарплаты, люди бедствовали, кто по ресторанам играл, кто... Когда в Европе об этом рассказываешь, там открывают рты и не могут себе этого представить.

У нас довольно-таки закрытая республика, меня там не очень знают. Это раньше родителей все знали, мама у меня скрипачка, они с папой играли в молдавском ансамбле народной музыки «Жок», по всему Союзу выступали, жили нормальной жизнью профессиональных музыкантов.

В этом сезоне вы особенно часто играете цикл Дьердя Куртага «Фрагменты из Кафки» для скрипки и сопрано. Певицы говорят, что это работа невероятной сложности...

— Для скрипки тоже — я ни до, ни после не встречала ничего труднее! Широта репертуара тут мало что значит. Да, я играю много музыки современной, сложной, но сыграть «Фрагменты» по-настоящему здорово и свободно мне еще ни разу не удалось. Трудности и технические, и эмоциональные, и еще надо вместе с певицей срастись, чтобы создать образ... это переходит всякие человеческие возможности. Но — очень здорово! Это произведение, думаю, я буду играть всю свою жизнь — буду стремиться все больше его понять, раскапывать, новое для себя узнавать.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

КомментарииВсего:7

  • bf· 2010-02-05 16:47:45
    Патриция вообще гений. И в этой записи с Херевеге – в частности.
  • ilya613· 2010-02-06 01:14:00
    Приятно слышать, спасибо. Это только треть беседы - она вся, как мне показалось, такая же насыщенная. Я был искренне поражен, насколько человек одержим своим занятием. А вы ее еще где и с чем слышали?
  • gaveston· 2010-02-06 11:45:57
    Абсолютно согласен с bf. Среди всех последних записей концерта - Батиашвили, Капюсон, Штайнбахер и Янсен - Копачинская самая интересная...
Читать все комментарии ›
Все новости ›