Видео

ТЕАТР / РЕЦЕНЗИЯ

Неизвестный Кама Гинкас

Марина Давыдова · 06/05/2011

Имена:  Кама Гинкас

К 70-летию выдающегося режиссера OPENSPACE.RU подготовил ретроспективу малоизвестных в России спектаклей мастера, сделанных в Финляндии

Юбилейная здравица, равно как и юбилейное интервью стали самыми популярными и одновременно самыми надоевшими жанрами современных российских медиа, но поскольку не отметить 70-летие такого режиссера, как Гинкас, все же невозможно, мы решили пойти иным путем —

познакомить читателей с его работами, которые почти неизвестны не только российским зрителям, но и большинству наших критиков. Речь идет о финских постановках Гинкаса. Срок жизни спектаклей в этой маленькой скандинавской стране совсем небольшой. К тому же в конце 80-х, когда случилась встреча режиссера с финской Мельпоменой, в Москве не было такого количества фестивалей, каким она может похвастаться теперь. Так что этих работ российский зритель так и не увидел.

Между тем знаменитый театральный стиль Гинкаса, давно уже ставший объектом подражаний, выкристаллизовался, как кажется, именно в финских постановках. Во всяком случае, в московских спектаклях 80-х («Гедде Габлер», «Пяти углах» и даже знаменитом «Вагончике») надрывный гротеск, ерничество на грани фола, остранняющие театральные эффекты еще не были так приметны. Зато уже в первой работе режиссера с финскими артистами, «Театр сторожа Никиты», они буквально бросаются в глаза (инсценировку чеховской «Палаты №6» Гинкас написал еще в 70-е, но поставить спектакль, действие которого происходит в сумасшедшем доме, в годы торжества репрессивной психиатрии не было решительно никакой надежды). А в последнем спектакле, сделанном в Финляндии — шекспировском «Макбете», — Гинкас вдруг обнаруживает в себе мастера монументальной театральной формы, совершает неожиданный шаг в сторону со своего магистрального пути и ставит спектакль, исполненный эпического размаха и какой-то нутряной архаической энергетики: в России ни до, ни после он ничего похожего не делал.

Работа в Финляндии оказалась очень значима для режиссера и в сугубо социальном смысле: в 80-е он был для Москвы эдаким талантливым маргиналом, фактически безработным — у него не было постоянного театрального пристанища, приглашения от театров на постановки поступали редко. И предложение работать за границей, конечно же, было фактом международного признания режиссера, не встроенного в российский театральный истеблишмент. К тому же это был интересный опыт встречи нашего театрального деятеля с западными, очень отличными от наших принципами трудовой этики.

Читать текст полностью

 

 

 

 

 

Оцените материал

Просмотров: 15830

Смотрите также

Читайте также

рецензия

Все новости ›